ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 62

Керриган скрестив ноги сидел на корме «Белой Акулы». Руки его сжимали тонкий шест из эбенового дерева. Он внимательно смотрел на кильватер, чтобы не пропустить погони. Видимость ему ничто не загораживало — ни гакаборт, ни несколько ахтерштевней. Все это было разломано. С тех пор как они покинули гавань Порт Голда, судов они не встречали, но Керриган не позволял себе ослабить бдительность.

За спиной у него работали матросы, скрипели канаты, хлопали паруса и флаги. «Акула» шла на восток. До городской пристани и до старого корабля Ломбо они добрались довольно быстро и без приключений. Перрин и Квик оказались там еще раньше и успели освободить четырех панков, которых в качестве рабов держали в порту закованными в кандалы. После чего как они убили преданных Вилу и Ричу людей, остальная команда с радостью согласилась снова плавать под командованием капитана Ломбо.

Панк принес Орлу в самую большую каюту и уложил на койку. Керриган пошел к ней, надеясь ее излечить, но Орла чуть приподнялась и повелительным жестом отправила его обратно на палубу.

— Останови корабли, адепт, иначе мы все пропали.

На причале царило настроение, близкое к панике. Одни садились на весла, другие поднимали якоря. Ломбо громко начал отдавать команды. Экипаж действовал безупречно: корабль лег на курс и оставил гавань, освещенную заревом горевшей крепости.

Керриган чувствовал, как пылают от стыда его щеки. Ведь он сразу увидел, что заклинания Орлы не могут уничтожить Вила. Зачем же он в таком случае воспользовался тем же самым способом, пусть даже и многократно усиленным? Вил укрыл себя колдовской защитой, и магия его от этого стала лишь сильнее. Да что там говорить, Керриган попросту растерялся: способов много, а Орла вот-вот умрет…

Адепт встрепенулся, надеясь исправить допущенные ошибки. Как только «Акула» вышла в море, он пошел на корму и рассмотрел стоявшие у причала корабли. Заставил себя успокоиться, не замечать царившую вокруг суматоху и настроиться на заклинания, которыми можно уничтожить пиратские корабли. В качестве первой жертвы он выбрал корабль Вионны «Океанская Ведьма». Из воды адепт поднимать его не стал, так как хотел сохранить силы для других судов. Он взялся за мачту и начал расшатывать ее, имитируя бурю на море. Он мотал мачту взад и вперед, а затем, толкнув, проткнул ею киль.

Из отверстий в корпусе и корме ударили фонтаны воды. Матросы бросились врассыпную, попрыгали за борт и поплыли к берегу, заметив, что корабль опасно накренился. Керриган перевел внимание на следующий, второй по величине корабль. Полетел штурвал, сломались мачты, повалились в воду весла. Затем адепт сжал правую руку в кулак и ударил им по ноге. С каждым таким ударом отваливался кусок пирса, и матросы удирали во все лопатки.

Слезы застилали ему глаза, и поэтому последний его удар пришелся на их собственный гакаборт. Ломбо схватил адепта за руку, чтобы в гневе он не разбил их корабль, и держал его так до тех пор, пока ярость Керригана не утихла, унеся с собой и его магическую силу. Тело адепта сотрясали рыдания. Ломбо взял его на руки, отнес в каюту и усадил на стул рядом с Орлой.

Керригану хотелось спать, но позволить себе этого он не мог. Применив магию, занялся выяснением диагноза больной женщины. Он обнаружил сильный ожог, сравнимый с поражением молнией. Керриган и раньше наблюдал такой случай, только тогда от молнии пострадал кролик.

Адепт мог это поправить, но не успел он приступить к работе, как Орла открыла глаза:

— Не надо, Керриган.

Он растерянно заморгал:

— Я хочу вас вылечить.

— Подожди. Проверь еще раз. Там остались следы магии.

Керриган применил способ, предназначенный для обнаружения магии, и нашел остаточные следы. Это его удивило, потому что заклинание молнией не могло оставить следа. Такие следы остаются лишь в случае колдовства.

