ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он прочно держался, и через метра два от умирающего противника произнес заклинание на крылья. И сразу его понесло вверх, он обрадовался – вышло! – но тут левым крылом ударился обо что-то. От удара расщепился прочный пальмовый столб, на котором висел флаг, замеченный им сверху. Тяжелое красное с черным шерстяное знамя упало и, хлопая, обвилось вокруг отломанного кончика его крыла.

Плечевая лямка крыла врезалась ему в плечо, и вдруг Робин обнаружил, что вращается в левую сторону. Правое крыло было направлено в сторону его скольжения и начало под углом отклоняться вниз, а он заставлял подниматься свое левое крыло. В ответ на его усилия правое наклонилось еще больше, зацепилось за что-то на земле. Крыло наклонялось и перекручивалось, металлические перекладины, образующие его ведущий край, в знак протеста пронзительно скрипели. Наконец с громовым треском перекладины сломались на середине крыла, но к тому времени Робин уже бесконтрольно падал, кувыркаясь в воздухе.

Этирайн сильно шлепнулся о землю прямо на спину. Подпрыгнул и покатился дальше по грязной дороге, сложив как мог плотнее руки и ноги. Левое крыло изогнулось под ним на минуту, как будто могло подбросить его назад в небо, и тут же разлетелось. Металлические 1 перья летели в кильватере, перемешаваясь с комьями грязи, вывернутыми из земли его распавшимися крыльями. Когда Робин вскочил на ноги, ствол его правого крыла вонзился в землю и сломался у плеча. Его сильно тряхнуло, подбросило боком в воздух, почти остановив вращающий момент падения. Влетев в густое облако дыма, держа в руках лук и меч, Робин перекувырнулся через грязную лужу и вкатился в сырую яму посередине дороги.

Снаряжение помогло – ослабило удар от падения, но внутри у него еще все дрожало. В ушах звенело, во рту ощущался привкус крови. Болела спина, но руки и ноги действовали, значит, позвоночник в порядке. Когда в голове прояснилось, он осознал, что где-то потерял свое оружие и нужно его срочно найти.

Из дыма прямо на него выскочила лошадь без всадника.

Он схватился за пряжку у себя на груди, скинул плечевые лямки. Вытащил нож, спрятанный в ножнах в голенище правого сапога, освободился от лямок на талии и бедрах и сбросил остатки крыльев. Огляделся в поисках меча, но рядом с ним оружия не было.

«Далеко он быть не может, видно, влетел в какой-то из этих домов».

Клубы дыма плыли по грязной улице. Сквозь них Робин увидел свой меч, который торчал из каменного фундамента дымящегося дома. Он подбежал, схватил его, снова убрал нож в голенище сапога.

«Теперь – отыскать своих».

Нырнув в проход между домами, чтобы сориентироваться, Робин оказался лицом к лицу с испуганным смуглым малышом. На его вымазанном сажей лице слезы оставили две чистые полоски. На нем были намотаны две тряпки: одна вокруг бедер и одна на голове. Дрожа от страха, ребенок попоз в тень, прижимая к груди фигурку из золота почти в фут длиной.

У этой обнаженной фигурки было восемь рук, и Робин понял, что это не изображение святого.

«Это идол богини Лаамти, – догадался он, – культ местных язычников».

Робин улыбнулся ребенку, и тут понял, что на маске эмоции не отображаются, поэтому ребенок по-прежнему смотрел испуганно.

– Ты в безопасности, сынок, – Робин подмигнул ему.

«Святой Мартин, если ты мне хочешь дать знак, он был бы мне сейчас кстати».

Звук копыт с проезжей части улицы отвлек внимание Робина от ребенка. Он снова произнес заклинание на свое снаряжение и меч. Яркая, как молния, искра пробежала по всему его грязному мечу – от эфеса до кончика, спрыгнула и исчезла в дыму, а меч стал сверкающим и чистым от крови. Робин слышал, как ахнул мальчик, потом с проезжей части послышались гортанные звуки и удары хлыстов по лошадиным крупам.

«Вообще-то я ждал не такого знака».

Всадников было четверо или пятеро. Они удивились при виде Робина, сжавшегося в комок в проходе между домами. Один заметил малыша и указал другим на него. Старший группы выкрикнул приказ, и все в спешке пришпорили коней.

Робин выскочил на улицу, держась правее всадников и оказался между ними и малышом. Всадники схватились за мечи и придержали коней. Они обступили его, высоко подняв мечи и загородившись щитами.

