ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Деревянным военным шагом Робин промаршировал вперед. Остановился на расстоянии фута от помоста и поклонился.

– Робин Друри, вы судите о людях по их истинному достоинству, а не по их имуществу или положению в обществе. Вы умеете от каждого получить максимум, на что он способен. А самое важное, что вы проявили здесь, – это ваша готовность вмешаться и защитить слабых. Для такого человека, как вы, может быть только одна награда.

Дост наклонился вперед и дотронулся до лба Робина. Жрец Волка, шатаясь, отступил на несколько шагов, потом замигал и широко заулыбался.

– Спасибо вам за ваш дар и доверие ко мне.

– Всегда рад видеть вас, друг мой, – улыбался Дост.

Робин развернулся на каблуках и занял свое место рядом с Малачи.

Бровь над серебряным глазом поползла вверх:

– И что это?

– Помните, как Вандари не могли двигаться, после того как вы выгнали их из города?

– Ну естественно.

Робин постучал себя по лбу:

– Он дал мне такой же дар заклинания.

Малачи кивнул. Доспех Дари обладает большими возможностями, чем можно себе представить, и поэтому им могут злоупотребить. Дар, полученный Робином от Доста, – средство останавливать все доспехи Дари, в том числе и доспех Доста. Он сделал Робина судьей и исполнителем приговора над любым, кто рискнет воспользоваться этими доспехами в своих интересах.

– Он знал, кого выбрать.

– Спасибо, сэр.

Дост широко развел руками:

– Принц Тревелин, тасота Наталия, прошу вас о любезности. Надеюсь, тогда мы ускорим заключение мира и завяжем наше общее сотрудничество. – Он обратился к Наталии. – Тасота Наталия, вам необходимо найти замену на пост губернатора протектората округа Взорин.

Наталия пристально посмотрела на князя Арзлова:

– Вы правы, милорд. Дост улыбнулся:

– Я хотел бы порекомендовать моего друга Валентина Свилика. Вы знаете, что он много лет прожил во

Взорине и отлично его знает. Он говорит по-гелансаджарски и помог мне понять ваш народ и его образ жизни. Если он будет стоять во главе Взорина, мне не придется думать о безопасности моих границ, и я знаю, что мы скоро начнем обоюдовыгодную торговлю. Тасота кивнула:

– Ваша рекомендация много значит для моего отца, милорд.

– Отлично, – Уричин обратился к князю Арзлову по-крайински. – Милорд, я понимаю, что вы в свое время организовали поражение Фернанди, но ваши достоинства не были признаны. Из-за того, что ваш подчиненный проявил инициативу – ворвался в Гелансаджар, вы, очевидно, обречены провести остаток жизни в таком холодном и пустынном регионе, от которого я сам отказался восемь веков назад. Предлагаю вам тот же выбор, который предлагал Григорию Кролику: или погибнуть в Крайние, или присоединяйтесь ко мне, займите должность моего военачальника.

– Простите, не понял? – захлопал глазами Арзлов.

– Вы станете командовать войском Осдари от моего имени. Ваша репутация достаточно известна, чтобы запугать тех, кто надумает захватить мое государство. – Дост хлопнул в ладоши. – Если поступите на службу ко мне, ваша слава переживет все народы, которые сейчас существуют.

– Что это он говорит? – Робин обернулся к Малачи.

– Да просто подтверждает, что не ошибся, одарив своей наградой именно вас.

Арзлов кивнул, соглашаясь:

– Принимаю ваше предложение, милорд. Малачи покачал головой:

– Дост принял исключительно верное решение, кому дать такую награду, Робин.

Наталия поклонилась Досту:

– Желаю вам, чтобы князь Арзлов оказался более сговорчивым на службе у вас, чем он был у нас, милорд.

– Крайние не нужен военачальник для обороны. А Гелансаджару нужен. Выполняя наши задачи, я думаю, князь Арзлов найдет должное применение своим талантам.

– Надеюсь, так и будет, милорд.

Уричин кивнул Наталии, потом обратился к принцу Тревелину:

– С того момента, как князь Арзлов поступил ко мне на службу, вас будут беспокоить проблемы сохранения мира. Прошу вас принять от меня дар, который вам докажет, что я не питаю злобы к Илбирии.

Тревелин покачал головой:

– Я наслышан об Урии Смите. Полковник Кидд отзывался о нем в самых лестных выражениях. Ни за что не могу представить себе, что он будет желать зла Илбирии.

– Нет, он не желает. В сущности, мой дар вам основан на отношении к вам вашего народа. – Дост вытянул вперед правую руку, и Турикана встала рядом с ним. – Я предлагаю вам жениться на моей сестре, чтобы связать наши государства и обеспечить мир вашему государству. Благодаря Урии она знает все о вас и об Илбирии. Она согласилась на этот брак, если вы не возражаете.

Только легкий прищур глаз выдал, насколько принца удивило это предложение.

– Не слишком ли ценный дар – сестра, чтобы им скреплять союзничество, милорд?

– Я согласился бы с вами, если бы в мои намерения входило только связать наши правительства. – Улыбка Доста стала озабоченной. – Мне подумалось, что она сможет исцелить ваше сердце. Этим она завоюет любовь вашего народа и укрепит связь между нашими странами. Я илбириец и крайинец, гелансаджарец и дурранец. Я хочу, чтобы всем народам в мире стало так же уютно от такого смешения языков, как мне. А это возможно, только если познаешь народ моего государства.

Тревелин взглянул на Турикану:

– Не так просто быть моей женой. Она ответила ему улыбкой:

– Урия рассказывал мне, какие трудности преодолела ваша Рочел. Я не рассчитываю заменить ее вам ни в уме, ни в сердце, но если ваши враги попытаются нанести вам вред, для них я стану ее двойником.

Принц кивнул:

– Вы сделали хороший выбор для меня, милорд. Вы заставили меня пожалеть, что я не был знаком с Урией Смитом лично, а только заочно, через его друзей.

– Не страшно, что вы его не знали. Главное, что он вас знал. И знал, как вас любит народ. Благополучие вашего народа – священный долг, который всегда должен быть для вас первостепенным, ради вас и ради них.

– Так и будет, – принц Тревелин взял Турикану за руку, она подошла и встала рядом с ним.

Наталия и Малачи, улыбаясь, обменялись взглядами.

«Да, красивая пара».

Дост улыбался и хлопал в ладоши с удовольствием, в котором Малачи почувствовал известное ему самодовольство Урии.

– Отлично, официальная часть закончена. Я знаю, что завтра все вы покинете мою землю, поэтому сегодня вечером устраиваю банкет в вашу честь. Пусть сегодняшний вечер будет концом старых распрей. Я хочу, чтобы сегодня мы праздновали рождение нового мира. Пусть сегодняшний вечер объединит нас против всех возможных грядущих неприятностей.

Малачи взял за руку Наталию:

– За будущее, Наталия?

– И за восстановление нашего прошлого, полковник Кидд?

Он посмотрел на Робина Друри, потом заглянул в ее глаза цвета морской волны:

– Сможем ли мы наверстать пропущенные двенадцать лет?

– «Леший» – не такой быстрый корабль, любовь моя. – Наталия сжала его руку. – Ушедшее минуло. Попусту потраченное время – это трагедия, так что оставшееся время надо использовать на всю катушку. Верно?

Малачи кивнул, улыбались даже его глаза из серебра.

– Как и тогда, Наталия, преклоняюсь перед твоей мудростью.

– Это пока я не побила тебя на шахматной доске? – Радостный смех Наталии разнесся по всей комнате. – Для нас наступает светлое будущее.

126
{"b":"26230","o":1}