ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От телег, лошадей и арафти остались лишь дымящиеся осколки, подергивающиеся куски лошадиного мяса да черные перья, плавно спускающиеся на разодранный дерн.

Маленькие драгонели — Уилл окрестил их швырялками — поливали снарядами восточный форт. Одних солдат сбрасывало со стен воздушной волной, другие получали контузию, третьи падали, разорванные снарядом. В центральном дворе форта взорвалось несколько залетевших туда ядер, но большая часть снарядов отскакивала от стен и взрывалась в поле. Два снаряда упали, не сдетонировав.

Уилл, стоя у парапета рядом с Вороном и Дрени, громко спросил:

— Почему они не отвечают?

Алекс указала на земляные насыпи, заслонявшие «швырялки».

— Они находятся вне зоны действия наших драгонелей. Впрочем, особого значения это не имеет, потому что одними снарядами крепость не возьмешь. Для этого требуются войска, а они окажутся у нас под прицелом.

За линиями авроланов застучали барабаны. С задних рядов в передние начали передавать лестницы. Алекс прикинула расстояние, которое им придется преодолеть. Восемьсот ярдов. Если они побегут, то до крепостных стен доберутся за две минуты.

Однако бежать авроланы не стали. Вместо этого они двинулись вперед в организованном порядке, печатая шаг под грохот барабанов. Медленно, шаг за шагом, бесстрашно, с пением, легион за легионом, они сокращали расстояние, отделявшее их от крепости. Фланги двигались чуть быстрее, с тем чтобы все оказались у стены в одно время.

Семьсот ярдов, шестьсот, пятьсот. Как только рубеж этот был преодолен, с крепостной стены прозвучал первый залп. Крепостные драгонели изрыгнули огонь, и железо раздвинуло тяжелые серые тучи. Металлические шары врезались в формирования противника, полетели тела. Один снаряд угодил в грудь хогуну. Гигант с недоумением посмотрел на кровавую дыру и хлопнулся ничком, подмяв под себя бормокинов.

Вилейны отдали команды, и ряды сомкнулись. Враги продолжали организованное шествие, оставив за спиной усеянное трупами поле. Все вперед и вперед, плотно сомкнув ряды, все ближе и ближе.

К выстрелам подключились и другие форты, поле оказалось под перекрестным огнем. Шипел металл, падали бормокины. Казалось, по полю двигался огромный серп, скашивающий все подряд. Движение тем не менее не останавливалось.

Поле боя заволокло дымом, и Алекс лишь урывками видела то, что происходит. Когда к пальбе подключилась Львиная батарея, стало еще хуже: горький дым попал ей в глаза, и они заслезились. Но ни дым, ни слезы не могли скрыть того, что помешать авроланам подобраться к форту они не смогут: слишком велик численный перевес противника, к тому же и времени на перезарядку драгонелей уходит много. Всех не перестреляешь.

Еще того хуже: авроланы передвигали на поле свои длинные драгонели. Они прицепили их к темериксам и потащили на ближние позиции. Обслуживавший персонал нацеливал орудия и производил выстрелы. Металлические шары ударялись в стены. Таких орудий было несколько дюжин, и все они, слушаясь команды вилейна, били по одной цели.

Большая часть металлических шаров отскакивала от скошенных стен, но каждый из них пробивал небольшое углубление в ранее гладкой поверхности. Некоторые ядра сшибали зубцы стен, и они падали во двор маленького форта. Один шар угодил в драгонель, и она покосилась, убив при этом одного механоида.

Поскольку драгонель вышла из строя, то, стало быть, и давление на противника несколько ослабло. Снова и снова авроланские драгонели били по драгонелям Крепости Дракона. Механоиды перенацелили свои орудия и уничтожили ответным огнем одну-две вражеские драгонели, однако бормокины уже приставляли лестницы к стенам.

Защитники стали бомбардировать их снарядами, но авроланам, похоже, наплевать было на то, что в их формировании появлялись бреши, тем более что на место убитых вставали новые бормокины. Когда снаряды взлетали на воздух, защитники отходили назад. Другие метали в бормокинов стрелы или пытались сбросить со стен лестницы, но противник упорно лез все выше и выше.

