ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дым чуть развеялся, и принц увидел, что Герхард смеется и показывает куда-то пальцем. От форта не осталось ничего, кроме дымящейся воронки, из которой время от времени вырывались небольшие взрывы. Передние ряды авроланов разорвало на части шрапнелью, и поле было усеяно кровавыми подергивающимися телами. Те реанимированные мертвецы, которые уцелели, цепляясь за землю, тащили вперед то, что осталось от их тел. Они подбирались к крепости все ближе и ближе. Эрлсток не видел отсюда драгонели противника, зато повозка с взрывчатым порошком ярко горела, и взрывы укладывали защитников на землю.

Принц подошел к переговорной трубе и прокричал в нее: — Взрывникам подготовиться!

На крепостной стене установлены были между зубцами полые трубки. По приказу Эрлстока открыли клапан, и из резервуара пошло через форсунки масло. С помощью простого заклинания военный маг поджег масляный поток, в котором заживо сварились как живые, так и полумертвые авроланы.

Затем Герхард вместе с батареей Гидры открыл огонь. Залпы совершались каждые две минуты. Большие металлические шары пробили бреши в рядах противника, шрапнель разрывала на части целые отряды. И хотя стреляли они так быстро, как только могли, хотя масло лилось без остановки, авроланы подбирались все ближе и ближе, тем более что развалины форта служили им бруствером, за которым они установили свои драгонели.

Эрлсток почувствовал, как на землю опустилась черная тень. Он посмотрел на восток: это горели главные ворота и плавился камень. В небе кружил золотой дракон, который опустился на башню Короны. Взмах хвоста — и древко штандарта разлетелось в щепки, на землю полетел флаг с изображенным на сером полотнище черепом черного дракона. Дракон уселся на выступ башни, царапая когтями камень. На крышу башни, в отличие от своего предшественника, он садиться не стал.

Извлек, стало быть, урок из прошлой неудачи. Четверть века назад дракон вспорол крышу Башни Короны и угодил в ловушку, подстроенную ему бароном. И хотя ныне Башня Короны была слишком маленькой и приземистой, чтобы устроить в ней такую же западню, наученный горьким опытом дракон рисковать не стал, а принялся разбирать кладку, намереваясь попасть в комнату, где хранились фрагменты.

Дракон был не промах, но и Каварр тоже не почивал на лаврах. В лабиринте имелись и другие башни и блокпосты, в которых хранились продукты и вооружение, необходимые для обороны. В каждом лабиринте имелась большая драгонель. Орудия эти были слишком большими, чтобы их можно было передвинуть, да и скорострельностью они не отличались. Драгонели были установлены так, чтобы охватить все стороны света. С помощью сложной системы блоков и рычагов можно было приблизительно настроить их на цель; впрочем, для такой огромной цели, как дракон, большой точности и не требовалось. Маги, приписанные к орудийным расчетам, общались друг с другом с помощью арканслаты, так что когда дракон принялся крушить стену и сбрасывать на землю большие гранитные блоки, орудийным расчетам был дан приказ открыть огонь.

Большие драгонели не могли действовать слаженно. Впрочем, большого значения это и не имело. Диаметр их ствола примерно равнялся щиту воина и составлял два с половиной фута. Металлический шар такого размера был бы слишком тяжел, и при выстреле орудие просто бы разорвало. Можно, конечно, начинить его мелкими шарами — величиной с кулак, но они бы не пробили броню дракона: отлетели бы, возможно одна-две чешуйки, и животное только обозлилось бы.

Использовав когда-то для убийства дракона длинную иглу, барон Каварр решил повторить свой успех, приготовив на этот раз много игл. Каждую большую драгонель он зарядил деревянным бочонком. В бочонок залил воск и вставил в него по восемнадцать стальных игл длиною в ярд. Концы игл, острые как бритва он сделал толстыми, способными пробить броню дракона. Огонь при выстреле заполнял металлическую трубку, воск таял, бочонок отскакивал в сторону, а раскаленные иглы летели в заданном направлении.

