ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Каждому своё 4
Рю. Том 42. Эпоха Дракона
Русич. Бей первым (СИ)
В объятиях монстра
Английский для дебилов
Лунный посевной календарь на 2019 год
Бизнес изи-изи, рил ток. Как прокачать себя, перестать страдать и стать миллионером
Отбор демона, или Тринадцатая ведьма
A
A

Присутствующие затопали ногами, но Дисталус поднял руку, и все успокоились.

— Второе, паренек, о чем я хочу сказать, — это то, что Скрейнвуд так сильно боится посадившего его на трон сулланкири, что не осмеливается против них выступить. Мать его в свое время подготовила народ к войне, он же убил в своих людях способность к сопротивлению. Всем известно: Ориоза для авроланских лазутчиков — безопасная гавань, и Скрейнвуд, пользуясь черной магией, может видеть через монеты, на которых выбит его профиль. Потому-то мы и ослепляем его, чтобы лишить такой возможности шпиона Кайтрин.

Закончив рассказ, Дисталус осушил кружку. Остальные сделали то же самое. Потом последовали просьбы повторить, и Джулиан еле успевал поворачиваться. Старик взглянул на Ворона.

— Вы этот рассказ, наверное, знали?

Ворон задумчиво кивнул:

— Правда, очень уж хороший был пересказ. Особенно насчет мочи… это ваше дополнение или…

Рассказчик облизал губы:

— Слышал это от солдата, который был свидетелем.

Резолют отломил горбушку от небольшой буханки.

— Вы, вероятно, зарабатываете таким образом себе на жизнь? Рассказами?

— Я делаю все понемногу, но сейчас сопровождаю племянницу в город. Может, поживу там некоторое время. Видно будет. — Дисталус мотнул головой в сторону Джулиана. — Если он предложит, то мы останемся. В запасе у меня еще тридцать рассказов. Сегодня я провел разведку боем.

Воркэльф кивнул:

— А люди платят за рассказы о Кайтрин?

Дисталус пожал плечами:

— Она очень популярна. Является персонажем тысячи рассказов, один страшнее другого. Все ее, конечно же, боятся, боятся, что она придет в такое место, как Стеллин, и сотрет его с лица земли. Некоторые люди думают, что делает она это из обыкновенной жадности, другие считают, что у нее более зловещий замысел. Для меня это значения не имеет. Все ответы могут оказаться верными. Сомнений в том, что она хочет превратить южную территорию в пустыню, у меня не возникает. А вот почему она хочет это сделать, меня не касается.

Уилл сдвинул брови:

— Но если бы вы знали почему, может, вы могли бы остановить ее?

Старик склонил голову набок и кивнул.

— Интересное наблюдение, молодой человек. Но подозреваю, что мотивов ее поведения мы никогда не узнаем, хотя рассказы с намеками на причины ее поступков могут стать весьма популярными. Я над этим подумаю. Благодарю тебя.

С этими словами Дисталус поднялся и подал руку Сефи.

— Пойдем, дитя. Лучше уйти пораньше, чтобы толпа рассосалась. Тогда наши друзья смогут лечь спать. Доброй вам ночи. Приятных снов.

Уилл нахмурился, но когда девушка обернулась и потихоньку от дяди помахала ему рукой, обрадовался и улыбнулся.

Широкую улыбку не смогла погасить даже опустившаяся на его плечо тяжелая рука Резолюта. Воркэльф воспользовался тем, что Уилл отвлекся, незаметно подошел к подростку и встал позади. Уилл хотел было подняться, но Резолют развернул его к себе вместе со стулом. Стул грохнулся на пол, а Уилл повалился на воркэльфа. Резолют поставил его на ноги.

— Куда ты положил его деньги?

Уилл покачал головой:

— Я их не крал.

Резолют сильно потряс его:

— Неправда. Ты их взял, когда упал на него.

— Нет. — Ноздри подростка раздулись. — Я споткнулся по-настоящему и свалился на него взаправду. Я не брал его деньги.

— Это была неуклюжая попытка воровства, мальчик. Каждый бы мог догадаться.

Уилл говорил тихо, но в голосе его чувствовалось оскорбленное самолюбие.

— Я действую гораздо лучше, Резолют.

— Ты, наверное, считаешь себя вторым Азуром Пауком?

— Пока еще нет, но я профессионал. — Уилл повернул правую кисть, и тяжелый кошелек, звякнув, упал на середину стола. — Вот вам пример.

