ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да так. Сам с собой. — Карл старался, чтобы его голос звучал по возможности спокойно. — Молли, мне пора. Я потом все объясню, но есть одна проблема. Я бегу в банк! — Он говорил быстро, глотая слова, и вид при этом имел настолько дикий, что Молли стало страшно.

Она поняла, что в ее отсутствие здесь, внизу, что-то случилось. Что-то такое, что вывело Карла из себя. Нечто страшное. И неприятное.

— Карл, ты меня пугаешь. — Только и смогла сказать она.

— Я не хотел. Прости.

Глаза его стали жесткими и холодными. Она еще никогда не видела у Карла таких глаз.

— Нет времени говорить. — Быстро выпалил он. — Я вернусь к одиннадцати. — Подожди, Карл, но…

— У меня нет времени! — Заорал Карл. Какие могут быть «но», когда речь идет о деньгах! О его жизни! Как эта дура посмела рот открыть? Но он тут же взял себя в руки. — Прости, это очень важно. Я вернусь в одиннадцать часов. В ОДИННАДЦАТЬ ЧАСОВ! — Повторил он, словно не ей, а кому-то, стоящему рядом. — Прости, я побежал. Это ОЧЕНЬ важно!

Он опрометью бросился прочь из комнаты. И Молли только и успела, что прошептать: — О, Господи… Сэм сидел рядом с Карлом в «мустанге», с ревом рассекающем ночную темноту. В том, что Карл выполнит угрозу, сомневаться не приходилось. Сэм уже понял, куда они едут. В сторону «Плейс-проспект». Скорее всего Карл сначала зайдет за Вилли, и это даст Сэму выигрыш во времени, чтобы увести Оттоми и ее подруг. Хотя, этого времени будет очень мало. Очень. Но он постарается успеть. Ему НУЖНО успеть.

«Привет! Я — Арсения Холл! — Улыбнулся с экрана худой хлыщеватый негр. — Не пытайтесь перестроить ваши телевизоры, я черный с рождения!» В студии раздались раскаты громового хохота.

Шейла бросила в рот горсть «попкорна» и с ожесточением заработала челюстями.

— Сколько можно это смотреть? — Промычала она забитым кукурузой ртом.

— Обожаю эту программу! — Откликнулась Оттоми. Эта перепалка вовсе не значила, что шоу нравится только Оттоми. Просто подобные разговоры были такой же неотъемлемой частью их отдыха, как и сам предмет обсуждения. Споры доставляли им не меньше удовольствия, чем просмотр шоу.

— А по другой программе сейчас кино! — Вступила в разговор Ула. Предложи Оттоми минутой раньше переключить канал и смотреть кино, Ула тут же кинулась бы защищать комикс, утверждая, что лучше этого шоу и быть ничего не может.

— Вот там мужики, так мужики. Белые. А это что? — Кивнула она на экран. — Это что?

— Да ты же любишь комиксы! — Возмутилась Оттоми. — Ты балдеешь от этих комиксов. Мужики! С твоей физиономией только белых мужиков и цеплять!

«Оттоми!» — Возник за спиной запыхавшийся голос.

— Сэм? — Спросила Оттоми и сморщилась. — О, господи…

Нет, только не это…

«Оттоми! Мы в беде! Эти люди хотят получить назад свой чек, они ищут тебя! Мы должны уходить немедленно!»

— Что значит они хотят чек? — Возмущенно заорала Оттоми.

— Ты же сказал, что никто ничего не узнает!

— Оттоми! Что происходит? — Удивилась Шейла. Рев двигателя «мустанга» смолк под самыми окнами. Сэм посмотрел через стекло на улицу и увидел две фигуры, рвущиеся в дверь подъезда. У одного из них в руке была зажата небольшая, отливающая сизым смерть 25-го калибра.

«Они уже близко, Оттоми! Бегите! Бегите!!» Что-то было в его голосе, от чего Оттоми сорвалась с места и пулей вылетела в коридор, вопя на весь дом.

— Помогите! На помощь!! Помогите нам!!! В замках проворачивались ключи. Коридор равнодушно наблюдал, как мечутся три негритянки, тщетно взывая о помощи.

Дверь подъезда оказалась заперта, и Карл ударил в нее плечом. Раз, другой. Дверь заскрипела, но не поддалась. И тогда Вилли вскинул руку и одним выстрелом раскурочил замок. Они ворвались внутрь и загрохотали вверх по ступеням лестницы.

Эхо выстрела заметалось между стен, отражаясь в окнах отчетливым звоном. Никто не снял трубку, никто не вызвал полицию. В Бруклине привыкли к выстрелам по ночам.

— Откройте! За нами гонятся убийцы! Помогите! Скрипнула дверь, и в образовавшуюся щель выглянула испуганная седая женщина-негритянка.

— Вы что, с ума сошли? — Тихо выдавила она. Оттоми ворвалась в комнату, сметая с дороги все, словно танк. Сказать, что она боялась, значило бы ничего не сказать.

Ула и Шейла влетели следом за ней и захлопнули дверь как раз в тот момент, когда на площадку ворвались Карл и Вилли. Два выстрела острыми хлопками разнеслись по коридору. Вилли не любил выбивать двери. Он любил ОТКРЫВАТЬ их.

— Они гонятся за нами. — Прошептала Оттоми пожилой негритянке. У той от страха отвисла челюсть и лицо стало пепельного цвета.

Вилли ворвался в квартиру Оттоми, держа «берету» перед собой на вытянутых, чуть согнутых в локтях руках. Он был похож на загнанного в угол зверя, опасного, чующего смерть и готового, защищаясь, растерзать любого в клочья. Глаза его, подернутые кровавой пеленой, следили, ловя малейшее движение. Вилли готов был стрелять по всему, что двигалось. На звук. На шорох. Он знал — если они не поймают эту чертову гадалку, их убьют. Как скот. Как бездомных бродячих собак. Без жалости. И поэтому все, о чем он только сейчас мог думать, заключалось в трех словах: гадалка, смерть, деньги. Вот оси, вокруг которых вращался мир. По крайней мере, для них с Карпом… Вилли безумно жалел, что не застрелил ее еще тогда, в этой дурацкой лавочке. Теперь эта шлюха подставила их, как дешевок. Просто и чисто. Нет. Не совсем чисто, раз они сумели узнать об этом. А раз они узнали — она умрет. Он прикончит ее. Но сначала она выложит куда спрятала «бабки». И пусть только попробует отпираться.

Карл вломился следом. Тишина. Никого. Стоп! В квартире горел свет! Он огляделся, присматриваясь к мелочам. Ага! Кофе. Еще горячий, дымящийся кофе.

— Эта сука только что была здесь! — Яростно прохрипел он. — Я посмотрю наверху, а ты обшарь все здесь.

Он взбежал по лестнице на второй этаж. Никого. Ванная. Пусто. Туалет. Тоже. Ага. Посмотрим. Эта черномазая сука вполне могла спрятать деньги здесь. Наверняка, она выписала чек на предъявителя, чтобы не привлекать внимания.

Он наклонился над ванной и посмотрел в узкую щель между краем раковины и стеной. Пусто. Ладно, продолжим.

37
{"b":"26218","o":1}