ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Осень Европы
Немой
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Чапаев и пустота
Синий лабиринт
Последнее прости
Перекресток
Суперлуние

Ронни успела выкинуть гранату, но она взорвалась слишком близко. Автобус пошел юзом, выворачивая колесами глыбы песка, оставляя за собой две глубокие канавы. В какой-то момент девушка испугалась, что он перевернется. Колымага просела на правый бок, накренилась… Но устояла.

Люк отшвырнул труп водителя в сторону, подхватил пистолет, засовывая его себе за пояс, и прыгнул за руль. Теперь у беглецов появилась возможность маневра. Всякий раз, когда сержант взмахивал рукой, швыряя гранату, Люк резко выворачивал руль, и автобус уходил в сторону. Взрывы теперь звучали чаще.

Эта гонка напоминала какие-то дикие салочки с двумя участниками, в которой победа означала жизнь. Все зависело от того, кто окажется проворней.

И преследователи, и преследуемые выполняли какие-то одним им понятные маневры, стараясь переиграть противника. Автобус выписывал замысловатые зигзаги, пытаясь оторваться от трайлера, но тот накрепко прилип к нему, словно их связывала невидимая цепь.

Люк лихорадочно просчитывал их шансы на победу в этой смертельной "игре", и по всему выходило, что они равны нулю. Грузовик, конечно, проигрывал автобусу в маневренности, зато был гораздо более быстроходным и устойчивым. На прямое столкновение рассчитывать не приходилось – трайлер бы рассек автобус пополам, как нож масло. А другого выхода Люк найти не мог.

Постепенно он заметил, что слева возникла расщелина. Огромный провал каньона тянулся параллельно движению автобуса. Люк посмотрел вправо. Там, в миле от них, за широким пылевым облаком темнела такая же пропасть. Правда, обе они еще были слишком далеки, чтобы представлять какую-то опасность, но… А что, если эти два каньона являются рукавами одной гряды? Тогда впереди их ждет смерть в виде гигантского обрыва… И вдруг в голове Люка возник план спасения. Он был шатким, целиком построенным на различных "если", но все-таки это был план. Плохой или хороший, но был!..

Солдат резко втопил педаль газа. Трайлер тоже увеличил скорость, стараясь удержаться на хвосте у беглецов.

– Ты сейчас выпрыгнешь! – закричал Люк девушке.

– Я? – Ронни посмотрела в окно, затем на стрелку спидометра – 100 миль в час! – и растерянно проговорила. – Постой… Постой… Подожди… Нет, знаешь. Пожалуй, я не стану этого делать. А мы не можем уехать на этом автобусе? Нет? Но все равно. Я прыгать не буду.

Расщелины начали быстро сужаться, и Люк понял: они почти у цели. Огромная, фантастически невероятно громадная пропасть появилась впереди. Только что, секунду назад, ее скрывала трава и вдруг… Люк на глаз прикинул расстояние. Не больше полутора миль – полминуты езды. Все. Времени на споры нет.

– Прыгай! – крикнул он. – Прыгай!!!

– Нет! – ответила Ронни. – Я без тебя никуда не пойду.

– Хорошо. Прыгаем вместе.

Люк рванул на себя рычаг, и узкие створки двери сложились, открывая мелькающую траву.

– О'кей. Вместе, – торопливо сказала девушка. – Ладно. Давай!

– Приготовиться!

Ронни выбралась на подножку и замерла, глядя на подпрыгивающую, ходящую ходуном землю.

– О, боже!

– Когда будешь прыгать, группируйся! Прикрой руками голову!

Она собралась было спросить, что значит "когда будешь прыгать"? А он? Но в следующее мгновение Люк подтолкнул ее. Ронни оттолкнулась от подножки, сильный удар сбил с ног, швырнул на траву. Девушка покатилась по земле, стараясь понадежнее защитить голову руками, подтянув колени к груди.

Мимо нее с диким ревом промчался трайлер, и девушка услышала выкрик сержанта Эндрю Скотта.

– Йоооооохооооооууу! – он преследовал ВРАГА. ПРЕДАТЕЛЯ.

Скотт тоже видел разверзнувшуюся впереди пропасть. "Лягушатник" будет вынужден остановиться и вылезти из этой дерьмовой полицейской развалюхи, иначе полетит с семидесятифутового обрыва. Прекрасно.

Пыльный, обтерзанный автобус маячил впереди. Из строгого синего он стал серым, ободранным. Одно колесо просело, видимо, рессора не выдержала нагрузок.

