ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Истинная вера, правильный секс. Сексуальность в иудаизме, христианстве и исламе
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Копия
Квантовый воин: сознание будущего
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Запад в огне
Девушка по имени Москва
Сварга. Частицы бога
Чего желает повеса

Он повернулся к каминной полке, на которой стояли фотографии, и взял одну из них в руки. За те несколько часов, что был дома, Люк рассматривал ее уже не меньше десяти раз, и все равно она притягивала его взгляд, словно магнит.

С черно-белой, пожелтевшей от времени карточки на Люка смотрели пятеро солдат. Трое сидели на жухлой траве, положив автоматы рядом, а двое стояли. Он и сержант Эндрю Скотт. Они весело улыбались в объектив, а Скотт даже подмигнул фотографу.

– ЭЙ, ДЕВРО, ИДИ СЮДА. ЩЕЛКНЕМСЯ ВМЕСТЕ. ПОШЛЮ РОДИТЕЛЯМ, ПУСТЬ ПОСМОТРЯТ, КАКОГО Я СЕБЕ ДРУГА В АРМИИ НАШЕЛ. А, ПРИЯТЕЛЬ? – Старая, старая фотография. Это было, как наваждение. Магическая сила была заключена в кусочке картона, одетого в латунную рамочку.

Видимо, Ронни все-таки одолела своего собеседника, потому что она достаточно бодро сообщила:

– Мне надо ехать. Представители телекомпании готовы встретиться со мной в полицейском участке. Они, конечно, мне не верят, но я думаю, что сумею их убедить, – она посмотрела на стоящего со снимком в руках Люка. У него было странное лицо. Словно он находился где-то далеко и не слышал ее. – Эй! – Ронни щелкнула пальцами, – с тобой все в порядке?

– Я сколького не помню… – вдруг как-то отрешенно сказал он.

– Люк… Прошло двадцать пять лет.

– Так много… – вздохнул Люк. – Двадцать пять лет. Я никогда не смогу вернуть эти годы.

Ронни растерялась. Она не знала, ЧТО можно сказать человеку, у которого украли треть жизни, но что-то сказать было все-таки нужно. И девушка прибегла к старому испытанному средству.

– Знаешь, а ты взгляни на эту проблему по-другому. Скажем так: ты здорово сохранился для своих пятидесяти, старина, а?

Она улыбнулась. Люк поставил фотографию на место и согласно, кивнул:

– Да, наверное.

– Хотите попить чаю, мисс Робертс?

Мама Люка появилась из кухни, вытирая руки цветастым махровым полотенцем. И она, и Джон хлопотали вокруг нее с того момента, как оправились от первого шока. Ведь Ронни была человеком, спасшим их сына и вернувшим его домой. Но, кроме этого, мама увидела в ней нечто большее, чем просто спасителя. Кто знает, что будет дальше.

– Нет, благодарю вас, миссис Девро. Мне уже пора ехать, – улыбнулась ей девушка.

– Как, уже? Так быстро? Ведь уже почти ночь!

Женщина выглядела настолько расстроенной, что Ронни почему-то смутилась.

– Нет, нет. Мне пора ехать. Меня ждут.

– Как жаль. Но раз уж это необходимо, будьте очень осторожны. Там такой ливень.

– Хорошо, – Ронни благодарно кивнула. – До свидания, мадам.

– Спасибо вам. До свидания, мадемуазель. – Миссис Девро быстро взглянула на сына и снова исчезла в кухне.

Девушка взяла с дивана куртку, сумку, взглянула на Люка и еще раз спросила:

– С тобой точно все в порядке?

Он кивнул.

– Со временем все придет в норму.

Ронни шагнула к двери и остановилась.

– Знаешь, а ведь я уже два дня совсем не курю. Может быть, бросила, как ты считаешь? – Люк улыбнулся. – Ну, пока!

Она махнула ему рукой и выскочила под дождь.

Быстро добежав до машины, Ронни забралась в салон и пошарила рукой, ища ключ. Но его в замке не оказалось.

– Черт, а где же ключ? Вроде я его оставляла тут. Может быть, выпал? Она открыла дверцу, чтобы свет от окна упал на пол. Ключа не было.

Зато девушка увидела небольшую лужицу на резиновом коврике.

– Украли, что ли? Господи, покажите мне психа, который разгуливает под дождем и ворует КЛЮЧИ вместо самих МАШИH!

Ронни вздохнула.

– Ну вот, только этого мне и не хватало для полного счастья.

Чья-то тень загородила свет. В окне появилась рука, сжимающая кольцо с болтающимися на нем ключами.

– Вы это потеряли, мисс?

Люк нашел собственную похоронку. Было довольно странно читать письмо двадцатипятилетней давности, в котором написано о твоей гибели. Он стоял и смотрел на старый, потертый от частого чтения листок бумаги.

