ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако вскоре он получил доказательство того, что это ему не привиделось. Стоявший между конюшней и таверной вилейн развернулся и выпустил в призрак из ладоней зеленый огонь. Затем авроланский колдун прошипел на своем тарабарском наречии какое-то заклятие.

Уилл пошарил в сумке с боевыми звездами и не раздумывая швырнул снаряд в вилейна. Звезда угодила монстру в плечо, он завопил. Боль, должно быть, помешала ему осуществить злое намерение, так как зеленый огонь погас, а яд исправно сделал свое дело: через секунду вилейн сдох.

Крики его, однако, привлекли бормокинов, спешивших на помощь. Четверо монстров с саблями бежали по улице. Увидев поверженного вилейна, они пошли на Уилла. Боевая звезда тут же оказалась в брюхе одного из них. Стрела с чердака заставила закрутиться на месте другого, и он свалился на землю. Явление Резолюта с двумя саблями, с которых стекала кровь, заставило призадуматься двух других. Уши их задвигались, они развернулись и опрометью помчались к таверне.

Бормокины хором завыли, в голосах их слышалась паника. Откуда-то из глубины послышался глухой шум. Гул приближался к деревне, и Уилл не мог понять его происхождения. К подростку подошел Резолют и поднял его на ноги.

— Что это?

— Лошади, много лошадей. — Воркэльф кивнул головой на конюшню. — Я не знаю, что там происходит, но бормокины здорово напугались, и мне это нравится.

Они вошли в конюшню и закрыли дверь. Гул уже заглушал голоса бормокинов. Уилл посмотрел в дыру и увидел всадников, во весь опор мчавшихся к деревне. Он не видел, бьют они бормокинов или нет, но, должно быть, били, поскольку слышались громкие стоны.

Мальчик взобрался по лестнице на чердак, чтобы получше все рассмотреть, и пристроился рядом с Вороном. Тот открыл дверь пошире. С этого места они хорошо видели улицу против таверны. Там собрались всадники. Осадив разгоряченных лошадей, они, переговариваясь, ожидали дальнейших распоряжений. Все смотрели на свою предводительницу, а Уилл так просто не сводил с нее глаз.

Он и сам не знал, что его так заинтересовало, во всяком случае не красота незнакомки, хотя она и была самой настоящей красавицей. На великолепной черной лошади сидела всадница в золотистой кольчуге. Толстая коса платиновых волос выползала змеей из-под золотого шлема. Поднятое забрало в форме оскаленной волчьей морды открывало благородное лицо: высокие скулы, волевой подбородок, длинный прямой нос и полные губы.

То, как она сидела, тоже привлекало внимание. Длинная кольчуга не мешала всаднице прямо держать спину. Она сидела, высокая и стройная, внимательно слушала, иногда кивала, а потом отдавала приказы, которые всадники тут же кидались исполнять.

Сильный грудной голос долетал до них. Выражалась незнакомка коротко и, по всей видимости, ясно, так как никто ничего не переспрашивал. Быстрота, с которой исполнялись приказы, говорила о доверии и уважении к ней подчиненных, что было довольно странно, учитывая молодость всадницы.

Уилл хотел было прокомментировать это, но Ворон довольно грубо оттолкнул его и выпустил стрелу. Уилл опомнился и схватил Ворона за ногу, надеясь помешать его стрельбе. Неужто Ворон сошел с ума и решил убить ее? Другого объяснения его поступку Уилл не нашел.

Подросток выглянул посмотреть, жива ли она, и увидел на улице, выходящей на площадь, умирающего вилейна. Зеленый огонь лился из его ладоней, как масло, освещая по пути небольшую группу бормокинов. Взвыв, авроланы кинулись на всадников, и последнее, что увидел Уилл, — это как золотая женщина, выхватив тяжелую саблю, пришпорила лошадь и ринулась во вражескую толпу.

Ворон взял Уилла за ворот и развернул к себе.

— Спускайся к лошадям. Немедленно. Резолют, нам надо быстрее уходить отсюда. Всадники гонят бормокинов из города.

Воркэльф кивнул и стал выводить лошадей из стойл.

— Едем на юг.

Уилл спустился по лестнице, перескочив через последние две ступеньки.

— Почему бы нам не подождать и не поговорить с ней?

