ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Очаровательный негодяй
В объятиях герцога
Нелюдь
Хищная птица
До встречи с тобой
Сетка. Инструмент для принятия решений
Человек, который хотел быть счастливым
Бертран и Лола
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Содержание  
A
A

– Конечно, это полная луна, под которой ты умрешь.

– Это луна, под которой я решил умереть, – дыхание со свистом вырвалось через сжатые зубы Рафига.

– Исса ханак.

Из-за луны вылетела звезда и полетела к земле, оставляя на сумеречном небе огненный след. Наталия увидела, как по небу движется какое-то темное тело, но подумала, что это ей мерещится. Однако, когда пятно ненадолго заслонило луну и полетело дальше, она поняла, что это и закричала:

– Робин, «Сант-Майкл» прилетел!

Оповещая о своем прибытии, воздушный корабль дал залп по батареям крайинцев. Взорвались еще оставшиеся целыми котлы, выбросив в воздух пар и пламя. Щиты – металлические и деревянные, – защищавшие пушки, были разбиты вдребезги. На том месте, где были пушки, теперь остались тлеющие угли, которые освещали красным светом сражавшихся на равнине Вандари и Осдари.

Малачи потряс головой и подтянул к подбородку ноги своего доспеха. В поле его зрения медленно возник Таран Кролика. Изо всей силы Малачи наносил удары обеими лапами вверх и в стороны и наконец отбросил Таран в сторону. Земля задрожала, когда Кролик всей своей тяжестью рухнул и покатился по земле. И эта дрожь передалась Малачи. Он перекатился на правый бок и поднялся, повернувшись лицом к Тарану.

Он ориентировался по движению воздуха от перемещений Вандари. Таран поднялся в вертикальное положение, и Малачи увидел Григория в виде трехмерной матрицы, которая показала Малачи сведения о скорости, направлении и размерах противника. Он услышал, как свистит ветер в рогах Тарана, и почувствовал, как изменилось давление от того, что левое переднее копыто Тарана выпустило такой же набор лезвий, как на правом.

В сознании Малачи мелькнули эти и тысячи других сведений, но они его не удивили. На подсознательном уровне он годами наблюдал подобные ситуации.

Я последние двенадцать лет готовился именно к этому моменту. – Малачи улыбнулся. – Ты направил меня по этому пути, Григорий Кролик. Ты сам создал детище своего уничтожения».

Долк присел, уклоняясь от удара в шею, и пропустил Тарана мимо себя. Он развернулся быстрее, чем можно ожидать от такой огромной махины, и обеими передними лапами врезал Тарану по спине. От толчка Григорий пролетел вперед. Своими рогами он пропахал две параллельные борозды в каменистой земле. Зацепившись одним рогом, Таран опрокинулся на спину. Калачи улыбнулся. «Дост ведь говорил, что пришло время моего исцеления и неплохо начать его с мести Кролику». Кролик перекувырнулся и вскочил на ноги. Он снова вернулся лицом к Волку, один рог его был согнут, и он стал заметно осторожнее. При приближении Кролика у Малачи затуманилось зрение. Инстинктивно он переместился вправо, но не сумел уклониться от нападения Тарана. Лезвия наискось рассекли грудь Волка. Малачи вскипел от боли и выбросил вперед левый кулак, сильно ударил Тарана и заставив его отступить на шаг. Григорий взмахнул копытом, и попал по правому колену Волка, и теперь уже илбириец захромал назад. Малачи оказался как бы за темным пологом, полностью отсекающим от него врага. «Что происходит?»

Неожиданный удар Тарана отшвырнул его назад, попытался снова перекатиться и вскочить на ноги, после третьего удара по голове Кидд упал на спину, ары сыпались попеременно то на спину, то на грудь Волка, и Малачи почувствовал на губах привкус собственной крови.

«Ничего не понимаю! Почему доспех не срабатывает?» Таран навис над ним:

– Никогда ты не мог со мной сравниться. Ты разбит, как в Глого. Сейчас Дост умрет, потом умрет Гелор.

– Ты не можешь так поступить, Григорий. Крайинец рассмеялся:

– А тебе не остановить меня, Малачи.

Жрец Волка зарычал и попытался заставить свой доспех подняться, но не сработало даже заклинание передвижения.

