ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Спасибо, мистер Гримшо. А если я могу быть чем-то полезен вам или вашей дочери, не сомневайтесь, пошлите за мной.

– Да вроде ничего сейчас в голову не приходит, брат Робин, – сказал старик, – но ко времени вашего визита в усадьбу Гонтлан, может, что-то изменится.

Урия оперся на руки и попытался отпрянуть от Фило, но силы его оставили. Фило грубо поднял его, поставил на колени и задрал ему голову назад, так что обнажилось горло Урии.

– Мой нож любит пить из глубины.

Но до того, как нож разрезал горло, в темной глубине трюма Урия увидел вспышку света. На палубу спрыгнул Кидд, глаза его, как раскаленные, горели за стеклами темных очков. Он проворно приземлился, затем своей тросточкой нанес сильный и внезапный удар. Деревянная палка сияла жутковатым голубым светом, и через секунду врезалась сбоку по лицу Фило. Раздался резкий треск, и Урия увидел, как у его мучителя один глаз выскочил из орбиты и тут же вылетел из поля зрения. Жалкий человечек свалился, как будто его ударили железной штангой.

Урия с усилием поднялся, стараясь удержаться на ногах. Он знал, что жрец Волка просто не сможет драться. Он же слеп. Один удачный удар – еще не победа в драке.

«Без моей помощи они всем скопом накинутся на Кидда и убьют его».

С трудом поднявшись, Урия постоял одну-две секунды, покачиваясь, и уселся прочно на грудь Фило.

Кидд дрался как одержимый. Одного он хлопнул поперек живота своей тростью, и грузный мужик отлетел, как будто это был не человек, а пустой мешок. Быстрым разворотом илбириец нокаутировал серебряным наконечником трости другого в живот, и тот сложился пополам. Когда он осел мешком, Кидд пригнулся, и занесенный для удара кулак третьего противника прошел мимо него. Уже стоя на одном колене, Кидд размахивал тростью вокруг себя и ткнул кончиком в промежность третьего нападавшего. Когда этот упал на колени, Кидд кончиком трости толкнул его в лоб, и тот рухнул на спину.

Оставшийся противник бросился бежать. Не оборачиваясь в его сторону, Кидд с усилием швырнул трость назад. Крутясь в воздухе, она долетела и ударила врага по ногам, опрокинув его. Тот упал лицом вниз, один раз подпрыгнул и свалился в загрузочный короб. Выбравшись оттуда, он перекатился на спину, плечом зацепив короб.

– Урия, вы где?

– Здесь. – Он осторожно потряс головой, но Кидд по-прежнему двоился в его глазах и неуверенно пробирался вперед. – Тут я, сэр.

Четко ориентируясь на голос, Кидд побрел в его сторону и на ощупь по ногам Фило дошел до того места, где теперь сидел Урия.

– С вами все в порядке? Вопрос, конечно, глупый. Как сильно вам досталось?

– Порезы, синяки. Не вижу как следует. – Урия прижал руку к разрезу на голове вдоль линии роста волос. Другой рукой он вытащил кошелек Фило. Судя по весу, в нем и были украденные десять солнц, так что Урия сунул кошелек в карман на поясе. – Вряд ли мое состояние позволит мне скакать верхом по Гелансаджару.

– Но вполне оклемался, чтобы обокрасть мертвого, – неодобрительный голос Кидда его ужалил.

– Он украл мои деньги, – насупился Урия. – Я их выиграл в карты.

– Я не знал.

– Я от вас их спрятал, потому что думал, что вы не одобрите.

– Вы правы, я не одобрил бы.

– А что плохого в карточной игре? Кид укоризненно качал головой:

– Что, не найти лучшего времяпровождения? Надеюсь, эта история послужит вам уроком, кадет. Вот что значит выигрыш, добытый нечестным путем. А вы оспаривали временные наказания за преступления.

– Прошу вас, сэр, я и так уже слишком пострадал. – Он застонал, чтобы его слова прозвучали убедительнее. – Но все же спасибо, вы спасли мне жизнь.

Кидда эти слова как будто удивили. Хмурое его лицо заметно посветлело:

– Вы же оказались тут из-за меня. Я несу за вас ответственность.

– Позвольте вам напомнить, что это я здесь, чтобы помогать вам, а не наоборот, сэр. – Урия старался говорить несерьезно. – И буду благодарен, если научите меня магическому приему, которым вы расправились с этими типами.

