ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошу прощения, инспектор, это мои люди.

Чиновник подбоченился:

— Капитан Данхилл, ваш корабль полностью укомплектован. Вы сами мне об этом сказали.

— Верно, Сиррис, сказал, но при этом я имел в виду и этих людей, потому что ожидал их прибытия. — Данхилл шагнул вперед и подал руку Ворону. — Рад увидеть вас снова, капитан Ворон. А вы, Резолют, совсем не изменились. Об этих двоих вы мне уже говорили. Я помню: они не представляют своей жизни без моря.

Ворон поспешно кивнул.

— Да, это — Уилл, мой племянник, а это — Дрени, мой троюродный брат. Прошу прощения за то, что припозднились, но путешествие в наше время сопряжено с большими трудностями.

Инспектор Сиррис свернул пергамент в тугую трубку и похлопал ею по плечу Данхилла.

— Вы должны были заранее сообщить мне их имена. Непорядок, капитан.

Ноздри Данхилла гневно раздулись.

— А сгонять силой в армию всех мужчин подряд, это, по-вашему, порядок, инспектор? — Капитан притронулся к маленькому символу, нарисованному на маске под правым глазом. — Если бы вы, инспектор, заслужили такую маску, то полностью отвечали бы за свою команду. Это мое дело — сообщать вам о чем-либо или не сообщать. Эти люди доложили мне, и этого достаточно. Вам здесь делать нечего. Уходите.

Капитан повернулся и сделал знак следовать за ним.

— Пойдем в контору. Там и поговорим.

Уилл пошел позади всех и выпустил из руки камень, так что он угодил точнехонько по пальцам ноги инспектора. Толстяк завопил и запрыгал на одной ноге. Каждый моряк внес свою лепту, и инспектор затанцевал на месте. Даже копейщики не выдержали и расхохотались. Напряженная атмосфера во дворе тут же разрядилась.

Данхилл привел их в контору торговой компании. За столами изучали листы бумаги писари, они сравнивали их с другими листами, а потом записывали что-то на новых. Скрип перьев по бумаге вызвал у Уилла дрожь, но когда они поднялись по ступенькам в другое помещение, скрипа уже не было слышно. Комната эта, судя по всему, служила спальней ожидавшим отплытия морякам. Капитан жестом указал им на скамейки, стоявшие подле прямоугольного стола.

— Вы ведь Ворон, верно? Я хочу сказать, что Резолюта трудно забыть, а вот вы изменились.

Ворон кивнул и сел.

— Как-никак десять лет прошло. Удивляюсь, что вы вообще меня помните.

— Как я мог забыть? Вы пришли ко мне в Ислине с пропуском, подписанным самим Раунсом Плейфером, и попросили о помощи. А потом вы двое захотели, чтобы я взял вас с собой на север и высадил в Призрачных Границах. — Данхилл покачал головой. — Я все думал, успели ли вы вернуться, и решил, что успели. Почему-то верил, что вас не схватили.

— Верно, не схватили. Нам повезло. — Ворон оглянулся по сторонам. — Здесь почти никого нет, а в гавани полно народу. Что происходит?

— Ничего, о чем следовало бы беспокоиться. Я распоряжусь, и вам выпишут пропуска, которые дают право ехать, куда пожелаете. «Мореплаватель» отходит в полночь. Дайте мне слово, что зарегистрируетесь вовремя, а то я вынужден буду отплыть без вас.

Резолют поставил локти на стол:

— Это все очень мило, но ведь он вас не об этом спрашивал.

Данхилл улыбнулся:

— Знаю. Это, конечно, полная чушь, но говорят, что Кайтрин заключила договор с Вионной. Будто бы они заполучили пиратов из Вруоны. Болтают, что Кайтрин предоставила им свои корабли. И теперь они идут на юг.

Ворон кивнул:

— Потому-то король и распорядился посадить всех мужчин Нарриза на корабль и отправить защищать столицу.

Капитан засмеялся.

— Это было бы разумно, но идем мы не туда, а на запад, в Вильван.

Резолют растерянно заморгал:

— В Вильван?

— Вот именно. — Данхилл пожал плечами. — По причинам, известным лишь ей одной, Кайтрин считает, что сумеет разрушить оплот величайших магов нашего времени. Мы обязаны остановить ее.

