ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо. Лети к Белым. Приведи их сюда.

— Как тебе будет угодно. — Пери расправила крылья, намереваясь взлететь.

— Подожди. — Алекс улыбнулась и подняла руку. — Спасибо за то, что спасла меня, сестренка.

Пери моргнула:

— Семейный долг, Алекс. Скоро вернусь вместе с Белыми.

Гирким растворилась в ночном небе, и Алекс переключила свое внимание на таверну. Она кивнула одному из своих телохранителей. Тот подъехал к дверям, спешился и забарабанил кулаком в дверь.

— Именем Золотой Волчицы, отворите!

Из-за закрытых ставнями окон послышались испуганные крики. Сильный мужской голос перекрыл шум:

— Оставьте нас в покое. Нам нечего вам предложить.

Вернув саблю в ножны, Алекс направила лошадь к ступеням.

— Выслушайте меня внимательно. Мои отряды выгнали бормокинов. Мы заняли ваш город, и я возвращаю его вам. Чем дольше вы будете упорствовать и не открывать нам дверь, тем больший выкуп придется потом заплатить.

Стук копыт заглушил разгоревшийся в доме спор. Во двор влетел Агитэр. Красная лента, украшавшая шлем, полоскалась на ветру. Всадник осадил лошадь перед своей предводительницей. Соскочив с седла, он припал на колено и, скрестив руки, прижал кулаки к плечам.

— Ваше величество, не могу не выразить своего стыда…

Алекс хлопнула по бедру затянутой в перчатку рукой, и солдат поднял голову.

— Зачем понапрасну тратишь время и извиняешься за то, что не защитил город, когда защиту его еще только предстоит обеспечить?

— Я не думал…

— Ты вообще ничего не думал. — Она указала на лошадь. — Садись в седло. Я хочу, чтобы ты доложил мне обстановку, ничего не утаивая. Проверь каждый дом, не укрылись ли где бормокины. До наступления вечера жду твоего доклада. Выполняй.

Солдат кивнул, сел в седло и поскакал прочь. Один из телохранителей, седобородый воин с золотой лентой на шлеме, довольно громко рассмеялся. Фиалковые глаза Алекс сощурились, и воин побледнел.

— Разрешите помочь капитану Агитэру, генерал?

Она на мгновение задумалась. Хорошо хоть он усвоил, что обращение «ваше величество» вызывает у нее гнев.

— Нет, Эбриус, займитесь лучше своими прямыми обязанностями. Ну хотя бы конюшней. Оттуда с сеновала вылетела стрела и убила вилейна, собиравшегося на меня напасть. Найдите стрелка, спасшего мне жизнь. Исполняйте.

Эбриус отъехал, и Алекс услышала стук отодвигаемого засова. Дверь таверны распахнулась. Вышел мужчина, и дверь за ним тут же закрылась. Мужчина, заведя руки назад, прижал было ладони к двери, но спохватился и протянул их вперед, показывая, что не вооружен. Он сделал шаг навстречу Алекс и, преклонив колено, опустил голову.

— Я — Квинтус.

— А я — Золотая Волчица. Вы обо мне слыхали?

— Да уж приходилось.

— А вы не боитесь меня?

— Нет, потому что все россказни…

Алекс прервала его:

— Не лгите мне, Квинтус, я чувствую ваш страх. И навсегда запомните: фальшивой храбрости я предпочитаю честный страх.

— Да, мы вас боимся. — Плечи Квинтуса поникли. — Чем я могу вам услужить?

— Будьте добры, Квинтус, пойдемте со мной в конюшню. — Она тронула Вэлора, и конь обогнул таверну. Квинтус, косясь на Алекс, пошел подле ее правой ноги. В глазах его женщина уловила настороженность. Он, похоже, боялся, что она сейчас ударит его поводьями или ботинком.

Возле входа в конюшню они застыли в изумлении. С полдюжины бормокинов лежало у порога. Из каждого тела торчала стрела с черным оперением. Алекс прикинула расстояние между чердаком и жертвами и рассудила, что хотя оно и не большое, однако такая точная стрельба в ночных условиях — явление почти небывалое. Не говоря уже о выстреле на далекое расстояние, поразившем вилейна.

Алекс спешилась и кинула Квинтусу поводья. Три длинных шага — и она уже возле вилейна. Из одного плеча колдуна торчала точно такая же стрела, с черным оперением, зато в другое впился странный металлический снаряд в форме четырехконечной звезды. Темная пена на губах вилейна красноречиво свидетельствовала: звезда отравлена.