И в эту секунду вдруг хлопнула дверь черного хода. А еще через одну в доме погас свет, и Люк очутился в темноте.

Случилось что-то очень плохое, опасное. Он и сам не знал, почему у него возникла именно эта мысль, но тело среагировало интуитивно. Мышцы напряглись. Люк подобрался и стал похож: на хищного зверя, в его движениях появилась мягкая зловещая гибкость. Пригибаясь, чтобы не быть замеченным, если кто-то наблюдает за ним, через окно, он отступил к кухне и тихо позвал:

– Мама, папа, вы здесь?

Люк уже был уверен, что их нет, иначе они как-то отреагировали бы на темноту, а он услышал бы голоса. Ответом ему было молчание. Полная опасности и тревоги тишина. Где-то в темноте прятался враг. Может быть, не в доме, на улице, но все равно здесь.

Его мозг автоматически отметил, что дождь перестал и лунный свет падает в окно, оставляя на полу серебристые отпечатки. Так же автоматически, сводя риск к минимуму, Люк избегал освещенных участков. Это происходило помимо сознания. Он быстро пересек комнату и, открыв стенной шкаф, вытащил оттуда двуствольное охотничье ружье. Пальцы нащупали пластиковые патроны. Зарядив оба ствола, Люк медленно и осторожно пошел к двери.

– Девро!

Резкий крик донесся с улицы, и он тут же узнал голос. Хрипловатый, зычный голос человека, привыкшего отдавать команды. Люк замер.

Он лихорадочно оценивал ситуацию. "Где Ронни? Уехала? Где мама с отцом? Стоит ли ему выходить сейчас или попытаться осторожно выскользнуть через черный ход и застать Скотта врасплох?”

– Девро, ты меня слышишь? Хорошая ферма!!! Точь-в-точь, как ты описывал во Вьетнаме! Иди сюда, Девро! Твоя семья тебя ждет!

"Значит, он все-таки захватил их. Так. Что делать?”

На улице повисло молчание. Люк быстро прошел через кухню и выскользнул в ночь. Он начал огибать дом, стараясь незаметно подобраться ближе к врагу.

Если Скотт в зоне огня, можно попробовать прострелить ему голову.

– Чего ты ждешь, мать твою?! Или оглох, а, Дерво?

БАНГ! – звонко щелкнул пистолетный выстрел, а следом громыхнул взрыв.

Это не машина. Если бы взорвался "плимут", взрыв был бы гораздо сильнее. Что? Газонокосилка? Он выстрелил в бак газонокосилки.

– А ну иди сюда! У нас с тобой есть незаконченное дельце!

Люк осторожно высунулся из-за угла. Сержант стоял посреди двора, прижимая к себе связанную Ронни, используя ее как живое прикрытие. Пистолет он держал у виска девушки. Люк понимал: даже если бы у него была уверенность, что патроны заряжены пулями, а не дробью, он все равно не смог бы стрелять с такого расстояния, без риска задеть ее. Значит, оставался один вариант.

Люк вышел из-за дома и спокойно направился к сержанту. Он отметил, что газонокосилка перевернута, ножи слетели с крепителей и теперь торчали длинными острыми пиками. Пламя плясало по красному корпусу, освещая двор желто-оранжевым светом.

– Эй, сержант! – крикнул Люк на ходу.

Скотт повернулся. Глаза его сузились, лицо напряглось. На губах появилась знакомая презрительно-злобная усмешка.

– А, вот и ты, Девро, – протянул он.

– Я здесь, сержант, – Люк осторожно положил ружье. – Отпусти девушку.

Тебе ведь не она нужна.

– Не говори мне, что делать, рядовой, – злобно процедил Скотт. – Здесь командую я. Тебе уже давно следовало понять это, – он ткнул стволом пистолета девушке в шею. – Она предательница, вьетконговка. Ты должен был убить ее! Я же отдал приказ!

Он снова вернулся во Вьетнам и стоял на той самой прогалине. Только теперь в его теле не было пуль. Оно, молодое, здоровое, сильное, дышало жизнью и злобой. Злобой на этого ублюдка, предателя, который не выполнил его приказа. "Ничего, он, сержант Эндрю Скотт, умеет заставить новичков повиноваться. Слушаться. Предатель умрет. Умрет. Но сначала Скотт ЗАСТАВИТ его сделать то, что нужно. Убить эту вьетконговскую суку".

– Скотт, – Люк шагнул к нему. Он все еще на что-то надеялся. – Скотт, война давно закончилась. Мы дома. Дома. Войны больше нет, – глаза сержанта подернулись поволокой, зрачки расширились. – Война ОКОНЧИЛАСЬ. СКОТТ!

67
{"b":"26219","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Щегол
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Анонс для киллера
Папа и море
Час трутня
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Большая книга «ленивой мамы»