ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эта женщина, из Окраннела… мы ведь видели ее в Стеллине. Ну тогда, на лошади. Предводительница бандитов.

Ворон чуть подался вперед, присмотрелся.

— Возможно, ты прав. Как ее объявили?

Уилл пожал плечами, но Эстафа встрял в разговор:

— Принцесса Алексия, дочь принца Кирилла.

— Так это и есть Алексия, — вдруг очень тихо сказал Ворон.

Уилл нахмурился:

— Вы что же, знаете ее?

— Я… — Ворон помолчал, потом кашлянул в кулак. — Я слышал о ней. Говорили, что после гибели отца ей удалось выжить, но с тех пор я ничего о ней не слыхал.

Эстафа хмыкнул:

— Ее отвезли в Гирвиргул, там и воспитывали. Ходили слухи, что великая герцогиня Татьяна, тетка короля, выслала ее туда. Ну а у гиркимов какое воспитание? Она — дикарка.

Уилл вскинул глаза на словоохотливого мага и покачал головой.

— Не знаю насчет всего остального, но на лошади она сидит отменно.

— Ты совершенно прав. — Ворон улыбнулся Уиллу. — Да и платье она тоже носит с достоинством.

Делегация из Окраннела шла медленно, но как только короля Августа поприветствовали король Стефин и принцесса Алексия, следующая группа проследовала уже быстро. Уилл не знал, кто этот маленький мужчина в синем бархате с черной отделкой, но понимал, что он из Крепости Дракона. За коротышкой следовали десять особ, мужского и женского пола, судя по всему — воины. Подобное умозаключение Уиллу сделать было нетрудно: ведь все они были механоидами, а поставили их в пары таким образом, чтобы искусственные их ноги и руки были повернуты внутрь. Так они и шли, сцепив друг с дружкой металлические руки.

Голос Ворона прозвучал словно бы издали:

— Это Дотан Каварр, барон Дракона. Тот самый человек, который должен разбросать фрагменты Короны Дракона.

Юный вор кивнул головой. Каварр оказался первым взрослым человеком, который был ниже его ростом. Свои светлые, почти белые волосы он носил распущенными. Холеные усы и бородка были того же цвета. Серые с голубыми крапинками глаза беспокойно озирали зал. Уилл встречал таких людей на улице и считал их либо параноиками, либо трусами, либо излишне подозрительными, а может и выслеживающими кого-то.

Человек этот несколько раз посмотрел на Уилла, чем нагнал на него страх.

— С кем это он? Ворон улыбнулся.

— Это его жена, Райгопа из Ориозы. Она к тому же сестра Скрейнвуда. Время пощадило ее.

Уилл поднял бровь, и Ворон кивнул.

— Я о ней многое слышал. Однажды видел ее на празднике Урожая, когда тот проходил в Ислине. Морщин, правда, на ее лице было поменьше, да и седых прядей в черных волосах тоже не было и в помине. Но и тогда я заметил в ней и силу, и чувство собственного достоинства, и грацию. Люди, которые идут за ними, вероятно, командиры батальонов. Некоторые из них недавно повышены в звании.

Эстафа откашлялся:

— Мои источники лучше ваших. Те двое, что идут последними, — новички. Ее зовут Джэнсис Айронсайд, она из Мурозо. Мужчина, ее муж, — из Ориозы. Он немного педантичен насчет ношения масок, но думаю, он просто хочет как следует упрятать лицо. Ведь от него очень мало что осталось.

Уилл нахмурился. Женщина выглядела совершенно нормальной, впрочем, платье на ней было длинное и, похоже, прикрывало то, что заставляло ее хромать. На левой руке ее была голубая кожаная перчатка, и если там осталось всего три пальца, то никто не узнает, что остальных недостает. Ее синяя бархатная маска, отороченная черным шелком, соответствовала наряду барона Дракона.

Глядя на мужа Джэнсис, Уилл признал, что чародей, скорее всего, прав: в прошлом тот, судя по всему, потерял большую часть лица вместе с носом. Края его черной маски украшены были лентами и маленькими белыми символами, но, приглядевшись, можно было заметить серебристую пластинку, заменявшую кожу. Уилл не был уверен до конца, однако припоминал, что кое-кто из ворков носил такую пластинку. Может, ворк и занимался воссозданием солдата?