ГЛАВА 20

Спасаясь от бивших в лицо лучей восходящего солнца, Керриган Риз заслонил глаза рукой. Он стоял возле узкого окна высокой вильванской башни. Пока над горизонтом поднялась лишь четверть солнечного диска, но и этого оказалось довольно, чтобы увидеть десятки подпрыгивающих на волнах черных точек. Все они плыли к Вильвану. За семнадцать лет своей жизни он впервые увидел такую большую флотилию и мог поклясться, что и людям, родившимся раньше его, такое зрелище тоже было в диковинку.

Он отвернулся от окна и мысленно провел пальцем по корешкам книг. Стеллажи занимали в его комнате пространство от пола до потолка. Добравшись до толстого тома, Риз прошептал что-то и согнул крючком указательный палец. Книга соскользнула с полки и плавно поплыла по воздуху. Как только она добралась до его руки, заклинание перестало действовать, и Керригану пришлось в спешном порядке подставить другую руку.

Такая предосторожность не помогла. Под тяжестью книги он потерял равновесие и, быстро шагнув вперед, наклонился, чтобы поймать фолиант, но, наступив на длинный подол белой ночной рубашки, рухнул на левое колено. Он задохнулся от боли и потрясения и бессильно повалился на левый бок. Книге, однако, маг упасть не позволил: он крепко прижимал ее к груди.

Риз сердито дернул ногой, выпутываясь из злосчастного подола. Раздался треск разрываемой материи. Риз перекатился на спину, задрал ноги (этот маневр толстому магу не слишком удался) и увидел, что подол порвался. Хуже того, на ткани против левого колена расплылось красное пятно. Стоило ему увидеть кровь, как боль в колене многократно усилилась во много раз. Нижняя губа мага затряслась. Толстое тело мелко задрожало. Керриган изо всех сил старался не заплакать, убеждая себя, что это пустяк, обычная царапина. Так оно и есть на самом деле, но до чего же больно! Он хотел подтянуть колено поближе к лицу, но не мог: мешала лежавшая на животе книга.

Керриган благоговейно опустил книгу на пол, сдув с нее прежде невидимые пылинки. Он подтянул колено так высоко, как сумел, и осторожно завернул подол рубашки. Втянул со свистом воздух, взялся обеими руками за бедро и снова приблизил колено к глазам. Живот мешал ему, но царапину он все же рассмотрел. Кровила она несильно: из ранки выползала в основном светлая жидкость.

Маг помахал возле колена пухлыми пальцами, надеясь, что жидкость свернется. Не без труда он принял сидячее положение. Колено по-прежнему было согнуто и оголено. Риз глянул на кровавое пятно на рубашке, на разорванный подол… пожал плечами. Керриган был уверен, что рубашку теперь не отчистить и не починить, поэтому в гардеробе ей не место.

Мысль эта его успокоила. Он положил фолиант на колени и стал листать страницы. Четкое с завитушками письмо сменилось другим почерком. Ничего удивительного: книгу эту писали на протяжении нескольких столетий, и заполнена она была лишь наполовину. Время от времени встречались иллюстрации и диаграммы, но по сравнению с другими книгами, стоявшими на полках, их было не много.

Керриган дошел до чистых страниц, вернулся на несколько листов назад и углубился в чтение. Книга, которую он сейчас держал, была «Историей Вильвана» и имела связь с книгой, хранившейся в муниципальной библиотеке Вильвана. Как и в случае с арканслатой, связь между двумя этими книгами была магической. Как только магистр истории Вильвана добавлял в свою книгу новые страницы, те же самые записи мгновенно появлялись и в книге у Керригана.

Изучение истории всегда успокаивало юного мага, да и менторы одобряли увлеченность его этим предметом. Керриган подозревал, что в этом случае они исходили из эгоистических побуждений: пока он читал, они от него отдыхали. Им, однако, и в голову не приходило, что он и сам от них отдыхал. В истории Керриган искал ключи. Что это за ключи, он и сам не мог бы сказать. Просто ключи, в широком смысле этого слова. Он хотел, чтобы события обрели какой-то смысл.

Керриган нашел страницу, посвященную флоту, и сосредоточился. Боль в колене мешала ему, но он сделал все, чтобы не отвлекаться. Заклинанием этим он пользовался уже много раз, когда хотел полностью отдаться работе.

35
{"b":"26231","o":1}