ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— О, если бы вы оказались там раньше. В горах-то успешно поохотились?

— Да. Я многому научился. Вот ты, например, знаешь, что здесь растет дикий метолант? Я нарвал его, чтобы вылечить твои порезы.

— Спасибо. — Сефи повернула голову и тихонько поцеловала его в колено. — Я чувствую себя уже гораздо лучше.

— Мне хотелось бы сделать для тебя намного больше. — Поцелуй и рука девушки на его колене привели Уилла в смущение, и он был рад тому, что куртка у него такая длинная. То ли удар по лбу подействовал на нее сильнее, чем мы предполагали, то ли она хочет, чтобы я думал совсем о другом.

Уилл не прочь был поддаться ее чарам. Спасение прекрасных женщин и награда, которая следовала за этим, всегда были ключевым моментом саги об Уилле Ловчиле. Если на породу настелить побольше одеял, то, возможно, особых неудобств не будет. Сефи явно к нему благосклонна, да и Резолют выражал кровную заинтересованность в том, чтобы Уилл наплодил как можно больше детей.

Сефи, однако, действовала не по правилам. То, что она благодарна за спасение, это он понимал, но если посмотреть на них троих, то он должен бы оказаться в конце списка. Он, однако, самый молодой и доверчивый. Уилл не сомневался: если она так о нем думает, то отвлечет его внимание лаской и поцелуем, а потом и выведает все, что ей нужно.

Уилл на собственном опыте знал, как полезно отвлечь внимание человека, когда срезаешь у него кошелек или выхватываешь сумку, поэтому с легкостью узнавал отвлекающие приемы. Вопросы девушки, казалось бы невинные, могли заставить его рассказать об Оракле и пещере Воркеллина. Из того, что сказали ему Резолют, Оракла и Ворон, Уилл уяснил: секрет этот он не имел права открывать, даже под пыткой.

— Сефи, как получилось, что ты и твой дядя оказались в горах?

— Охотники в Стеллине слышали рассказы моего дяди (это было уже после того, как вы уехали) и сказали, что в горах живет богатый человек, который хорошо платит рассказчикам. Они повели нас туда, но думаю… вернее, подозреваю, они собирались убить Дисталуса, а меня взять себе для утех.

Голос ее сорвался и перешел в хриплый прерывающийся шепот. Девушка сопроводила это свое признание тем, что обхватила его ноги обеими руками, и одеяло при этом движении сползло с ее плеч.

— Хвала Эрлинаксу, что ты оказался там, чтобы спасти меня.

Уилл прикрыл одеялом ее плечи.

— Да, Сефи, хвала Эрлинаксу за то, что он направил нас в те места на охоту, и Арелиюсу за то, что мы тебя обнаружили.

Он похлопал ее по плечам и улыбнулся в темноте, когда она потерлась щекой о его колено. Не знаю, что за игру ты ведешь, но рад, что знаю ее правила.

ГЛАВА 12

Резолют разбудил их, когда стало светать и темно-синий небесный свод окрасился в розовые и золотые цвета. Ворон сменил Уилла через некоторое время после ухода Сефи, а ушла она после того, как он задал ей больше вопросов, чем девушке того хотелось бы. Уилл вытянулся на одеяле и проснулся, только когда Сефи примостилась возле него со своими постельными принадлежностями. Закончилось это тем, что они улеглись под одно одеяло, и парень был рад ее теплу.

Резолют повел их на юго-восток. Объяснил он это тем, что хочет добраться до Стеллина до наступления ночи; ну а если это им не удастся, они остановятся на какой-нибудь ферме, где в случае надобности смогут себя защитить. Сказал он это как нечто само собой разумеющееся, но у Уилла внутри невольно екнуло.

К середине утра подъехали к развалинам сожженной фермы. Обугленные бревна лежали у основания каменной печи. Окна — словно пустые глазницы с насурьмленными веками — смотрели на пять свежих могил. Гибель семьи, стало быть, не прошла незамеченной.

Более важным обстоятельством, чем дом и могилы, было, однако, то, что на большом дубе с задней стороны дома за руки и за ноги был привязан бормокин. Судя по тому, как выглядело тело, стало ясно, что висит он здесь уже несколько дней. Но это было еще не все.