Снаряды рвали карабкавшихся бормокинов на куски, но их товарищи продолжали лезть по скользким камням. Другие форты и Крепость Дракона перенацелили орудия, чтобы сбить бормокинов, но все это делалось медленно, слишком медленно.

Алекс глянула на Ворона:

— Форту конец.

Он кивнул. Лицо его вдруг сильно постарело.

— С этой потерей и другие форты ослабнут. У нас нет столько драгонелей, чтобы справиться со всем этим войском. Четверть века назад Кайтрин сказала правду, заявив, что придет. С таким войском даже без драгонелей победа ей обеспечена.

Уилл откинул упавшие ему на нос с маски перья арафти.

— А ведь Кайтрин еще не выпустила на нас своего дракона.

— Верно, — Ворон провел пальцами по бороде. — Либо она подозревает, что Каварр может справиться с драконом, либо хочет показать, что и без него может взять крепость. В любом случае я рад, что она этого не сделала.

— Да какая разница? — Алекс посмотрела на поле боя. Восточный форт прекратил сопротивление, и бормокины исполняли на стене победный танец. Выстрелы из крепости не причинили им вреда. Когда дым начал рассеиваться, стало ясно положение дел: войско Кайтрин при взятии форта почти не пострадало. Легионы двинули свои драгонели на север и на запад, чтобы захватить и остальные форты.

Алексия вздохнула:

— Нас губит медлительность.

— Форт взять не так трудно, как крепость, — пожал плечами Уилл. — Готов поспорить: мы их остановим.

— Я знаю, что мы должны их остановить, но спорить я бы не стала, — слегка улыбнулась ему Алексия. — Такой спор придется оплачивать жизнью.

— С тех пор как Ворон с Резолютом меня нашли, жизнь моя постоянно стоит на кону. — Уилл указал пальцем на шатер Кайтрин. — Она давно пытается ее выиграть, и нам нужно постараться, чтобы Кайтрин ждала этого как можно дольше.

ГЛАВА 71

Северо-восточный форт пал сразу после наступления темноты. Вспышки драгонелей с обеих сторон раскалывали ночную тьму адским красным светом, выхватывая из сумерек изуродованные тела, кровавые лужи и копошащуюся массу бормокинов, карабкающихся по стенам форта. Алексия вглядывалась до боли в глазах и даже обрадовалась тому, что дым и усталость ее наконец ослепили.

А вот свист снарядов и взрывы не оглушили ее настолько, чтобы она не слышала стонов умирающих. Когда наступила темнота и во вражеском лагере загорелись костры, Алекс вернулась в Башню Короны. Заставить себя считать костры она не смогла. Даже по самым приблизительным прогнозам, Крепость Дракона не могла противостоять противнику.

Уснула Алекс быстро, а проснувшись, поняла по тому, как запутались в ногах простыни, что ночь была беспокойной. В душе ей хотелось побывать в Союзе Драконов, чтобы спросить совета. И она не понимала, был ли путь туда был блокирован ей магией, или у нее просто не было такой уж острой необходимости совершить это путешествие. Она надеялась на первое и страшилась второго.

Проснувшись, Алекс ощутила еще больший страх. Завтракать она не стала, а немедленно отправилась на крепостную стену. Несмотря на низкий туман, стелющийся над полем, она разглядела последствия недавнего боя. В тумане плелись какие-то фигуры, останавливались, подергивались, но тем не менее все же шли по направлению к позициям авроланов. На ближайшем к Алексии форте со стен свешивались тела. Они повисли на зубцах как тряпичные куклы, а потом сползли по покатой поверхности на землю и лежали, собравшись в бесформенные груды.

Алексия не могла понять, почему бормокины не убирают своих мертвецов, пока из-за дальнего угла форта не появилась стройная женская фигура. Алексия немедленно ее узнала: это Миралл'мара, сулланкири, бывшая когда-то воркэльфийкой. Светящаяся женщина нагнулась и погладила тело бормокина. Тот зашевелился и встал, хотя у него не было одной руки. Сулланкири тронула другое тело, и тот, несмотря на отсутствие правой руки и правой ноги, тоже вылез из груды мертвецов. Сулланкири взмахнула правой рукой, вспыхнул красный огонь, и рука одного бормокина приросла к телу другого. Получилось чудище о трех ногах и двух головах, оно неуклюже направилось через поле в лагерь авроланов.

133
{"b":"26231","o":1}