ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Сдается мне, что при таком ветре мы вполне можем проплыть. мимо Ядара и посмотреть, не приготовил ли для нас Эрлинг сын Скьяльга пир в Соли.

Тут Олав конунг приказал разобрать шатры и вывести корабли в море. Так и было сделано. В тот же день они отправились в путь и обогнули Ядар. Ветер им благоприятствовал. К вечеру они стали у острова Хвитингсей. Потом конунг отправился дальше на север в Хёрдаланд и ездил там по пирам.

CXXXV

Той весной из Норвегии на Фарерские острова приплыл корабль. С этим кораблем Олав конунг послал своих людей и просил их передать, что к нему должен приехать кто-нибудь из его дружинников с Фарерских островов – Лейв сын Эцура, Гилли законоговоритель или Торальв из Димуна. Когда об этом требовании конунга стало известно фарерцам, они стали обсуждать, что бы оно могло значить. Они склонялись к тому, что конунг, наверно, хочет выяснить, действительно ли, как утверждают некоторые люди, что-то случилось на островах с посланцами конунга, отправленными на тех двух кораблях, с которых ни один человек не вернулся обратно. Они решили, что ехать должен Торальв. Он стал собираться в путь, набрал людей и снарядил грузовой корабль, который у него был. С ним отправилось десять или одиннадцать человек. Когда они уже были готовы отплыть и ждали попутного ветра, случилось на острове Аустрей в доме Транда из Гаты, что в один погожий день Транд вошел в дом и увидел, что на полатях лежат его племянники Сигурд и Торд, сыновья Торлака. Третьим с ними был Гаут Рыжий. Он тоже был их родичем. Все они воспитывались у Транда и были достойными людьми. Сигурд был самым старшим из них и всеми ими верховодил. У Торда было прозвище. Его прозвали Торд Коротышка, хотя он был очень высок и к тому же смел и силен. Транд сказал:

– Многое меняется за человеческий век. Когда мы были молодыми, не принято было, чтобы люди молодые и способные на любую работу сидели сложа руки или валялись в такой погожий день. В прежние времена не посчитали бы, что Торальв из Димуна крепче вас. Я думаю, что мой корабль, который стоит в сарае, так стар, что скоро совсем сгниет. У нас все дома забиты шерстью, но никто не удосужится отвезти ее на продажу. Если бы я был хоть немного помоложе, такого бы не случилось.

Сигурд вскочил и сказал Гауту и Торду, что не потерпит упреков Транда. Они вышли из дома, позвали работников, а потом пошли к кораблю и спустили его на воду. Они велели принести шерсть и погрузить ее на корабль. Шерсти оказалось дома достаточно, и корабельные снасти в порядке. Им понадобилось немного дней для сборов. Их было на корабле десять или двенадцать человек.

Они отплыли вместе с Торальвом и на море не упускали друг друга из вида. Они подошли к островам Хернар вечером, и Сигурд бросил якорь у берега, а недалеко от них стал Торальв.

Тем же вечером, когда стемнело и Торальв со своими людьми стали готовиться к ночлегу, Торальв и с ним еще один человек сошли на берег по нужде. И, как рассказывал потом человек, бывший там с Торальдом, когда они уже собирались возвращаться, ему на голову накинули какой-то мешок и приподняли с земли. В это время он услышал звук удара. Потом его потащили к берегу и сбросили с обрыва в море, но ему удалось выбраться на берег, и он пошел к тому месту, где оставил Торальва. Там он увидел его. Голова Торальва была рассечена до плеч. Он был мертв. Когда об этом узнали люди на его корабле, они отнесли тело на корабль и оставили там на ночь.

Олав конунг был в это время на пиру в Люгре, и ему там рассказали о том, что произошло с Торальвом. Разослали стрелу и собрали тинг. На этом тинге был и конунг. Он велел, чтобы фарерцы с обоих кораблей явились на тинг. Они так и сделали. Когда начался тинг, конунг встал и сказал:

– Случилось такое, о чем бы мне лучше слышать пореже. Убит достойный человек, и мы думаем, что не по своей вине. Может быть, здесь на тинге есть кто-нибудь, кто знает и может рассказать, кто совершил это преступление.

Никто ничего не ответил. Тогда конунг продолжал:

– Я не хочу скрывать того, что я думаю об этом убийстве. Я подозреваю в нем фарерцев. Сдается мне, что, вероятно, Сигурд сын Торлака убил Торальва, а Торд Коротышка сбросил в море того, кто был с ним. И я скажу, почему это сделали. Они не хотели, чтобы Торальв рассказал здесь правду, которую он наверняка знал, об их черных делах. Я подозреваю, что он собирался рассказать о тех убийствах и злодеяниях, жертвами которых стали посланные мной люди.

Когда конунг кончил свою речь, поднялся Сигурд сын Торлака и сказал:

– Я никогда раньше не говорил на тингах и боюсь, что мои речи покажутся неумелыми, но я все же считаю, что мне нужно ответить на обвинение. Я хочу ответить на то, что сказал конунг. Как я подозреваю, то, что говорил здесь конунг, он говорил со слов людей нехороших и гораздо менее мудрых, чем он сам. Сразу видно, что они изо всех сил стараются быть нашими недругами. Кому пришло бы в голову, что я мог стать убийцей Торальва? Ведь мы с ним были побратимами и добрыми друзьями. А если бы между нами и вправду что-нибудь произошло, то у меня хватило бы ума рассчитаться с ним дома на Фарерских островах, а не здесь в Ваших владениях, конунг. Я хочу опровергнуть Ваше обвинение против меня и моих людей и готов поклясться, как этого требуют ваши законы. А если Вам и это покажется недостаточным, я готов пронести каленое железо и хочу, чтобы Вы сами присутствовали на этом божьем суде.

После того как Сигурд кончил свою речь, многие взяли его под защиту и просили конунга позволить Сигурду подвергнуться божьему суду. Сигурд, как они считали, хорошо говорил и наверняка невиновен в том, в чем его обвиняют. Конунг говорит:

– Разное говорят об этом человеке. Если его обвиняют несправедливо, то он достойный человек, но если он виновен, то его дерзость беспримерна, а я подозреваю, что он виновен. И я думаю, что он сам заставит нас в этом убедиться.

По просьбе многих конунг согласился, чтобы Сигурда испытали каленым железом. На следующий день ему надо было прийти в Люгру, и епископ должен был подвергнуть его божьему суду. На этом тинг закончился. Конунг отправился обратно в Люгру, а Сигурд и его люди пошли на свой корабль. Быстро стемнело, и Сигурд сказал своим товарищам:

122
{"b":"26221","o":1}