ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс ударила одного монстра своим щитом и заколола другого, пытавшегося укусить ее за колено. Увидела бегущего к ней третьего уродца и услышала жужжание, завершившееся хлопком. Потенциальному ее противнику попала в лоб боевая звезда. Он упал ничком, а боевой снаряд, вонзившись в деревянный пол, остановил инерционное скольжение тела.

Вторая боевая звезда приколола к стене другого человека-паука. Квик внес свою лепту: слетел с плеча Уилла и выплюнул сеть еще на одного монстра. Пока тот старался ее сорвать когтями, в комнату вошла Орла и магическим огнем подожгла чудище.

Резолют, поднявшись с пола, отшвырнул противника, которому успел сломать шею, и в этот момент дверь соседней комнаты отворилась, а на пороге появилось обнаженное человекообразное существо. Существо скорчилось, а растущие из его плеч кошачьи головы злобно зашипели. Пальцы на руках превратились в кошачьи когти, тело покрылось клочковатым мехом. Глаза горели зеленым огнем, хотя в наступление монстр идти не торопился.

Появление сулланкири, вышедшей из этой же комнаты, потребовало ото всех (и даже от Резолюта) повышенного внимания. И тело ее, и прозрачное одеяние были ослепительно белыми, за исключением синей татуировки на коже. Многие узоры были такими же, как у Резолюта, и излучали мощную энергию. Энергетические потоки текли и по длинным черным волосам, и по платью, оборачивались вокруг тела, словно бы ими играл летний ветерок. Глаза цвета расплавленного золота метали красные молнии. Тем не менее, встретившись с ней взглядом, Алекс почувствовала озноб.

И снова вспыхнули золотые глаза.

— На моей детской площадке все произошло лучше, чем я ожидала.

Орла направила на сулланкири жезл. Вспыхнул огонь, но, защищая генерала Кайтрин, человек с кошками на плечах принял на себя заклинание военного магистра. Магический огонь поглотил его полностью. На бедро сулланкири, слетев с его спины, упала всего лишь одна искра.

Платье занялось, но сулланкири, словно комара, спокойно прихлопнула искру рукой. К высокому потолку поднялся грязный дым — все, что осталось от ее спасителя.

— Ваша магия, магистр, мне хорошо известна, и я от нее полностью защищена. — Она подняла руку: ни на бедре, ни на платье и следа не осталось от магического огня Орлы.

Затем сулланкири взглянула на Резолюта:

— Ты знаешь, твоей магии недостаточно, чтобы меня уничтожить. Только один среди вас представляет для меня угрозу.

И сулланкири кинулась к Уиллу. Ошеломленный такой стремительностью, тот даже не попытался отскочить. Когтистые ее пальцы излучали зеленую энергию, они словно бы разрывали ему внутренности и разбрасывали их по комнате.

Зазвенела сталь: это Ворон выхватил меч из ножен и встал между Уиллом и наемником Кайтрин.

— Тебе угрожает не он, а Цамок. — Молочного цвета драгоценный камень, вставленный в лезвие меча, заиграл заключенным в нем светом.

Сулланкири отпрыгнула, однако холодная улыбка тут же искривила ей губы. Она взялась за плечи своего платья, магическая энергия поднялась, словно облачко, и растаяла. Сулланкири улыбнулась еще шире и спустила платье до талии, обнажив грудь.

— Может, это и правда, что он мне угрожает, но только не в твоих руках. Ты никогда не сможешь меня им уничтожить.

Ворон решительно направил в ее сторону клинок.

— Да хоть сейчас.

Она засмеялась, хотя отступила еще на шаг.

— Глупец, сердце Миралл'мары твердое, потверже, чем твое. — Сулланкири кивнула им всем и улыбнулась. — Сегодня не мой час, победа пока не на моей стороне, и мне, увы, придется вас покинуть, потому что меня вызывают. Подумайте хорошенько, и когда встретимся в следующий раз, вспомните, как я была к вам добра.

Она обвела пальцем татуировку на правой груди. Вспыхнувший синий огонь на мгновение ослепил Алекс. Когда зрение к ней вернулось, Миралл'мара исчезла. Алекс посмотрела на своих товарищей, но увидела, что они в полном недоумении.

Она назвала это своей детской площадкой.

