ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я не буду сражаться за владения Сигурда ярла, раз его самого здесь нет.

Затем Энунд бежал, и за ним все войско вместе с конунгом бежало в глубь страны. Много народу было при этом перебито в войске Хакона. Тогда сочинили такую вису:

Не след нам за князя
Сталь пытать, – рек Энунд, —
Коль от Сигурда с юга
Ни слуху, ни духу.
Твёрд шаг по дороге
Магнусовых воев,
А Хаконовы храбры
Рати дали дёру.

А Торбьёрн Скальд Кривого говорит так:

Не в труд ратоводцу
Был в Тунсберге – волку
В глотку лил ты пиво
Павших – звон копейный.[558]
То-то натерпелся
Страху враг, в ограде
Сидя, от несметных
Шильев Хильд[559] и жара.

Хакон конунг отправился сухим путем на север в Трандхейм. Когда Сигурд ярл узнал об этом, он отправился морским путем навстречу Хакону конунгу со всеми кораблями, которые мог собрать.

IV

Эрлинг Кривой захватил в Тунсберге все корабли, которые принадлежали Хакону конунгу. Он присвоил себе также Буковый Борт, корабль, который раньше принадлежал Инги конунгу. Затем Эрлинг отправился дальше и подчинил Магнусу весь Вик и всю страну, по которой он проезжал. Зиму он провел в Бьёргюне. Эрлинг велел убить Ингибьёрна Сосуна, лендрманна Хакона конунга на севере во Фьордах. Хакон конунг провел зиму в Трандхейме, а весной он созвал ополчение и снарядился в поход на юг против Эрлинга. С ним были тогда Сигурд ярл, Йон сын Свейна, Эйндриди Юный, Энунд сын Симуна, Филиппус сын Пэтра. Филиппус сын Гюрда, Рёгнвальд Кунта, Сигурд Плащ, Сигурд Епанча, Фрирек Чёлн, Аскель из Форланда, Торбьёрн сын Гуннара Казначея, Страд-Бьярни.

V

Эрлинг был в Бьёргюне с большим войском. Он решил запретить выезд всем торговым кораблям, которые собирались на север в Каупанг, так как боялся, что, если бы корабли ходили туда беспрепятственно, то Хакон слишком быстро узнал бы о его приближений. Они принял такое решение якобы потому, что, как он говорил, лучше людям в Бьёргюне достанутся товары, которыми нагружены корабли, даже если они и меньше заплатят за них корабельщикам, чем те хотели бы, а не врагам и недругам, и тем их усилят.

Так в городе стали собираться корабли, ибо много их приходило каждый день, но ни один не уходил. А Эрлинг велел вытащить на берег самые легкие из своих кораблей и пустить слух, что он собирается оставаться в городе и обороняться в нем при поддержке своих друзей и родичей. Но вот однажды Эрлинг велел трубить сбор, чтобы пришли все корабельщики, и разрешил всем хозяевам торговых кораблей плыть, куда они хотят. Поскольку Эрлинг дал разрешение на выезд, и ветер был попутный для поездки на север вдоль берега, все торговые корабли, которые уже стояли нагруженные товарами и готовые к плаванью, то ли с торговыми, то ли с другими целями, отплыли еще до полудня того дня. Те, у кого были более быстроходные корабли, помчались вперед, и один старался перегнать другого. Когда все эти корабли доплыли до Мёра, то войско Хакона конунга уже было там. А он сам собирал людей и снаряжал их, и он созвал своих лендрманнов и предводителей ополчения. Он уже давно не получал никаких известий из Бьёргюна. И вот люди со всех кораблей, которые плыли с юга, сообщили ему, что Эрлинг вытащил свои корабли на берег в Бьёргюне и что можно напасть на него там. Они сообщили также, что у него большое войско.

Хакон отправился на Веей, но послал Сигурда ярла и Энунда сына Симуна в Раумсдаль собирать людей и корабли. Он послал также людей в оба Мера. Пробыв несколько дней в торговом поселке на Веей, Хакон уехал оттуда и продвинулся несколько дальше на юг, думая, что так скорее начнется их поход и быстрее соберутся к нему люди.

Эрлинг Кривой разрешил отъезд торговым кораблям из Бьёргюна в воскресенье, а во вторник, как только кончилась ранняя месса, затрубила труба конунга, созывая к нему войско и горожан, и он велел спустить на воду корабли, которые раньше были вытащены на берег. Войско и ополчение собрались на домашний тинг у Эрлинга, и он рассказал о своих намерениях и назначил начальников кораблей. Он велел зачитать список тех, кто был назначен на корабль конунга. Тинг закончился тем, что Эрлинг призвал каждого занять то место, на которое тот назначен, и сказал, что всякий, кто останется в городе, после того, как он отплывет на Буковом Борту, поплатится жизнью или членами своего тела. Орм Конунгов Брат отплыл на своем корабле в тот же вечер, а большинство других кораблей уже раньше были спущены на воду.

VI

В среду, до того как в городе отслужили мессы, Эрлинг отплыл из города со всем своим войском. У них был двадцать один корабль. Дул попутный ветер с юга вдоль берега. С Эрлингом был Магнус конунг, его сын. С ним было также множество лендрманнов, и войско у него было отличное. Когда Эрлинг проплывал к северу мимо Фьордов, он послал по пути лодку в усадьбу Йона сына Халлькеля и велел захватить Николаса, сына Симуна Ножны и Марии дочери Харальда Гилли. Они привезли его с собой, и он остался на корабле конунга.

В пятницу на рассвете они приплыли в Стейнаваг. Хакон конунг стоял тогда в заливе, который называется (…)[560] У него было четырнадцать кораблей. Он сам и его люди высадились на остров и забавлялись игрой, а его лендрманны сидели на пригорке. Вдруг они увидели, что какая-то лодка плывет с юга к острову. В лодке было два человека. Они гребли изо всех сил, пригибаясь к самому дну лодки, и когда они причалили к берегу, оба бросились бежать, не привязав лодку. Лендрманны видели это и решили между собой, что, наверно, эти люди могут рассказать какие-нибудь новости. Они встали и пошли им навстречу. Когда они встретились, Энунд сын Симуна спросил:

– Нет ли у вас новостей об Эрлинге Кривом, раз вы так торопитесь?

Тогда тот, кто первым отдышался настолько, что мог говорить, сказал:

– Эрлинг плывет с юга на вас, и у него двадцать кораблей или около этого, и многие из них очень большие. Вы скоро увидите их паруса.

239
{"b":"26221","o":1}