ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кулинарная книга моей бабушки. Невысокая кухня и всякое нытьё
Королева и лекарь
Трамп на кушетке. Что на самом деле в голове у президента
Узоры для вязания на спицах. Большая иллюстрированная энциклопедия ТOPP
Мар. Червивое сердце
Отложенное счастье
Диетология. Руководство
Большая книга приключений семейки троллей
Жить на полную. Выбери лучший сценарий своего будущего
A
A

Он быстро отполз в другой конец комнаты. Свет с нижнего этажа проникал в щели между досками. Желтые полосы расчертили стулья, кровать и шкаф. Уилл знал, что, несмотря на то что он маленький и легкий, неровные доски непременно заскрипят, но не слишком беспокоился: пьяные ворки все равно ничего не услышат.

Вор подполз к шкафу и ощупал его снизу. Луминия рассказывала, что Хищник стоял там как-то на коленях и фигура его была залита серебристым светом. Водя пальцами по нижней доске, Уилл искал какую-нибудь задвижку или рычажок, которые могли бы открыть потайной ящик. Ничего хитроумного подросток не обнаружил.

Пальцы его нащупали небольшой участок, едва заметно выступавший наружу. Подросток поддел его ногтями и, выдвинув деревянный брусок длиною в ладонь, обнаружил в углублении, которое прикрывала деревяшка, два кошелька: один кожаный, тяжелый, а другой бархатный, легкий. В легком кошельке лежало что-то непонятное.

Кожаный кошелек вор сунул за пояс. Он знал: пора сматываться, не время осматривать другую находку, и все же ему хотелось убедиться в том, что он действительно похитил сокровище воркэльфа. Тонкие пальцы развязали узел, стягивающий бархатный мешочек, и наружу вырвался ослепительный серебряный свет.

Уилл даже глаза зажмурил. Он был поражен и очарован. Сокровище напоминало лист. Вор понимал, что это лист какого-то дерева, какого именно, он не знал: в Низине деревьев почти не было. Лист излучал серебристое сияние и казался выполненным из металла, хотя серебро было бы тяжелее. Странное дело: и текстура, и эластичность у него как у настоящего живого листа.

Понятия не имею, что это такое, но это настоящее сокровище! В какое-то мгновение Уилл хотел положить его на место. Показалось даже, что грешно беспокоить лист. Мысль о том, что брать чужое — грех, ему до сих пор и в голову не приходила. С другой стороны, негоже этому листу лежать запертым в тесном тайнике. В душе Уилла что-то дрогнуло, внутренний голос словно бы шепнул ему, что сокровищем этим он обязан как-то распорядиться.

Снизу вдруг раздался дикий крик, что-то с размаху стукнуло в пол чердака. Сквозь щели выплеснулся эль. Вор был таким мокрым, что и не почувствовал, что его облили, зато в нос ему ударил запах пива. Уилл догадался: серебристый свет внизу заметили. Лестница, ведущая на чердак, затряслась под тяжелыми торопливыми шагами.

Ни секунды не раздумывая, действуя на основании инстинкта, выработанного за десятилетие воровской жизни, Уилл заткнул бархатный кошелек за пояс и рванулся к окну, свалив при этом за собой стул. В это мгновение дверь в комнату распахнулась. Веревка поползла за вором, словно живая. Он услышал отчаянную ругань эльфа: тот наткнулся на стул и растянулся на полу. Уилл выплыл в ночь, надеясь приземлиться на крышу.

Надежде этой не суждено было осуществиться: веревка натянулась, и он опустился к окну, у которого его поджидал улыбавшийся ворк. Уилл изо всей силы пнул ногой ставню, и она ударила Хищника по лицу, затолкнув того в комнату.

Быстро и осторожно подросток спустился вниз, на долю секунды опередив ворка, обрезавшего ножом веревку. Уилл нагнулся, схватил камень и швырнул в окно. Бледное лицо исчезло в темноте.

Уилл помчался по аллее, забирая вправо. Эта дорога уведет его в лабиринт Низины, и там воркам его не достать. Бежал он так быстро, как только мог, прямо по лужам, перепрыгивая через трупы животных. Ливень ему сейчас на руку: он смоет все следы.

В этом Уилл был прав: дождь моментально смывал следы и уничтожал запахи, зато в другом, в главном, он оказался предателем. И поначалу, пока вор сломя голову летел мимо закутанных в плащи прохожих и тявкающих вслед ему шавок, это до него не дошло. Тут нет дороги.

Название свое Низина получила именно потому, что этот район Ислина находился в котловине. Во время прилива некоторые места затапливало, и хотя самый высокий уровень воды несколько часов назад был пройден, дождь превратил улицы в бурные реки, полные зловонных отбросов.