Эбриус вышел из конюшни с мечом.

— Здесь, генерал, их еще больше, причем намного. Бормокины потеряли здесь треть своего отряда.

Алекс кивнула:

— Сколько человек помогало стрелку?

Эбриус присел и начал изучать следы.

— По меньшей мере двое. Следы бормокинов пересекают три пары человеческих следов. Одни принадлежат огромному человеку, другие — человеку обычному, хотя и высокому, а третья пара — это следы мальчика. — Он указал рукой. — Похоже, Пери его спасла.

А он, похоже, долг свой вернул. Алекс перевела взгляд с вилейна на копье, потом снова посмотрела на следы вилейна, ставшие последними в его жизни. Она с уверенностью могла сказать: вилейн видел, как сразили копьем бормокина. Алекс восстановила в уме всю картину, и перед мысленным ее взором предстал маленький колдун, выслеживающий Пери, выбирающий удобный момент для произнесения заклятия, которое должно было ее убить. Лапы вилейна слегка обгорели, и стало быть, ход ее рассуждений верен. Она на мгновение задумалась и кивнула:

— Эбриус, когда сюда придут Белые, я хочу, чтобы все это было должным образом зарегистрировано. Проведите расчеты, измерьте углы, траекторию полета стрелы, в общем, сделайте все, что требуется. Я вижу здесь странный снаряд, к тому же отравленный. Сохраните его, стрелы — тоже. Я хочу, чтобы лучшие наши стрелки воссоздали этот выстрел, сделали бы сто попыток. Подберите цель, равную по габаритам телу вилейна.

— Будет исполнено, Золотая Волчица.

Алекс обратилась к Квинтусу:

— Кто останавливался у тебя в конюшне?

Квинтус ответил не сразу, зрачки его на мгновение расширились.

— Путешественники. Они неделю назад уже у нас были и вот сегодня снова нагрянули. Места в таверне для них не нашлось, поэтому мы отправили их в конюшню. Это были мужчина с племянником и ворк — огромный, с белой шевелюрой.

— Как их звали?

— Не знаю. Я с ними почти не разговаривал.

Алекс прищурилась:

— Жаль, потому что один из них пытался не то убить меня, не то, наоборот, спасти мне жизнь. Скажете, кто они, и я не потребую выкупа за ваш город.

— Стеллин, миледи.

— Одного из них зовут Стеллин?

— Нет, миледи. Это наш город так называется — Стеллин. — Квинтус поднял руки. — Я их не знаю, зато они оставили у нас девушку. Могу вам ее прислать. Она-то их наверняка знает.

— Идите. Живо.

Он хотел было подать ей поводья, но когда она отмахнулась, бросил их на землю, словно это были гадюки. Алекс присела возле вилейна и нахмурилась. За авроланами она гонялась уже больше недели. Они все старались от нее ускользнуть, однако следопытам удалось обнаружить, что их разрозненные банды сливаются в один отряд. Она знала: на войне рейды отдельных групп имеют не слишком большое значение. Дело пока ограничивалось потравой посевов и убийством попавшихся им на глаза путешественников. Главное — не допустить слияния банд в значительную силу, в этом случае они смогут напасть на город, и тогда жертв будет немало. Алекс поразило, что три человека, перебив полторы дюжины авроланских бандитов, тем не менее не задержались в городе. Больше того, они еще и оставили тут свою девушку, не предупредив ее о своем уходе. Люди, уничтожившие столько врагов, не должны меня бояться, как, скажем, тот же Квинтус. Можно не сомневаться, что, будь они преступниками, они тут же вступили бы в ее отряд. Бегство же их означает, что они не желают раскрывать свои имена. Размышления ее прервал запыхавшийся Квинтус:

— Вот та самая девушка.

Юная черноволосая девушка наклонила голову:

— Сефи, госпожа. Меня зовут Сефи.

Алекс медленно поднялась и посмотрела на невысокую хрупкую девушку.

— А меня — Золотая Волчица. Ты приехала в Стеллин с мужчинами, которые остановились в конюшне. Кто они?

Девушка зарыдала, а потом опустилась на колени и закрыла лицо руками.

— Это было ужасно, госпожа.

— Говори же, дитя мое. — Голос Алекс не смягчился, но зазвучал потише. — Что ты о них знаешь?

24
{"b":"26231","o":1}