Клинком меча Робин отсек большой кусок круглого щита их предводителя, при этом полумесяц, прикрепленный наверху щита, разлетелся, а клинок, не останавливаясь, врезался в тело предводителя. Заорав, тот сполз с седла, из раны в груди, куда попал меч, пошла кровавая пена. Рука со щитом ударилась о землю раньше, чем тело.

Всадники придержали поводья, наблюдая агонию своего вожака. Улицу опять заволокло дымом, который заслонил нападающих от Робина, но он успел заметить, что тело одного из них засветилось тускло-красным светом. Ничего не видя перед собой, Робин, пригнувшись, ринулся в сторону крайнего. Легкий ветерок слегка разогнал дым, теперь Робину было видно, что он оказался там, где и хотел, – сзади крайнего в ряду. Поднявшись во весь рост, он вонзил меч в спину противника и стащил его с коня.

Подобрав поводья, он вскочил в седло. Всунув ноги в стремена, он хлопнул мечом по крупу другого коня, которого заметил перед собой в рассеивающемся дыму. Конь сделал рывок вперед, сминая двух соседних, оказавшихся перед ним, и те тоже понесли.

Колотя пятками черного коня, он погнал его вперед на кучку всадников. Не обращая внимания на всадника слева, он обрушился на двух, оказавшихся справа от него. Удар пришелся в левое плечо светящегося красным человека, и Робин увидел, как высоко в воздух взметнулась струя крови. Следующим ударом он поразил второго, но оба раненых развернулись и галопом помчались на север. Оказаться жертвой нападения человека с неба и сразу же стать свидетелями того, как он зарезал их друзей, было для них слишком.

Понукая коня, Робин заметил, как последний из противников спешился и набросился на ребенка. Схватился за статуэтку и тянул, но мальчик не отпускал. На грязном смуглом лице ребенка сверкали белые зубы, он впился ими в руку нападавшего. Бандит выхватил из-за пояса кривой кинжал и поднял его, готовый нанести удар.

Мгновенное движение меча Робина – и кисть нападавшего отлетела в сторону. Бандит схватился за истекающий кровью обрубок руки и обернулся, на его лице отразились боль и ярость. Он хотел что-то сказать, но Робин рассек его бронзовый шлем мечом, раздробив ему череп, и противник рухнул наземь.

Робин наклонился с седла:

– Пойдем, мальчик, я отвезу тебя в безопасное место. Мальчик отвернулся от него, всем тельцем закрывая идола от взгляда Робина.

– Мне это не надо, ты иди сюда! – Робин пальцем показал на себя, потом на него, и похлопал по лошадиному крупу у себя за спиной.

Прижимая свое сокровище, ребенок протянул Робину одну руку. Воин перетащил его через труп врага и усадил на круп коня позади себя. Свободную руку ребенка он зацепил сзади за свой пояс:

– Держись.

И погнал коня назад, к югу, и уже через тридцать ярдов наткнулся на людей из отряда «Архангел». Первые им встреченные подняли свои мечи вверх и в восторге закачали головами, а те, кто были позади, просто потеряли дар речи. Из-за масок Робин не мог прочитать выражения их лиц, но по жестам, по тому, как они потрясали своим оружием, понял: они не могут себе представить, как он ухитрился проделать такой стремительный прыжок в гущу дыма, и счастливы, что они снова вместе.

– Поехали, нам еще спасать миссию, – Робин спустил мальчика с седла, вручил сержанту Коннору и указал ему на перевернутую повозку. – Там подожди.

Трудно было сказать, понял ли ребенок, но он послушно побежал к указанному убежищу. Он все еще прижимал к груди золотую фигурку идола, но Робина это не касалось.Пусть это язычник, но сейчас долг Робина – защитить своих единоверцев, насколько удастся.

Ударяя коня пятками по ребрам, он погнал его вперед, стараясь держаться наравне со своими, бегущими вверх по холму.

Менее чем за минуту они оказались на северной окраине городка. Дым вокруг миссии постепенно рассеивался, и они увидели на востоке отряд «Доминион», занявший свои позиции. Бандиты, окружавшие миссию, в замешательстве толпились в центре своей линии обороны, громко споря. В это время дым рассеялся, и тут один из участников спора заорал. Окружавшая его плотная толпа распалась при виде Робина и его «архангелов».

61
{"b":"26230","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Единственный и неповторимый
Тихая сельская жизнь
Тихий человек
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Разбуди в себе исполина
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
В нежных объятьях
Прочь от одиночества