«Неудача. Столько добирался, столько времени потратил, и впустую. Дост умрет. Разве Ты предназначил мне это, Господи?»

Издали послышалось резкий лязгающий металлический звук. Малачи понял – еще одна стрела летит с городской стены. Со стены что-то прокричала женщина, и Малачи понял, что она целились в Таран Кролика.

«Это Наталия!»

– И ты умрешь, ведьма, предательница!..

«Ну уж нет, Григорий, этого-то я тебе не позволю. – Малачи сконцентрировался, мысленно представив себе местоположение Кролика, Доста и города позади себя. – Кролик был моим врагом в первом видении, Дост – во втором видении моя забота, в третьем видении я – Волк. Что ж, я раньше этого не понимал.

Я – Волк. – Малачи торжественно кивнул. – Мщение – не моя задача, я – Волк, и моя задача – защищать тех, кто не может защитить себя!»

Малачи поразила простота этого постулата. Сделав это открытие, он почувствовал прилив бодрости. Мир открылся ему в своих цветных образах, зазвенели треугольные таблички, при активизации обозначаемых ими действий фон табличек и изображения на них снова поменялись окраской. Он увидел, как Таран Кролика не спеша подходит к Досту, ощущал, как с каждым шагом Тарана вздрагивает земля.

Подобрав лапы, Малачи с трудом поднял Волка на ноги и прыгнул вслед Тарану. Широко размахнувшись рукой с когтями, Волк раскроил правую ногу Тарана и опрокинул Григория на бок. Таран развернулся кругом и оттолкнулся от земли:

– Так спешишь помереть?

– Отнюдь, но спешу не дать тебе совершить убийство. – Медленно поднимаясь, Малачи растопырил пальцы, прыгнул вбок и оказался между Тараном и Достом. – И убивать тебя тоже не желаю.

– Да и не сможешь.

– Смогу. Какой у меня выбор?

– Нет! Умереть должен Дост! – Таран Вандари сделал движение вперед, подняв левое переднее копыто.

«Ну что ж, вынуждаешь меня быть Волком, Григорий!»

В центр видения Малачи вплыла новая табличка, а ней был изображен рычащий волк, и Малачи, не задумываясь, обратился к заклинанию.

Волк сделал прыжок вперед, его тело ярко засветилось, и человекоподобный сменился, стал истинно волком. Челюсти сомкнулись на левой передней конечности Тарана. Волк яростно рванул головой налево и вправо. Из Тарана раздался крик, и левое плечо Кролика вытянулось, треснуло и отвалилось.

Волк отпустил руку Тарана, и она беспомощно повела на боку. Таран прижал к себе сломанную конечность, отвернулся и побежал. Волк сделал прыжок за им, его золотые зубы клацнули у самых пяток Тарана, лапы и копыта высекали искры из каменистой земли, Волк преследовал Тарана, уводя его от Доста.

Григорий вломился в толпу застывших Вандари, разбросав их, как кегли. В своей дикой панике копыта Тарана Кролика превратили пехотинцев в кровавое месиво. Кони пятились, сбрасывая всадников, и разбегались по всей равнине, подальше от убегающего Тарана. В сумерках не было видно ужаса, написанного на лицах, но крики и стоны солдат-крайинцев слышались со всех сторон.

Кролик выигрывал полшага, и Малачи собрался уже сделать прыжок и схватить его, но тут Таран правым копытом попал в траншею, выкопанную крайинцами. Заело механизм сгибания коленей доспеха, и тело начало разворот, при этом громко затрещало правое бедро. Кролик закричал от боли и упал. Малачи знал: повреждения, полученные доспехом, отражаются на находящемся внутри него человеке.

Волк прыгнул в траншею и напал на Тарана. Он вонзил длинные клыки в горло Вандари, проверяя качество металла. Малачи физически ощущал агонию Кролика, находившегося внутри доспеха, и смятение в душе врага.

Да, мечты Кролика разлетелись в прах.

– На многое замахивался, Григорий.

– Да и сейчас хочу.

– Знаю. И желания твои плохие.

Волк стиснул зубы, и двадцать седьмому Тарану Вандари пришел конец.

123
{"b":"26230","o":1}