Уиллу ничего не оставалось, как свернуть на север. За своей спиной он уже слышал дыхание преследователей и знал, что ему нужно избавиться от добычи. Отвязав кожаный кошелек с монетами, он бросил его за спину. Когда же пальцы его прикоснулись к бархатному мешочку и он ощутил сухое тепло, парень тут же осознал, что никто не посмеет забрать у него лист. Ни они, ни Маркус. Никто.

Уилл наклонил голову и побежал так, словно от этого зависела его жизнь. И тут дождь предал его во второй раз. В глубокой луже его подстерег скользкий булыжник. Подросток наступил на него правой ногой, споткнулся и упал на дорогу, разбив колено. Булыжники под дождем мягче не становятся: боль разлилась по всей ноге. Лодыжка подвернулась, и парень упал на спину, обхватив обеими руками колено.

Холодный дождь поливал его лицо, однако смех преследователей звучал в его ушах еще холоднее. Подле воришки остановилось несколько воркэльфов. Серебристый свет луны делал их похожими на привидения, да и выражения лиц, насколько он мог разглядеть, ничего хорошего ему не сулили. У одного из них кровоточила на лбу рана, и Уилл почувствовал некоторое удовлетворение от того, что брошенный им камень угодил в цель. У другого эльфа сильно распух нос.

Хищник склонился над ним и схватил Уилла за тунику.

— Ну так и есть. Никто, кроме тебя, на такую глупость не способен.

— Глуп не я, а вы, раз мне все так легко удалось.

Сапфировые глаза эльфа злобно вспыхнули. Он занес кулак:

— Теперь тебе мало не покажется, малыш Уилл. А ну отдай.

Странно, подумал Уилл, что Хищник не сдернул кошелек с пояса. Он же на виду. Правым бедром Уилл ощущал его тепло. Он уже собрался было сказать Хищнику, чтобы тот его взял, но намерение это исчезло с быстротой молнии.

— Ты его не найдешь. Он плывет сейчас к морю.

Хищник завопил и ударил вора по лицу тяжеленным кулаком.

Уилл схватился за правую щеку и увидел звезды. Затем он оказался на земле. Боль толчками стучала в голову.

Затем в сознание Уилла вошел насмешливый голос:

— Я говорил тебе еще давным-давно, что если ты тронешь одного из них, то пожалеешь об этом.

Хищник повернулся и увидел в лунном свете силуэт мужчины. Не успел он сообразить, что к чему, как получил удар кулаком. Нос Хищника хрустнул. Воркэльф попятился и упал в лужу. По тому, как подпрыгнуло его тело и раскинулись ноги и руки, Уилл понял, что Хищник потерял сознание еще до того, как свалился на землю.

Серые Господа схватились за рукоятки кинжалов и мечей. Дурачок, и зачем он вмешался не в свое дело? Уилл поднялся на четвереньки и начал пятиться назад, как вдруг голова его и плечи наткнулись на что-то твердое. Он поднял глаза, увидел подле себя огромного ворка и завопил.

Бандиты взглянули на него, а потом на высокого эльфа. И тут же один из воркэльфов поднял руки и поспешно сказал:

— Мы не замышляли ничего плохого, Резолют. Просто он умыкнул что-то у Хищника, и мы хотим, чтобы он вернул похищенное.

— Этот желторотый что-то у вас украл? — рассмеялся Резолют. От одного лишь звука этого голоса некоторые «господа» покачнулись. — Что он у вас украл?

«Господин» пожал плечами:

— Не знаю. Хищник говорил, что-то важное.

Резолют опустился на колено и снял с пояса Уилла бархатный кошелек. Вор схватил его за руку, но холодные мокрые пальцы оказались бессильны против могучего покрытого татуировкой предплечья воркэльфа.

— Это мое.

— Вот как? — Резолют встал и открыл кошелек.

Серебристый свет залил его лицо, осветив глаза и усмехающийся рот. Воркэльф быстро завязал кошелек, обошел Серых Господ и пнул ногой в ребра Хищника.

— Уберите его отсюда. Своей жадностью он ставит всех под удар. Уберите его, пока я не прибил его живот к позвоночнику. — Воркэльф повернулся и указал пальцем на Уилла. — А ты оставайся на месте.

Перепуганный Уилл, если бы даже и хотел, не смог бы сделать и шага. «Господа», взявшись кто за щиколотку, кто за запястье Хищника, унесли его прочь. Резолют брызгал на них при этом ногой из лужи и осыпал эльфийскими ругательствами. Первый незнакомец, вступившийся за Уилла, оказался седовласым и седобородым человеком. Он присел возле подростка.

2
{"b":"26231","o":1}