— Мы о ней ничего не знаем, кто она и почему здесь. Зачем задерживаться из-за предводительницы какой-то банды? — Ворон с луком и колчаном в руках спрыгнул с лестницы прямо в седло своей лошади. — Они еще, того и гляди, потребуют с нас выкуп, и мы окажемся в безвыходном положении.

— Согласен. — Резолют подсадил Уилла в седло и подал ему веревку с привязанными к ней лошадьми. — Следуй за Вороном. Я вас догоню.

— Что вы собираетесь делать?

— Они гонятся за бормокинами. Я дам им шанс поохотиться за кое-чем необычным. — Воркэльф присел рядом с телом бормокина и оттянул тому нижнюю губу. Он улыбнулся и сунул большие пальцы в ноздри чудовища. Затем начал нараспев говорить что-то, и татуировка на левой его руке ярко загорелась. Бормокин затрепетал, словно флаг на сильном ветру, вскочил на ноги и выбежал из отверстия в стене. Хотя от правой руки у него почти ничего не осталось, а в груди зияла огромная дыра, это, казалось, вовсе ему не мешало.

Резолют указал на дверь.

— Уходите, быстрее. Поработаю еще над двумя такими же, и мы будем в безопасности. Чтобы добраться до места, нам понадобится день, потом двинемся на восток, вернее, на северо-восток, в крепость Дракона.

ГЛАВА 14

Стрела пролетела так близко, что лицо обдало ветерком. Алекс мгновенно оглянулась и засекла источник: стреляли со второго этажа конюшни. Там, должно быть, находится сеновал. Истошный гортанный вопль отвлек ее внимание, и на некоторое время она забыла о стрелке. Из боковой аллеи появился вилейн, пошатнулся и шлепнулся в пыль. Стрела с черным оперением, пронзив ему сердце, вышла из спины. Из лап монстра вытекал бессильный зеленый огонь. В свете костра Алекс заметила мерцающие в глубине аллеи дикие глаза. Дернув за поводья, она повернула Вэлора налево и, пришпорив лошадь, бросилась в атаку. Выхватила из ножен саблю со стальным кольцом на эфесе и нанесла первый удар.

Череп раскололся, словно перезревший арбуз, и бормокин последовал за вилейном. Всадница без промедления сшибла другого монстра и отрубила лапу третьему, занесшему для удара саблю. Тот завопил, но сабля заглушила его протест, лишь вздулись красные пузыри на черных губах.

Алекс взглянула наверх: на крыше вырос силуэт бормокина. Холодный лунный свет поблескивал на острие его сабли. Монстр изготовился к прыжку. Алекс подняла саблю. Она была уверена, что наколет на нее врага, даже если тот вышибет ее из седла. Если упадем вместе, он упадет мертвым, и одной проблемой станет меньше.

Но не успел бормокин осуществить свое намерение, как над головой Алекс раздался пронзительный крик. Воздух рассекла крылатая фигура. Накинув на шею бормокина петлю из крученой веревки, она сдернула монстра с крыши. Мощный взмах крыльев, и женщина-гирким взлетела в небеса, натянув веревку. Задохнувшийся бормокин исчез из поля зрения Алекс.

Отряд всадников ворвался в аллею и на улицу, тесня бормокинов. Поработав саблями, часть авроланов сумела ненадолго продлить себе жизнь. Другие рассчитывали спастись бегством, однако им суждено было повиснуть на острых клинках. Воины Алекс не давали авроланам пощады. Они не забыли, как те расправлялись с эльфами Воркеллина и народом Окраннела. Но они гнали сейчас и рубили своих врагов столь безжалостно не из мести: ими руководил праведный гнев.

Алекс развернула Вэлора и направила его назад, к городской площади. Гирким спустилась на травянистую лужайку и сложила коричневые крылья. Верхушки их возвышались над головой женщины.

Светлый пух с прихотливо разбросанными коричневыми пятнами покрывал ее тело с головы до ног. Более темный пух обрамлял большие янтарные глаза и спускался по щекам, словно слезы. Кроме набедренной повязки и коричневого лифчика, на женщине ничего не было.

Алекс улыбнулась ей:

— Сколько их еще осталось в городе, Пери?

Гирким резко качнула головой:

— Они бегут, отряды рассыпались. Сейчас ими занимаются Красные береты, они берут под контроль город. Зеленые — на востоке. Среди нападавших было несколько темериксов, но почти всех их уничтожили. Синие на юге отрезают им путь к отступлению.

23
{"b":"26231","o":1}