Скотт улыбнулся. Ствол пулемета пошел вниз. Если сейчас прострелить шины, колымага перевернется. Нет, лучше подождать, пока "лягушатник" со своей сукой остановится и выберется наружу.

… Пропасть надвигалась с умопомрачительной быстротой. Как ни готовил себя Люк к этому моменту, но все равно ладони его покрылись потом, а в голове возникла новая мысль: слишком большая скорость, он не успеет затормозить для маневра… Люк резко сбросил скорость и вывернул руль влево до упора. Автобус накренился, но удержался на всех четырех колесах. Мгновение его еще тащило к пропасти. Обрыв был настолько близок, что Люк, высунувшись из окна, мог бы увидеть высохшее дно каньона. Он вжал педаль газа в пол. Автобус завыл и резко рванулся вперед, проскочив перед самым капотом трайлера.

Если бы за рулем грузовика сидел ЧЕЛОВЕК, то и сержант, и водитель погибли бы, рухнув в пропасть. Стоило Диллу растеряться хоть на мгновение, и все было бы кончено. Но Джи-эр'74 не мог растеряться. Он вообще не мог испытывать эмоций. Это и спасло преследователей. Трайлер начал разворачиваться. Задние колеса сорвались в пропасть, но мощный передний привод выволок грузовик. Мотор ревел, когда повисшая над провалом лаборатория вползала на твердую почву.

Трайлер снова рванулся в погоню. Скотт выругался. Он никак не ожидал, что беглецам удастся так просто выскользнуть из этой западни. Но что делать, сам виноват. Опять недооценил "лягушатника".

Сержант тщательно прицелился и надавил на гашетку. Пулемет загрохотал в руках Скотта, выплевывая длинные языки пламени и потоки свинца.

Пули разнесли задние колеса автобуса. Инерция тянула его вперед. Он вдруг резко просел и пошел юзом, крутясь вокруг собственной оси, словно раненое животное.

Внезапно автобус накренился и повалился на бок.

– Столкни его в пропасть! – крикнул сержант "семьдесят четвертому". – Давай!

ГРООООУМ! – капот трайлера врезался в пыльное, кое-где тронутое ржавчиной днище автобуса, сминая его, сталкивая к краю обрыва.

Скотт не сразу понял, что произошло. Он даже не слышал заглушаемых ревом двигателя пистолетных выстрелов. Просто Дилл Уотсон вдруг дернулся. На его лице появилась аккуратная дыра, из которой брызнула кровь. И еще одна. И еще. И еще… Сержант удивленно смотрел, как унисол ткнулся головой в руль. Стекло кабины покрылось сетью мелких трещинок, а за ними, на качающемся борту автобуса, припав на одно колено, стоял предатель Люк Девро, выпускающий пулю за пулей в голову Дилла из "дабл игл", сорок пятого калибра.

А пропасть была все ближе… Автобус начал сползать с края обрыва. Сержант Эндрю Скотт протянул руку и, схватив Джи-эр'74 за волосы, одним движением повернул к себе окровавленное безжизненное лицо. Глаза его стали узкими, а из глотки вырвался хриплый, полный ярости вопль:

– А ну проснись! Проснись, рядовой, мать твою!!!

Он уже не видел, как, пробежав по борту автобуса, спрыгнул на землю Люк. Как, перевернувшись, провалился в пропасть полицейский автобус, как нырнул с обрыва капот трайлера. Скотт видел только лицо Диллана и орал ему, стараясь докричаться до мертвого приятеля:

– Проснись, рядовой! Я сказал, проснись, мать твою!!!

Трайлер перевалился через край. На какую-то долю секунды тяжелый кузов-лаборатория застыл в воздухе, словно пытаясь вновь обрести опору, а затем со страшным грохотом обрушился вниз.

Люк не стал подходить к обрыву. Он обернулся, отыскивая взглядом Ронни… ГРРРРРРРОООООУММММММ!!! – страшной силы взрыв выбросил в небо длинные языки пламени. Там, на дне ущелья, рвались боеприпасы и полыхал гигантский костер, пожирающий и трайлер, и автобус, и тело Джиэр'74. Там не было только сержанта Эндрю Скотта.

Она шла к нему медленно, пошатываясь, и Люк пошел ей навстречу. Это был длинный путь. Пятьдесят шагов, к которым они шли три дня. И когда они встретились на середине этого пути, Люк обнял девушку и прижал к груди, а она целовала его щеки, шею, волосы. И им стали не нужны слова. А когда сзади раздался шум подъезжающей машины, они даже не оглянулись.

64
{"b":"26219","o":1}