ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Обещаю тебе это, Наталия, на веки вечные.

– Ну и хорошо. – Она чмокнула его в шею. – Теперь давай решим, как мы будем выполнять тут свою миссию, и пусть это будет началом той другой жизни, в которой мы никогда не расстанемся.

Глава 64

Дворец аланима, Гелор, Гелансаджар, 21 маджеста 1687

Нараставший грохот двигателей «Зарницкого» вырвал Наталию из беспокойной дремоты. От этого звука вибрировало все ее тело. Воздушный корабль настойчиво атаковал город. С каждым днем число обстрелов увеличивалось на один.

«Сегодня утром их будет шесть».

Быстро одевшись и накинув плащ на плечи, она выскочила из комнаты и рванула вниз по лестнице. Поперечным коридором пересекла главное здание дворца и выбежала на другую лестницу, по которой поднялась на плоскую крышу.

Малачи уже был там. Его силуэт выделялся на фоне голубой кафельной арки, встроенной в гору, и он казался статуей из оникса и слоновой кости. Темные круги под глазами говорили о том, как он устал. Когда она вышла на деревянную смотровую площадку, он повернулся к ней лицом:

– Лучше тебе сюда не ходить, любовь моя. Наталия замотала головой и заулыбалась.

– С «Зарницкого» нас не расстреляют. Григорию дворец нужен целым, чтобы забраться на трон Гелора.

– Его желания не помешают пушкарям плохо прицелиться. Не буду хулить воздушный флот тасира, – Малачи вытащил руку из-под черного шерстяного плаща и указал на небо. – Смотри, атака начинается.

«Зарницкий» медленно снизился. От первого залпа корабль окутался дымом. Внизу двадцать пушечных ядер взорвались в бедном квартале города, круша мазанки. От развалин поднималось огромное облако пыли и дыма, не позволяя Наталии увидеть подробности разрушении, хотя пронзительные крики говорили больше, чем ей хотелось бы знать.

Из города в сторону воздушного корабля летела туча стрел и камней, но ни одна стрела или камень не достигали цели. Защитники города на стенах и крышах других домов выкрикивали ругательства в адрес корабля, но корабль неторопливо проплывал мимо, неприступный как для их слов, так и для бесплодных попыток отомстить.

Но эта иллюзия исчезла, когда «Зарницкий» дал второй залп. Оказалось, что попытки горожан отомстить не прошли незамеченными. Двадцать пушек изрыгнули шрапнель, осыпавшую крыши и стены домов смертоносным градом. На глазах Наталии несколько человек просто исчезли в красном пламени взрыва, а другие упали, корчась и крича от боли. Но еще больше людей были убиты мгновенно, они застыли в неуклюжих позах, многие тела были разорваны на куски. В холодном свете раннего утра казались ярче потоки крови, стекающей со стен и скапливающейся в канавах, но этот свет не мог согреть лежащие на улицах тела.

«Зарницкий» заходил с севера, намереваясь дать залп из пушек левого борта.

– Такое впечатление, что капитан «Зарницкого» хочет устроить тренировку всем своим пушкарям.

Малачи медленно кивнул и вдруг насторожился:

– Постой, в небе происходит что-то странное. Наталия вытянула голову, чтобы услышать, что там слышит Малачи, но ничего необычного не заметила. Воздушный корабль разворачивался носом к северу, шум его двигателей возрастал и отдавался громким эхом от склона Джебель-Квираны.

«Так бывало каждое утро. Но сегодня… Что это? Другой шум? Другой двигатель?»

Изогнув шею, она увидела такой большой воздушный корабль, какого никогда до сих пор не встречала.

Он пролетал над вершиной Джебель-Квираны, как орел, парящий в воздушном потоке. Корабль казался бесконечным – она все ждала, когда же появится его корма. Когда видимая часть корабля по размеру сравнялась с габаритами «Зарницкого», еще только появился его грузовой люк. Несмотря на размеры, корабль летел быстро, и не успел еще «Зарницкий» закончить свой маневр, как гигант уже миновал вершину горы.

Изрыгнув тучу черного дыма, «Зарницкий» прекратил разворот на середине и попытался на полной скорости улепетнуть от гиганта. Но «Сант-Майкл» – Наталия прочла его имя, написанное золотыми буквами на корме – слегка изменил курс и оказался под прямым углом к корме «Зарницкого». Когда корма «Зарницкого» поравнялась с центром илбирийского корабля, «Сант-Майкл» дал бортовой залп.

