ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс отхлебнула вина, даже не почувствовав его вкуса. Ей надо было передать ему свое сообщение, но спокойное признание Адроганса опередило ее слова. Поэтому она просто ему кивнула.

— Так вот откуда талисманы.

— Жускцы — народ примитивный. Богов и вейруна они признают, но предпочитают иметь дело со стихиями. Называют они их — урюн. Вода, воздух, огонь и другие природные явления. Все это представляет для них одну сущность. Известно, что у реки может быть один вейрун, у озера — другой, но обладают они одной и той же сущностью — урюн. Ими можно манипулировать и держать их под контролем.

Адроганс махнул в сторону двери:

— Вы не понимаете, как Пфас остановил стрелу, которая непременно вонзилась бы в сердце Резолюта? У него был союзник — урюн воздуха. После обряда посвящения Пфаса сбросили со скалы. Если бы обряда не было, он непременно бы разбился, но при помощи урюна воздух стал твердым, и это его спасло. Таким же путем он остановил стрелу.

— А вы связаны с водой? Вы создали гейзеры, болото и озеро? Туман — тоже ваша работа?

Адроганс улыбнулся.

— Когда к обряду посвящения приходишь в зрелые годы, то и сам имеешь запас силы, мудрости, философии, и урюн ищет тебя, как и ты его. — Он прикоснулся к талисману, приколотому к левой стороне груди. — Вода стремилась ко мне так же, как и я к ней. То же самое и огонь, потому шпильки эти были раскалены. Земля тоже ко мне тянулась, поэтому шпильки были металлическими. То же и с деревом: оно запустило мне в спину занозы, а вода успокоила жжение. Но самым главным моим урюном был урюн боли. Находясь здесь, я мог видеть сквозь воду, ощущать сквозь землю. Одновременно я видел и слышал, чувствовал вкус и обонял — и все это через боль.

Боль — это жестокая любовница, но мой роман с ней будет долгим и страстным. Я долго откладывал обряд посвящения, а когда устанавливаешь связи впервые, получаешь наибольшее могущество. Я не жалею о том, что сделал это именно здесь и сейчас.

— И я тоже, — очень серьезно заявила Алекс — Генерал, может, слова мои покажутся вам безумными, но вы должны с помощью арканслаты связаться с королевой Карус.

Адроганс прикрыл глаза:

— Но с какой стати…

— Доверьтесь мне, генерал, доверьтесь. Вы заслужили мое доверие, когда пустили в бой спрятанное вами войско. Мне кажется, что и я заслужила ваше доверие, убив сулланкири. Вот и сейчас я прошу вас поверить мне. Свяжитесь с Карус немедленно. Это жизненно необходимо.

Генерал Джераны чуть поколебался, а потом снял поднос с графином и кубками и поставил его на землю. Сдвинул столешницу и вынул из углубления магическое устройство связи. Через мгновение на арканслате загорелись написанные мелким шрифтом слова.

Со своего места Алекс не могла их прочесть, да ей это было и ни к чему. Адроганс напрягся, и тут же плечи его обвисли. Когда слова погасли, он повернулся и посмотрел на принцессу.

— Как вам стало об этом известно?

Алекс покачала головой:

— Я заслужила ваше доверие тем, что предупредила вас. А как узнала, — не важно. Считайте, что увидела это во сне.

Адроганс бросил арканслату на койку, в смятое одеяло.

— Фрагмент Короны Дракона находится на Вруоне. Вионна затеяла большую игру, а Азур Паук ей помогает. Если она отдаст этот фрагмент Кайтрин… — Он замолчал.

— Мы должны ее остановить. — Алекс сделала паузу. — Мы не можем сейчас бросить против нее армию, потому что у нас недостаточно кораблей для атаки Вруоны.

— Согласен. Если мы пойдем на это, то повторим печальный опыт пиратов на Вильване. Если двинем армию, Кайтрин тотчас об этом узнает и поймет, в чем дело. Может, ее агенты в Лакаслине уже все знают. Я попрошу королеву распространить слух о том, что воровство совершено было для отвода глаз, чтобы спрятать фрагмент в таком месте, о котором никто не знает, откуда его невозможно украсть. Тогда к рассказам о шпионах и пиратах отнесутся с недоверием.

— В этом случае мы не сможем немедленно действовать, генерал, а Кайтрин тут же отправится за фрагментом. Вионна скажет ей об этом незамедлительно. Нам нужно что-то предпринять.

— Этим займетесь вы, принцесса, — кивнул Адроганс. — Вместе с вашими друзьями.

— С моими друзьями?