Иглы, выпущенные с южной стороны, угодили в рану, полученную драконом на Вильване. Выстрел с запада получился не таким удачным, хотя и в этом случае несколько игл пробили дракону щеку, а одна поразила ему левый глаз. Залп с севера оказался очень точным: иглы вспороли дракону правый бок, пронзили лапу, крыло и хвост. Ни одна из этих ран не была смертельной, но иглы глубоко вошли в тело, порвали мышцы, и на землю хлынула огненная черная кровь.

Самым удачным оказался залп с восточной стороны: иглы пронзили дракону спину, плечи и шею, раздробили кости.

Дракон соскочил с башни, желая убраться восвояси, но левое крыло отказалось ему подчиняться. Одна из игл порвала ему нерв и парализовала крыло. Здоровое крыло сделало мощный замах, хвост яростно взметнулся, и полуслепой дракон рухнул вниз, в развалины обрушившегося здания.

Эрлсток радостно завопил и побежал вниз по дамбе к солдатам. Он показал им рукой на восток, на разрушенные главные ворота, но прежде чем принц успел отдать приказ двигаться в том направлении, позади него что-то со звоном упало. Солдаты широко раскрыли глаза и попятились. Принц оглянулся через левое плечо и увидел, что один из снарядов медленно, словно бы нехотя летит по воздуху.

Какую-то долю секунды он попытался запомнить, как выглядит загадочный шар, чтобы потом доложить барону.

Но вскоре Эрлсток сообразил, что учитель так и не получит от него эту важную информацию, потому что шар взорвался.

ГЛАВА 73

Алексия пыталась отогнать прочь тревожные мысли. Она внушала себе, что эвакуация идет пока лучше, чем ожидалось. В первый день они прошли больше, чем планировали. Во второй — добрались до тайника с продовольствием и оружием, устроенного там предусмотрительным Дотаном Каварром. Керриган нейтрализовал наложенные на тайник магические заклинания, и теперь у них было в изобилии продуктов и оружия — каждый член отряда оказался вооружен.

Всю вторую половину дня механоиды обучали нестроевиков обращению с оружием. Алекс не рассчитывала, что эти люди смогут хоть сколько-нибудь оказаться полезными в случае нападения на колонну авроланов. Но с психологической точки зрения это было неплохо: люди решили, что смогут защитить своих детей, и почувствовали себя увереннее.

К вечеру этого второго дня Алекс надо было принять серьезное решение. Пери, слетав на разведку, принесла сообщение (подтвержденное Вороном и Резолютом), что колонну уже преследуют. Кавалерия авроланов шла на юг параллельным им курсом. Авроланы держались востока, отрезая беженцев от реки Тиник, которую они могли бы перейти вброд у Иватсенской излучины, после чего добрались бы на плотах до Себции. Авроланы в любой момент могли обойти их и пригнать назад, в Крепость Дракона.

Перед Алексией стоял вопрос: говорить или нет беженцам о том, что авроланы их преследуют? То, что кавалерия по определению не участвует в осаде крепости, было ясно каждому, но раз Кайтрин послала обоих кавалеристов преследовать колонну, можно было предположить, что дела у нее идут успешно.

С другой стороны, дракона она за ними не выпустила, хотя он мог появиться в любой момент. Алексия не знала, действительно ли Кайтрин решила отпустить беженцев: у Кайтрин нет никакой причины идти им навстречу, а потому она всегда могла нарушить свое обещание. Возможно, ей просто захотелось поиграть, а когда эта игра наскучила, она решила разом с ней покончить.

Алексия размышляла целый день, прежде чем принять решение. За это время она узнала, что их преследуют два легиона кавалерии. Один состоял почти полностью из темериксов под началом вилейнов. Вторым легионом — тяжелой кавалерией — командовал сулланкири Ганагрей.

У Алексии имелось против них шестьсот солдат, но рассматривать как тяжелую инфантерию можно было только механоидов. Вот кто бы здесь пригодился, так это ориозские разведчики, но две трети из них остались в Крепости Дракона. Хотя солдаты из разведотряда отличались смелостью и готовы были защищать свои семьи до последней капли крови, они не были подготовлены к сражению в лесистой местности.

138
{"b":"26231","o":1}