С помощью особо тонкого способа он прощупал границы колдовства. Этим способом ученые Вильвана пользовались для выяснения природы того или иного заклятия. Вскоре юноша обнаружил сразу два заклятия. Одно — активное — медленно отравляло Орлу, а другое, распустив свои тонкие щупальца, прикрывало первое. Удивило Керригана то, что второе заклятие было настолько маленьким, что он чуть было не пропустил его. Чуть менее одаренный маг наверняка не обратил бы на него внимания.

Керриган задумался. Щит, выставленный Валом, поглотил мое заклинание и усилил за его счет свое собственное. Может, и это, второе заклинание усиливает первое, приближая смерть Орлы? Надо что-то делать, но он не знает, что именно.

Керриган взял в свою ладонь ее руку.

— Орла, вы должны мне помочь. Если не поможете, то умрете.

Орла поморщилась. Лицо у нее бледное и изможденное. Карие глаза лишь слегка приоткрылись.

— Я умру в любом случае. — Грудь ее тяжело вздымалась. — Когда ты в прошлый раз меня лечил… ты тогда много и других болячек исправил, верно?

Керриган кивнул:

— Это было нетрудно. Всего лишь возрастные изменения.

Орла слегка улыбнулась:

— Потому-то я пока и не умерла.

— Что?

— Хеслин знал, кто будет за ним охотиться. — Орла на мгновение замолчала и опустила веки. Тело ее сотрясла еще одна судорога, но она пожала ему руку. — Прут… прочел мою магию, модифицировал заклятие. Хеслин всегда любил точность. Он все рассчитал, чтобы убить меня. Но благодаря тебе я сейчас уже не такая, какой была раньше.

— Я сделаю вас еще более непохожей. Я обнаружил два заклятия. Одно из них отравляет вас. Другое его прикрывает. — Керриган улыбнулся, стараясь вселить в нее надежду. — Все, что мне нужно, — это разделить эти два заклятия, а потом уничтожить первое.

Орла закрыла глаза, но кивнула:

— Но ты не сможешь этого сделать.

— Я должен. Надо только хорошенько подумать.

Она покачала головой, все так же не открывая глаз.

— Керриган, ты к такой работе не подготовлен. Из тебя сделали дубину, а здесь нужен стилет.

— Знаю. Я возьму прут.

— Нет! — Возражение это лишило женщину последних сил, и она закашлялась. — Нет.

— Пусть то, что на вас наслало заклинание поможет мне его снять.

— Нет. — Она отняла свою руку. — Иди на палубу. Делай, что следует. Пришли ко мне Резолюта.

Керриган обиделся, вышел из каюты и спустился на несколько ступенек. Пери, Резолют и Ворон стояли возле койки, на которой лежала Алексия. Адепт остановился в дверях и кивнул Резолюту.

— Магистр Орла спрашивала вас, Резолют.

Воркэльф вышел из комнаты, но Керригану все равно было туда не втиснуться, даже если бы он и захотел войти. Он взглянул на Алексию. На голове окровавленный бинт, но цвет лица здоровый и дыхание спокойное. Она выживет.

Резолют высунул голову из каюты Ломбо и позвал Ворона. Тот неохотно поднялся. Одежда его до сих пор была перемазана кровью, как своей, так и Алексии. Он протиснулся мимо Керригана и слегка застонал, задев израненным боком своим толстый живот адепта.

Керриган взял Ворона за руку:

— Я могу вас излечить.

— Не сомневаюсь, сынок, но займись-ка лучше Алексией, — мрачно улыбнулся ему Ворон. — Шрамом больше, шрамом меньше — значения не имеет.

Под настороженным взглядом Перрин Керриган применил к Алексии тот же диагностический прием, что и к Орле. Она сильно ударилась головой, но череп был цел. Адепт с радостью принял боль исцеления на себя, стараясь хоть как-то искупить свою вину перед Орлой.

Затем он вернулся на темную корму. Потрогал изуродованный гакаборт. Глядя в море и думая о своем, адепт с помощью магии выправил дерево. Потом он привел в порядок жезл Орлы и уселся, поглаживая эбеновую палку руками.

Когда взошло солнце и, залив своим оранжевым светом палубу, отбросило на море длинную тень корабля, Керриган почувствовал жжение в глазах. Он и рад был бы уснуть, но не мог себе этого позволить. Орлу спасти он не может, так хоть последнюю ее волю исполнит.

Послышались чьи-то шаги.

117
{"b":"26231","o":1}