Лицо Кидда опять стало замкнутым:

– Какому магическому приему?

Кидд отвернулся от Урии, и у того сжалось все внутри. Он ведь сам видел, как легко Кидд раскидал авиаторов: как гигант не умеющих ходить детишек, и вот он потерял уверенность и ярость, которые помогли ему победить врагов.

«Он смущен и… испуган?»

– Да, сэр, магический прием. Я видел, как горели у вас глаза. Вы видели авиаторов?

– Видел ли я их? Но ведь это невозможно. – Кидд сдвинул брови, нахмурившись. – Я… просто знал, где они. Наверное, по их дыханию и шагам.. Местонахождение Фило я определил по его голосу, как и вас сейчас – по звуку голоса. Когда живешь так долго, как я, без зрения, привыкаешь ощущать предметы или запоминать их местоположение.

«Запоминать место, где никогда не был? А ведь был совсем беспомощен, когда я переместил ящики с шахматными партиями. Что же происходит?»

– Да, сэр, наверное, так и было.

– Ну да, по звуку и по памяти. – На лице Кидда было написано, что жрец Волка и сам понимает – его ответ бессмысленен. – Тебе нужно к врачу?

– Да, зашить раны на голове, и хоть вы умеете ощущать разное, я не хочу, чтобы вы меня зашивали.

– Согласен, не буду, – хотя, в принципе, я – за прижигание. – На лице Кидда мелькнула улыбка, он встал, и его лицо смягчилось. – Значит, говоришь, глаза у меня горели?

– Да, сэр. – Урия позволил Кидду помочь ему подняться на ноги. – Это что-нибудь значит?

– Не знаю, – Кидд пожал плечами. – Но надо учесть, что этому сопутствовала моя чудесная победа в первой же драке за последние двенадцать лет. Следовательно, можно допустить, это значит вот что: мы на правильном пути, и Господь хочет, чтобы ничто не мешало нам спасти Доста.

Глава 24

Офис генерал-губернатора, Дом правительства, Дилика, Пьюсаран, Аран, 3 темпеста 1687

Принц Тревелин стиснул руки и оглядел министров колониального правительства, собравшихся за столом конференций. Он сердечно улыбался, но голос его был резким:

– Помолимся.

Несколько голов поднялись и взглянули на него. Многие, видно, не были готовы к такому началу, и принца это не удивило. Накануне вечером барон Фиске начал заседание с беглого благословения, не требовавшего ни напряжения ума, ни грузившего аудиторию избытком информации.

«Эту оплошность я исправлю сегодня же утром».

– Отец наш небесный, хоть мы и находимся в богатой и прекрасной стране, полной естественной красоты и богатых возможностей, не дай нам забыть о том, откуда мы пришли, и пусть суд Твой да будет над нами, когда мы умрем. Не дай временным удовольствиям отвлечь нас от нашего долга Тебе, Господь наш. Не введи нас во искушение пренебречь нашей ответственностью перед нашим стадом, которая выше ответственности нашей перед собой. Твоим Святым Именем сказано, что отдать свою жизнь за другого есть величайшая любовь к своему собрату человеку. Не дай нам забыть, что все наши поступки должны отражать нашу любовь к нашим собратьям людям. Господи, Ты мудр, любящ и всепрощающ, и мы будем подражать тебе всеми своими силами. Даруй нам терпение поступать так и мудрость – проявлять справедливость, где требуется. Прошу об этом во имя Отца, Сына и духа Божественного Волка. Да будет воля Твоя.

Подняв голову, Тревелин с удовольствием заметил, что на некоторых сияющих лысинах выступила испарина.

– С добрым утром, милорды и джентльмены. – Он кивками приветствовал их и получал ответные приветствия, потом хлопнул ладонью по длинному столу красного дерева.

– Вот теперь попрошу всех сесть, и я сделаю сообщение. После этого вы отчитаетесь мне в своих поступках и ответите на все мои вопросы так подробно, как мне понадобится.

Министры, все во фраках, жилетах и галстуках темных тонов, заняли свои места, как стайка испуганных школьников. Кое-кто пытался принять беспечный вид. Кто-то сощурился, изображая неудовольствие, чтобы скрыть страх. Но Тревелин понимал: молитва и после нее резкий хлопок по столу заставили их задуматься, что он такое – псих, или просто сердитый человек, или воплощение Божьей кары.

53
{"b":"26230","o":1}