Алекс задрожала. Там, где только что были люди-пауки, лежали обнаженные детские тела. Она считала, что поразила в сердце одного, а их оказалось двое, и у обоих были проткнуты сердца. У одной девочки рана была на груди, а у другой — на спине.

Уилл, сидя на полу, гладил по щеке маленькую девочку. Он стер кровь и убрал за ухо грязные волосы.

— Это Скарри. Я с ней дружил.

Ворон вложил меч в ножны.

— Она заставила нас воевать с детьми. Вас, принцесса Алексия, и тебя, Норрингтон. Мы убили детей. Мы могли бы остановить ее, но… — Ворон надвинул на лицо капюшон.

— Так вот почему она оставила нас в живых. — Орла задумчиво покачала головой. — Я даже не представляла, до каких пределов может дойти зло.

— Мы играли в ее игру. Мы объявили войну детям. — Ноздри Алекс гневно раздулись. — Сначала убийство детей на Вильване, а теперь вот и здесь. Когда об этом узнают, многие люди задумаются, действительно ли зло исходит от Кайтрин.

Уилл медленно поднялся, обтер о бедро окровавленные пальцы.

— Ну и пусть. Кайтрин считает, что она победила, однако она хотела изловить меня, да не сумела. И все же, какие бы ни были у нее намерения, мы сделали ошибку. Она убила моих друзей, и я заставлю ее за это заплатить.

ГЛАВА 38

Войдя в арканориум верхнего этажа башни, отведенной в Ислине магам Вильвана, Керриган Риз недомогание свое постарался скрыть. В круглое окно сводчатого потолка заглядывали звезды и беспрепятственно поступал холодный воздух. В нишах дрожали огоньки свечей. В комнате его поджидали четыре человека.

Постояв в нерешительности на пороге, Керриган наклонил голову.

— Магистр Орла, магистры. Вы меня вызывали?

У Орлы было сердитое выражение лица. Она ничего не сказала, лишь посмотрела на сухопарого человека в серой робе, находившегося поблизости от дверей. Керриган вгляделся в него и наконец узнал.

— Магистр Баот, простите, что сразу не узнал вас.

Человек этот, один из первых его учителей (специализировавшийся в созидательной магии), кивнул. Волосы у него до сих пор жесткие и густые, коротко стриженные, только теперь и на голове, и в бороде седины стало заметно больше.

— Мне приятно, что ты меня вспомнил. А это — магистры Вулразиан из Крокеллина и Карок-Коракс Рисе.

Глаза Керригана немного расширились. Высокий эльф с черными как смоль волосами и синими глазами часто упоминался в хрониках, описывающих авроланское вторжение и захват Воркеллина. Хотя эльф этот и не был военным магистром, он привел отряд крокэльфов в Призрачные Границы. Многие месяцы совершали они нападения на войска Крикука, устраивали засады на обозы с продовольствием, убивали офицеров, в общем, изматывали противника как могли.

Достаточно было прокатиться слухам о том, что Вурлазиан и его люди приближаются, как авроланы в спешном порядке уходили из деревни.

О женщине-маге урЗрети Керриган никогда раньше не слышал. Как и все представители ее народа, была она невысокой, с кожей цвета земли (в данном случае — земли, богатой железом). Зеленовато-желтые волосы женщина заплела в толстую косу и завязала черным кожаным ремешком. На ней, так же как на Баоте и на эльфе, была серая роба, и стало быть, в магии она достигла значительных успехов.

Керриган приветливо кивнул:

— Я очень рад.

— И мы тоже, адепт Риз. — Голос урЗрети оказался ниже, чем можно было предположить. Эльф молча кивнул головой.

Из рукава робы магистр Баот вынул пожелтевший свиток и протянул его Керригану.

— Мне бы хотелось, чтобы ты прочитал это. Нам интересно, сможешь ли ты это понять.

Адепт взял свиток и сразу почувствовал, что тот написан очень давно. Он медленно его развернул, вгляделся. Слова соединялись то здесь, то там цветными рисунками, придавая тексту целостность и текучесть. Керриган сразу понял, что свиток имеет магическую силу. И что еще важнее, заклинание это сложное, и по одному этому тексту его не освоить. Здесь многое есть, но многое и пропущено.

72
{"b":"26231","o":1}