На шкуре его имелся какой-то знак. Прикрыв нос рукавом куртки, Уилл подъехал поближе. В теле бормокина хлопотали черви. Знак показался Уиллу похожим на след волка.

Он отъехал от трупа.

— А что это за знак такой?

Резолют пожал плечами, да и Ворон покачал головой. Послышался невыразительный голосок Сефи:

— Я его видела раньше. Это знак Золотой Волчицы. Либо она убила бормокина, потому что погибла семья, либо сама убила семью и хочет, чтобы люди поверили, что это сделали бормокины.

Ворон указал пальцем назад, на дом:

— Могилы. К чему хоронить свои жертвы?

Сефи выразительно повела плечами:

— Я говорю со слов своего дяди.

— Не важно. — Резолют посмотрел вдаль, заслонив глаза от лучей солнца. — Нам надо добраться до Стеллина. Мы и так потратили здесь много времени.

По пути в город им повстречались еще две заброшенные фермы; могил, правда, уже больше не было. Здания ограблены, но не сожжены, хотя следов пребывания бормокинов в избытке. В следах Уилл уже разбирался и обнаружил, что там побывали и темериксы, и вилейны. Не очень-то приятно сознавать, что ходят они буквально рядом, причем в большом количестве.

Когда Уилл сообщил об этом, Резолют нахмурился и велел ехать быстрее. Хотя двигались они быстро, почти не разговаривая, заходящее солнце уже успело протянуть длинные свои руки к Стеллину. Костров уже не было, зато посреди дороги появились вкопанные в землю колья, на которые могли наткнуться лошади. Уилл воспринял это как дурной знак. На обочинах, за брустверами, сделанными из прутьев и мусора, трое мужчин в драном воинском облачении угрожающе размахивали вилами и косами.

Один из них выдвинулся из-за прикрытия и схватился за рукоятку меча.

— Убирайтесь!

Резолют осадил лошадь и соскочил с седла. Быстро шагнул к мужчине, зазвенев кольчугой. Фермер попытался выдернуть меч, но Резолют схватил его за кисть, прежде чем оружие вышло из ножен. Воркэльф завернул ему руку за спину и бросил на колени.

— Глупый щенок. Так ты здесь никого не остановишь. — Презрительным жестом Резолют указал на колья. — Лошади, правда, остановятся, но бормокины-то верхом не ездят. Так что проскочат как миленькие. А уж темериксы перелетят их и, не успев опуститься на землю, распорют вас, как цыплят.

К фермеру двинулся еще человек, видимо желая прийти на помощь товарищу, но Ворон тронул своего коня. Лук и стрела у него были наготове.

— Я не хочу, чтобы следующий шаг стал последним в твоей жизни.

Фермер остановился. Лицо его исказила страдальческая гримаса.

— Мы просто пытаемся спасти свои семьи.

Голос Резолюта, словно плетью, стегал стоящего на коленях человека.

— Как? Тем, что выгоняете отсюда людей? Вы думаете, что если бормокины уберут нас отсюда, то они и в город не попадут? Им что же, расхочется туда идти? — Он вывернул запястье фермера. — Я правильно говорю?

— Резолют, это не поможет.

Воркэльф кивнул и так резко отпустил руку фермера, что тот хлопнулся лицом на дорогу.

— Где собрались ваши люди?

— В «Кролике и Клетке».

— Значит, и нам туда. Сколько у вас подобных постов?

Мужчина с трудом поднялся на колени и потер запястье.

— Еще три, по одному в каждом направлении.

Резолют пошел по дороге и вытащил колья, чтобы лошади могли пройти.

— Двое из вас пойдут к ближайшим постам, а к третьему пошлите посыльного. Разожгите из этих кольев костры, а потом идите в центр города. Пусть часовые поднимутся наверх и смотрят, когда противник пойдет на огонь. Идите, живо. Выполняйте.

Воркэльф провел свою лошадь и вскочил в седло. Перед таверной он спешился и задубасил кулаком в дверь. Судя по испуганным крикам и визгу, раздававшимся изнутри, можно было предположить: людям показалось, что к ним ломятся авроланы. Все же нашелся среди них кто-то смелый: отодвинул засов и отворил дверь.

Резолют вошел, а следом за ним — Сефи, Уилл и Ворон.

20
{"b":"26231","o":1}