Воркэльф отпустил его и схватился за свой ремень.

— Ты проделал это сейчас? Ты взял его у меня прямо сейчас?

Уилл кивнул и уселся на стул, на котором сидела Сефи.

— Да. И я не брал деньги Дисталуса, потому что их у него просто не было.

Резолют взял кошелек со стола и снова привязал к поясу.

— Тот факт, что ты знаешь это, означает, что все же ты бы украл.

Уилл моргнул:

— Если вам на тропе встретится олень, вы ведь его застрелите?

Резолют сжал кулаки:

— Если ты не можешь понять разницу, мальчик…

Ворон повернулся на стуле и подался вперед, поставив локти на колени.

— Разница такая, Уилл. Резолют застрелил бы оленя только в том случае, если бы ему нужна была еда. Тебе же деньги не были нужны. Поэтому нет нужды и красть их.

— Но ведь это же мое ремесло, — пожал плечами Уилл. — Я вор.

— Больше ты им не будешь, Уилл. — Ворон ткнул пальцем ему в ключицу, дотронулся до бархатного кошелька с листом. — Это было последнее твое воровство. Отныне перед тобой стоит благородная задача.

ГЛАВА 6

На полу «Кролика и Клетки» Уилл провел беспокойную ночь. Сначала ему было жарко, потом холодно. От лежания на сучковатых досках тело онемело. Он извертелся и рад был бы получить толчок от Ворона или Резолюта, чтобы те его окончательно разбудили.

Да если бы только физические страдания! Его одолевали кошмарные сны. Он видел то, что отношения к нему, казалось бы, не имело. То он спрыгивал с седла лошади, и у лошади той были огненные крылья, а сам он был облачен в плащ, сотканный из языков пламени. То шел по красному ковру, оставляя за собой выжженные пятна. Направлялся будто бы к трону и видел перед собой дерзкую женщину, похожую на Сефи. Поначалу они разговаривали дружелюбно, потом сдержанно и наконец враждебно. Женщина повелительным жестом указывала ему на дверь, а он хватал ее за горло. Голова слетала с шеи, словно в руках его был цветок. Снятую голову он вручал ее сыну.

Когда он смотрел на себя в зеркало, то видел лицо Ворона, только гораздо более молодого.

Уилл чуть было не проснулся, но страшный сон сменился идиллической картинкой. Он шел по весеннему лугу не то с Сефи, не то с воркэльфийкой Черити. Обдуваемые теплым легким ветерком, танцевали вокруг них цветы. В нем закипала страсть, и отражение этой страсти он видел в глазах своей спутницы, но в это мгновение на лужайку налетала зимняя буря, и перед ним возникал белый холодный океан. Когда зрение его прояснялось, он видел, что объект его желания превращался в ледяную женщину, притягательную и отталкивающую одновременно. Ее объятия несли ему мучительную смерть.

Наконец, после нескольких часов мучений, настало утро. Дочь Джулиана (она прошептала, что зовут ее Мальва) подошла к очагу, помешала угли, положила в него новую охапку дров и разожгла огонь. Уилл вскочил на ноги, выбежал из дома по нужде и вызвался наколоть дров. Если уж мне суждено устать, то надо хотя бы иметь для этого причину.

Жена Джулиана (матерью Мальвы она не была: та умерла два года назад от лихорадки) приготовила завтрак для семьи и путешественников. Дисталус забавлял их во время завтрака рассказами о Золотой Волчице. Ее банда орудовала в горах. Уилл бы предпочел истории об Азуре Пауке, но Дисталус снова подтвердил свою репутацию искусного рассказчика, и Уилл слушал его затаив дыхание. Интересно, думал подросток, не встретят ли они эту Волчицу в горах.

В дополнение к вчерашнему счету Ворон заплатил за постой лошадей, и они вышли из таверны. Джулиан и Дисталус, сидя рядком, о чем-то тихо беседовали. Сефи помахала Уиллу и посмотрела ему вслед, но когда он оглянулся последний раз, она уже слушала Джулиана.

Они оседлали лошадей и выехали из Стеллина по дороге, ведущей на запад, затем свернули на северо-запад. Пошел четвертый день их путешествия. Они обогнули болото с соленой водой и стали подниматься в горы. Судя по всему, по тропе давно никто не ездил, так сильно она заросла.

— Давненько тут никого не было.

Резолют пожал плечами:

— Год прошел.

— Нет, дружище, уже два.

Воркэльф повернулся к нему в седле:

10
{"b":"26231","o":1}