«Сант-Майкл» скрылся в дыму, но ничто не могло скрыть повреждений, нанесенных «Зарницкому». Корма имперского воздушного корабля вдавилась внутрь, как у хрупкой игрушки, смятой рукой ребенка; кормовое крыло правого борта оторвалось и, медленно крутясь, полетело вниз; обломки расколотых пропеллеров взлетели в воздух, а за ними закувыркались части дымовых труб. В сопровождении шлейфа черного дыма корабль начал сильно клониться на левый борт и медленно снижаться.

И тут взорвались котлы.

Из кормы «Зарницкого» вылетел сгусток пара, подтолкнув корабль вперед и вверх. Второй взрыв – и от корабля полетели горящие обломки. На равнину перед городом посыпались разломанные деревянные части и изуродованные взрывом тела экипажа. Еще один взрыв потряс корабль, и из него посыпались еще трупы и оборудование. Когда дым рассеялся, Наталия увидела, что вся корма, от киля вверх до палубы под крылом, разрушена.

Когда корма воздушного корабля опустилась и ударилась о землю, «Зарницкий» развалился надвое, ощетинившись вдоль места разлома расщепленными палубами. На секунду носовая оконечность взмыла вверх, как бы в попытке избежать разрушения, но тут же начала падать. Кормовая часть корабля двигалась по земле, оставляя за собой прорытую борозду, распадаясь и раскидывая по сторонам обломки и тела людей. Вслед за кормовой частью носовое крыло правого борта ударилось оземь, ускорив снижение корабля. Оставшаяся часть носа описала дугу и, рухнув на землю, исчезла в облаке пыли, превратившись за долю секунды в кучу горящей древесины.

В сердце Наталии боролись радость и печаль, она с трудом удерживалась на ногах. Да, она была счастлива, что прекратились налеты, но она понимала: каждый на борту «Зарницкого» искренне верил, что его миссия – наказать Шакри Авана за покушение на ее жизнь.

«Все они – преданные солдаты. Они оказались тут из-за меня. Триста, четыреста человек – их смерть на моей совести».

Малачи наклонился над ней:

– Ты не в ответе за их смерть. Эти люди выполняли приказы, аморальные сами по себе. Они стреляли в невиновных. Они и тот, кто им отдавал приказы, ответственны за смерть многих.

Она подняла голову:

– Но у них остались вдовы и дети.

– А в городе они не оставили вдов и детей? – Малачи прикрыл глаза. – Не думай, что я не способен к сочувствию, Наталия, но большую ответственность берет на себя тот, кто решает – завязать войну или воздержаться от нее. Эти люди погибли не из-за тебя, а из-за своего собственного выбора. Посеешь ветер – пожнешь бурю. Нам теперь осталось только одно: позаботиться о тех, кто стал жертвой их действий и тут, и в

Крайние. И приложить все силы, чтобы предотвратить дальнейшие смерти.

Позади себя на крыше Наталия услышала удар, потом – металлическое звяканье. Обернувшись, она увидела высокого парня в серебряном комбинезоне, на лице которого была надета простая маска. Он отстегнул последние лямки, и с его спины на крышу упал металлический прибор в виде коробки с присоединенными к нему крыльями. Он взял свою маску за углы на челюсти и сбросил шлем. И сразу же встал по стойке «смирно».

– Полковник Кидд, докладывает брат Робин Друри. Наталия увидела, что Малачи медленно оборачивается, на его лице появилось удивленное выражение:

– Брат Робин Друри… Робин… далековато от дома вы забрались.

– Да, сэр, – улыбнулся длинный. – Как и вы, сэр. Малачи кивнул:

– Да. Как вы оказались тут, брат Робин?

Темные глаза этирайна от смеха превратились в щелки:

– Ваше письмо дошло до принца Тревелина. И мы сразу прилетели. Сожгли уйму угля. Повезло еще, что «Зарницкий» сразу рухнул, у нас и было-то запасов на один залп.

Как-то сразу Малачи стал другим – далеким и сдержанным:

– У «Сайт-Майкла» хватит топлива на обратный путь в Дилику?

108
{"b":"26230","o":1}