ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Человек оглянулся через плечо на Уилла:

— Я не слишком быстро для тебя передвигаюсь?

Уилл покачал головой:

— Я никогда раньше…

— Я это понял по твоему взгляду. — Человек вздохнул. — Знаешь, Уилл, я был сыном мельника в Гуроле. Когда мне было столько лет, сколько сейчас тебе, ну, может, немного побольше, я случайно упал в реку и угодил под жернов. Так я потерял руку и ногу. Эльфов в наших местах не водилось, и вылечить меня было некому, поэтому отец продал меня барону Дракона.

— Продал?

— Получил за меня отступного. Родители знали, что я к ним не вернусь. На что бы я им сгодился? Если только милостыню для них собирать. Ну а там, в крепости у барона, много всяких чародеев — эльфы, волшебники, урЗрети. Когда в прошлый раз Кайтрин пыталась захватить остров, она использовала заклинания, которые не давали чародеям излечить раненых. Тогда каждый из нас стал применять свой собственный способ заживления ран, так что теперь чтобы помешать нам, она должна знать каждого чародея.

Уилл поморгал серыми глазами.

— А вы чувствуете что-нибудь вашими железяками?

— Чувствую, где они находятся, но ни горячего, ни холодного, ни мягкого я не ощущаю. — Механоид пожал плечами. — Магия помогает мне удерживать равновесие, а для всего остального мы много тренируемся. Шума, конечно, много производим: подкрасться не сумеем, но в честной борьбе действуем прилично. Меня, кстати, зовут Герхард.

— А меня — Уилл. Ах да, вы ведь это знаете.

— Верно. — Герхард двинулся по широкому лестничному маршу. Потом они перешли двор и направились к приземистому зданию с толстыми стенами и узкими окнами. Вход в него с северной стороны прикрывало каменное крыльцо. Они вошли в круглый вестибюль, футов двенадцать в диаметре, и поднялись по узкой лестнице в большую комнату, в которой также с обеих сторон вели наверх другие лестницы.

На лестничной площадке их поджидал светловолосый адепт.

— Спасибо, капитан.

— Не стоит благодарности. — Механоид кивнул Уиллу. — Будешь здесь с адептом Джарми.

— Я хочу быть там, с защитниками.

— Я тебя понимаю, сынок, — Герхард поднял левую руку, медленно открыл стальную клешню и со щелчком закрыл ее. — Все в свое время. Каждый должен быть на своем месте, а твое место — здесь. Береги его, Джарми.

Уилл посмотрел вслед механоиду, потом повернулся к адепту. Да ведь он его уже видел.

— Что, снова подметать заставите?

Карие глаза адепта на мгновение прищурились, и он кивнул.

— Ах да. Вчера на пристани. Нет, сегодня я тебя подметать не заставлю. Пошли со мной.

Уилл последовал за ним на верхний этаж. Они двинулись по коридору в южном направлении, затем свернули направо — в комнату с низким потолком. С северной ее стороны параллельно полу шла длинная щель, похожая на бойницу. Заглянув в нее, Уилл увидел крепостную стену, омытый лунным светом океан и легион быстро приближавшихся, подпрыгивавших на волнах кораблей. Уилл проглотил подступивший к горлу комок.

— Как много кораблей!

— Да, но это далеко не все корабли, которые есть у Кайтрин.

— Что вы хотите этим сказать?

У Джарми заходили скулы.

— Часть кораблей отправилась в Санджес, в том числе и пираты. Они пошли войной на детей, так что здесь снисхождения не жди.

— А большие уже были потери?

— Очень большие, но какие — точно не знаю. — Джарми показал на север. — Начинается.

Уилл нахмурился.

— А мы что же, так и будем здесь отсиживаться?

— Да, до определенного времени мы будем здесь. — Адепт взглянул на Уилла. — Возможно, мы и совсем не понадобимся.

— А если понадобимся?

— Тогда мы их остановим. — Адепт повернулся лицом к северу, а Уилл приник глазом к бойнице. Поначалу в темноте мало что можно было рассмотреть, но вскоре все стало видно в мельчайших подробностях.