— Вороном, Резолютом и прочими.

— Но ведь мы сейчас готовимся к освобождению заложников в Свойне.

— Знаю, но если Кайтрин захватит фрагмент Короны Дракона, это уже не будет иметь значения. Операция, которую вы проведете, будет точно такой же, как и освобождение заложников. Внедрение на территорию противника, обнаружение, захват и эвакуация.

— Нет, нет и нет, — с жаром возразила Алекс. — Это вовсе не одно и то же. Вруону мы не знаем, в Порт Голде мы не бывали. К тому же там полно пиратов…

— Не так много, как месяц назад.

— Нет, это невозможно. Мы этого места совсем не знаем… — Но прежде чем она продолжила, снаружи послышались крики. Алекс повернулась к входу. В палатку ввалился Ломбо с двумя повисшими на нем конногвардейцами, безуспешно пытавшимися его остановить. Вслед за ним вошли Пфас и Ворон.

Один из стражников, сержант, с которым она говорила, соскочил с Ломбо и обратился к Адрогансу:

— Прошу прощения, сэр, но…

— Понимаю. Можете быть свободны.

Когда оба солдата вышли, в палатку влетел Сприт и уселся Ломбо на плечо. Панк кивнул и взглянул на Алексию:

— Порт Голд. Ломбо знает. Украсть легко.

— Вот видите, генерал, как оптимистично он настроен.

Алексия вздохнула:

— Я знаю, что некоторые панки были пиратами, а ты, случайно, не был?

Ломбо стукнул себя кулаком в грудь так, что Квик свалился с плеча.

— Ломбо — лучший пират. Попадает в Порт Голд легко.

Адроганс выгнул бровь:

— Легко?

Панк энергично кивнул:

— Пираты не подозревают Ломбо.

— Почему это?

Ломбо оскалил огромные зубы:

— Они думают, Ломбо мертв.

ГЛАВА 57

Керриган поерзал на стуле. Путешествие с плато Жуск было нетрудным — они двигались под гору — и заняло неделю, а до джеранского порта Уриз они доехали за три дня. И дни эти показались Керригану очень долгими. Они ехали верхом, не щадя себя, а останавливаясь на ночлег, не зажигали костров, но не из опасения быть замеченными и не из-за отсутствия дров, а из-за недостатка времени. В двух жускских деревнях путники сменили лошадей, поели горячей еды, а потом тут же отправились в путь, так что даже Ломбо чуть не падал от усталости.

Незадолго до рассвета прибыли в порт. Ломбо повел их сразу в гавань, и они быстро сняли дорожную одежду и нарядились в яркие костюмы, чтобы никто их не узнал. Алексия и Резолют покрасили волосы: она — в черный цвет, а Резолют — в голубой.

Керриган всю свою жизнь носил робы, и потому сапоги, панталоны и просторные рубашки с яркими вставками в рукавах очень его смущали. Адепту очень не хотелось повязывать на голову платок, но он немного успокоился, когда увидел, как хорошо этот платок смотрится на Дрени. Кстати, они были похожи друг на друга, и их вполне можно было принять за братьев.

Вместе с Дрени и Орлой Керриган сидел в маленькой прибрежной таверне с низкими потолками и неярким освещением. На Орле была одежда, которую носили жены рыбаков. В таком платье можно было в любой момент подоткнуть подол и приняться за работу на судне. На Дрени была такая же рубашка, как на Керригане, однако брюкам он предпочел мужскую юбку-килт, тем более что многие рыбаки здесь так одевались.

Алексия и Ломбо ушли, чтобы договориться о лодке, которая должна была доставить их на Вруону. Ворон, Резолют и Уилл их охраняли. Квик и Перрин за пиратов сойти никак не могли — таких здесь просто не водилось — а потому держались в стороне, но всегда были готовы помочь или передать при случае какое-нибудь сообщение. Путешествовать они собирались либо на мачте, либо в трюме.

Все остальные вполне сошли за пиратов, даже маленький Уилл. Его, правда сначала, по причине роста брать не хотели, но потом учли то обстоятельство, что он может поговорить с Азуром Пауком и упросить того вернуть фрагмент Короны Дракона. В благоприятный исход дела никто, включая самого Уилла, не верил, и все же такой возможностью решили не пренебрегать. В конце концов, если Азур Паук на это не согласится, Уилл и сам может украсть фрагмент.

107
{"b":"26231","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черновик
На Алжир никто не летит
Цвет Тиффани
Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса
#Я хочу, чтобы меня любили
Будни анестезиолога
Так держать!
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции