ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так что датчане не могли сойти на берег и запастись водой. Многие из них были там перебиты. Тогда они направились внутрь фьорда к Осло, но там был Тьостольв сын Али.

Рассказывают, что ковчег с мощами святого Халльварда хотели вынести вечером из города, и несло его столько людей, сколько могло поместиться под ним, но его не сумели даже вынести из церкви. А утром, когда увидели, что войско на кораблях подходит к острову Хёвудей, четыре человека вынесли ковчег из города, и Тьостольв и весь городской люд шли за ковчегом.

IV

Эйрик конунг и его люди вторглись в город, а некоторые стали преследовать Тьостольва с его людьми. Тьостольв пустил стрелу в человека. которого звал Аскель, – он защищал нос на корабле Эйрика конунга, – и она попала ему в горло и вышла на затылке. Тьостольв считал, что ему никогда не случалось более удачно выстрелить, потому что на том не было другого обнаженного места, кроме горла. Ковчег с мощами святого Халльварда был отнесен в Раумарики и оставался там три месяца. Тьостольв объехал Раумарики и ночью собрал там войско. Утром он вернулся в город.

Эйрик конунг велел поджечь Церковь Халльварда и дома повсюду в городе, и все сгорело дотла. Тут подоспел Тьостольв с большим войском, и Эйрик конунг уплыл со своими кораблями. Они нигде не могли высадиться на севере фьорда из-за лендрманнов. Всюду, где они пытались высадиться, было пять или шесть лендрманнов или еще больше.

Инги конунг стоял в Хорнборусунде с большим войском. Когда Эйрик конунг узнал об этом, он повернулся назад в Данию. Инги конунг преследовал их, нанося им столько ущерба, сколько мог. Говорят, что никогда не бывало более неудачного похода, предпринятого с большой ратью, во владения другого конунга, и Эйрик конунг был очень сердит на Магнуса и его людей и считал, что он сделал из себя посмешище, поддавшись на их уговоры, и говорил, что больше не будет таким их другом, каким был раньше.

V

Сигурд Слембидьякон приплыл в то лето с запада из-за моря в Норвегию. Когда он услышал о неудаче Магнуса, своего родича, он понял, что найдет мало поддержки в Норвегии, и поплыл на юг вдоль побережья, держась открытого моря, и приплыл в Данию. Он вошел в Эйрарсунд и к югу от Эрри встретил несколько вендских кораблей. Он вступил с ними в бой и одержал победу. Он очистил восемь кораблей, перебил много людей и некоторых повесил. Он сразился с вендами также у Мена и одержал победу. Затем он поплыл на север и зашел в восточный рукав Эльва. Так он захватил три корабля Торира Навозника и Олава, сына Харальда Копье, своего племянника. Матерью Олава была Рагнхильд, дочь конунга Магнуса Голоногого. Он согнал Олава на берег.

Торир был в Конунгахелле и собрал там войско. Сигурд направился туда, и между ними завязалась перестрелка. У обеих сторон были убитые, и многие были ранены. Сигурду и его людям не удалось высадиться на берег. В перестрелке погиб Ульвхедин сын Сёксольва, он был родом с севера Исландии и сражался на носу корабля Сигурда. Сигурд уплыл оттуда и направился на север в Вик, и разорял там страну. Он стоял в Портюрье на Лунгардссиде, подстерегая корабли, которые шли в Вик или из Вика, и грабил их. Жители Тунсберга собрали войско и нагрянули на него, когда он и его люди были на берегу и делили добычу. Одни напали на них с суши, а другие поставили свои корабли поперек, загораживая выход в море. Сигурд побежал на свой корабль и поплыл им навстречу. Ближайшим к нему оказался корабль Ватн-Орма, и тот отвел свой корабль. Сигурд проплыл мимо него и ускользнул на одном корабле, но многие из его войска погибли. Тогда сочинили такие стихи:

Ватн-Орм у Портюрьи
Сплоховал в пре стали,[530]

VI

Сигурд Слембидьякон поплыл затем на юг в Данию, и тут погиб один человек с его корабля – Кольбейн сын Торльота из Батальда. Он был в лодке, привязанной к кораблю, а они плыли быстро. Корабль Сигурда разбился, когда они приплыли на юг, и он остался на зиму в Алаборге. А на следующее лето они с Магнусом отправились на семи кораблях на север и подошли ночью, когда их никто не ждал, к Листи и причалили к берегу.

Там был в то время Бентейн сын Кольбейна, дружинник Инги конунга, смельчак, каких мало. На рассвете Сигурд и его люди сошли на берег, напали врасплох и хотели поджечь усадьбу. Но Бентейн укрылся в какой-то клети. Он был во всеоружии. Он стоял у двери с обнаженным мечом. Перед собой он держал щит, а на голове у него был шлем, и он приготовился защищаться. Дверь была довольно низкая. Сигурд спросил, почему никто не входит внутрь. Ему ответили, что никто не решается. Но в то время, когда шел этот разговор, Сигурд проскочил внутрь мимо Бентейна. Тот нанес по нему удар, но промахнулся. Тогда Сигурд повернулся к нему, и они успели обменяться только немногими ударами, прежде чем Сигурд сразил его и вышел, держа его голову в руке. Они взяли все добро, какое было в усадьбе, и ушли на свои корабли.

Когда Инги конунг и его друзья узнали об убийстве Бентейна и двух других сыновей Кольбейна – Сигурда и Гюрда, братьев Бентейна, конунг собрал войско и сам отправился в поход против Сигурда и его людей. Он захватил корабль Хакона Пунгельты сына Паля, внука Аслака сына Эрлинга из Соли, двоюродного брата Хакона Брюхо. Инги согнал Хакона на берег и захватил у них все пожитки. Сигурд Аист, сын Эйндриди из Гаутдаля, Эйрик Хелль, его брат, и Андреас Кельдускит, сын Грима из Виста бежали во фьорды, а Сигурд и Магнус и Торлейв Четверик поплыли с тремя кораблями на север в Халогаланд, держась открытого моря.

Магнус провел зиму на Бьяркей у Видкунна сына Иона. А Сигурд отрубил штевни у своего корабля, пробил в нем дыру и потопил его в глубине Эгисфьорда. Он пробыл зиму в Тьяльдасунде на Хинне в месте которое называется Глюврафьорд. В глубине фьорда есть пещера в скале. Сигурд и его люди, их было больше двадцати человек, пробыли там зиму. Они заделали вход в пещеру, так что его не было видно с берега. В продолжение зимы Сигурду доставляли пропитание Торлейв Четверик и Эйнар, сын Эгмунда из Санда и Гудрун дочери Эйнара, сына Ари из Дымных Холмов. Говорят, что в ту зиму финны сделали Сигурду две лодки в глубине фьорда. Они были сшиты жилами, и в них не было гвоздей. Куски прутьев служили в них скрепами. В каждой из этих лодок умещалось двенадцать гребцов. Сигурд был у финнов, когда они мастерили лодки. У них было пиво, и они пригласили Сигурда на пир. Он потом сочинил такое:

222
{"b":"26221","o":1}