Один корабль встал параллельно крепости. Не успел Уилл удивиться этому, как судно от кормы до носа осветили три яркие вспышки, и секундой позже Уилла оглушил страшный грохот. В зубец крепостной стены угодил снаряд, и камень разлетелся вдребезги, словно стекло. Солдаты, стоявшие рядом, попросту исчезли, а другие попадали вниз, разорванные каменными обломками.

Другой снаряд в стену не попал, но врезался в куртину. Камень отломился, оставив после себя небольшой кратер, и рухнул во двор, отхватив по пути ногу бегущему человеку, после чего исчез из поля зрения Уилла. Другие снаряды ударили в крепостную стену, и люди попадали вниз, но не разбились насмерть.

— Что это было?

— Драгонели, полдюжины драгонелей. — Джарми похлопал по стене. — Барону Дракона, возможно, недостает информации, но люди его, мастерившие механоидов, отличаются наблюдательностью. Драгонели могут снести высокую башню, а низкая и приземистая, вроде нашей, преградит им дорогу.

В море появилась дюжина длинных плоскодонных гребных лодок. Даже на таком расстоянии слышны были команды загребных, призывавших налегать на весла. Галеры вышли вперед неровной шеренгой. Волны сильно били в странные плоские носы. Уилл слабо разбирался в судах, но даже ему суда эти казались неприспособленными для морских путешествий. Ну и хорошо, далеко они не уйдут.

Снизу прозвучала команда, и раздался залп. Несколько снарядов, выпущенных метательными машинами, сгорели в воздухе, а один снаряд угодил в нос галеры. Деревянный бочонок на ее борту взорвался, по лодке разлился напалм. Люди завопили, некоторые бросились в воду, другие упали на дно лодки. Рулевой тоже обгорел и свалился за борт.

Оставшаяся без управления галера врезалась в другую лодку и встала к ней под прямым углом. Весла воткнулись в животы и спины гребцам, переломив им ребра и позвоночники. Вопли усилились. Вторая лодка села на мель, и на нее перекинулось пламя с охваченной огнем первой галеры.

Другие лодки тем не менее шли вперед, а за ними двигалась еще одна такая же партия. Когда первые галеры подошли к берегу, носы их наскочили на камни, ударившись о них со всего маху; и Уилл понял, что суда выберутся оттуда не скоро. И тут же на него снизошло озарение: галеры эти с самого начала не предназначались для мореплавания.

Плоские носы каждой галеры взорвались под воздействием колдовского зеленого огня. Солдаты — люди и бормокины — выскочили из лодок и с гиканьем и улюлюканьем полезли на высокий берег. Бочки с напалмом взрывались одна за другой, поливая огнем окружающее пространство, в том числе и оставленные ими галеры. Подобным маневром они прикрывали покидавших корабль матросов.

Это, однако, вовсе не означало, что те в безопасности. Из двора крепости вышли лучники, они зарядили луки, и на противника обрушился град стрел. На фоне горящих кораблей цели просматривались четко. Один человек, раненный в плечо, вытащил стрелу и, торжествуя, потряс сломанным древком, но в тот же момент тело ему пронзило еще с полдюжины стрел, и он растянулся на земле.

Драгонели с ревом неслись с корабля, круша камень и сбрасывая солдат со стены. Небольшая часть ее, ближе к центру раскрошилась, и образовалась брешь. Практической пользы захватчикам это не дало, потому что до проема было далеко; однако этим противник доказал могущество примененного им оружия.

Галеры тем временем все прибывали, из них выскакивали люди с большими щитами. Они приставляли их один к другому, и стрелы отскакивали от самодельного прикрытия. Рядом с такой группой взорвался бочонок с напалмом, убив множество народу. В другом месте на людей со щитами свалился камень. И все же чем больше уязвимых мест находили обороняющиеся в рядах противоборствующей стороны, тем яростнее становилась схватка.

Уилл в ужасе покачал головой:

— Это ведь ничего не значит, правда? Они не смогут преодолеть стены. Обороняющихся куда больше.

Джарми кивнул:

— И я так думаю. Кроме драгонелей, Кайтрин нечего противопоставить лучникам. Они все свои усилия сосредоточили на том, чтобы обрушить стены. Если только у нее нет чего-нибудь еще про запас.

— Войск с драконеттами?

49
{"b":"26231","o":1}