Ворон сдвинул брови:

— У этого солдата есть имя?

— Хокинс. Насколько я помню, Саллит Хокинс.

Уилл широко раскрыл глаза:

— Неужели тот самый предатель? Чародей чуть слышно рассмеялся:

— Нет, он был братом предателя, помогавшего королю Августу в его кампании в Окраннеле. Он потом очистил их имя от позора.

— Да неужели от этого можно очиститься? — Уилл покачал головой. — По-моему, нельзя.

Маг презрительно фыркнул:

— Твоя задача не легче.

— Что?

— Я имею в виду пресловутое пророчество, пророчество воркэльфов. — Эстафа покачал головой. — Кенвик Норрингтон и его сын служат Кайтрин в качестве сулланкири, но в пророчестве сказано: уничтожит ее Норрингтон. И этот Норрингтон — ты, Уилл.

— Что? — Он взглянул на Ворона и увидел в его глазах смятение, перешедшее в печаль. — Так вот, оказывается, в чем все дело. Нет. НЕТ!

Ворон протянул к нему руку, но Уилл резким движением отбросил ее, развернулся и бросился к дверям. Он слышал, как Ворон зовет его, просит подождать, однако внимания на его слова парень уже не обращал. Уилл оскалил зубы на стражников, сложивших пальцы, словно приготовляясь произнести заклинание. Но он успел проскочить мимо и выбежать из крепости. Уилл побежал по лабиринту кривых улиц, срезал дорогу и устремился на север, в Низину, где тотчас затерялся.

ГЛАВА 32

Король Скрейнвуд продолжал на первой сессии Совета Королей свою обличительную речь, и Алексия решила, что он не только подтвердил сегодня свою репутацию превосходного оратора, но и превзошел самого себя. В зеленой его маске, нарядной, с лентами и перьями, расшитой символами, казалось, было больше благородства, чем в ее обладателе. Ноющий голос отражал внутреннее смятение, а сарказм произносимых им слов выплескивал на слушателей неисчерпаемую злобу. Алексия сидела во втором ряду делегации от Окраннела, и ей очень хотелось перескочить через стол, подбежать к нему и нанести короткий прямой удар.

Верхняя губа Скрейнвуда, полускрытая маской, насмешливо изогнулась.

— Вдобавок, как нам доложила делегация из Вильвана, у них произошло «мелкое происшествие»: они привезли с собой Норрингтон. а, того самого, который согласно предсказанию, должен одолеть Кайтрин. Так вот, они его потеряли. Разве можно потерю спасителя цивилизации отнести к разряду «мелких происшествий»?

На протяжении всего своего выступления Скрейнвуд расхаживал взад и вперед. Сейчас он оказался внутри круга, по периметру которого стояли столы с делегатами от Альциды, Ориозы, Мурозо, Себции и Джераны. Длинные эти столы были укрыты знаменами с гербами их наций. За двумя столами поменьше сидели делегаты Альциды. Между ними на троне — в качестве председательствующего Август.

Напротив него стояли еще два маленьких стола. Один из них, из вежливости, предоставили Окраннелу. Другой стол был отведен Крепости Дракона. Барон Дракона сидел за ним в гордом одиночестве, если не считать двух офицеров-механоидов у него за спиной.

Из-за стола с представителями Вильвана поднялся чародей в простой серой робе. Он сцепил пальцы на талии, и длинные рукава прикрыли его руки.

— Если король Скрейнвуд и взволнованные происшествием высокие представители его стороны позволят, я попробую объяснить, но попрошу, чтобы меня не прерывали.

Король Август кивнул:

— Пожалуйста, король Скрейнвуд, сдержите свои чувства на несколько минут. Дайте им возможность объясниться.

— Хорошо, Август, хотя мне кажется, что порядок ведения собрания тем самым нарушается.

Представитель Вильвана поклонился:

— Я хотел бы восстановить хронологию событий. Как вы все знаете, с юга Сапорции в Вильван прибыли добровольцы для защиты острова. Когда они приехали, нас известили, что молодой человек, который был с ними, возможно, является тем самым Норрингтоном из пророчества. Мы приняли меры, чтобы обеспечить его безопасность, и нам это удалось. Он был доставлен сюда вместе с нашей делегацией в целости и сохранности.

59
{"b":"26231","o":1}