ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Китай
Марс и Венера. Как сохранить любовь
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Бумеранг мести
Товарищ жандарм
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Игра на жизнь, или Попаданка вне игры
Здесь покоится Дэниел Тейт
Наместник (СИ)
A
A

ГЛАВА 40

Всего за неделю статус Уилла необычайно возрос: претендент на трон короля Низины превратился в важную фигуру, которую считали за честь принять в высших слоях столичного общества. В последние десять дней, пришедшиеся на начало месяца листопада, Уилл перевидал столько людей из такого количества стран, сколько за всю свою жизнь не встречал. Его поражало их желание пожать ему руку, посидеть рядом с ним за столом — просто для того, чтобы перекусить или выпить глоток вина.

Началось все сразу после его спасения и столкновения с Миралл'марой. На следующее утро в башню Вильвана к нему явился портной короля Августа и снял с него мерки. Уилл даже не представлял, что его можно обмерить в стольких местах. К вечеру того же дня у него уже был прекрасно сидевший на нем костюм, правда, к нему требовалось еще привыкнуть. Все новое, все по фигуре… Уиллу чувствовал себя в нем как в тюремной камере. Ну а самый главный его недостаток — в нем ничего не украдешь.

Второй костюм портной сшил с припусками, в расчете на то, что Уилл подрастет, и вор почувствовал некоторое облегчение. Новый статус Уилла давал ему доступ к местной аристократии. Его наперебой приглашали в поместья, в которые он раньше только мечтал забраться. Посещая дома, Уилл приглядывался, куда удобнее войти и как выйти, оставшись при этом незамеченным. Роскошь поражала его воображение. Мало того что люди эти обладали фантастическими произведениями искусства, чужеземными сокровищами и антиквариатом, у них даже кошки и собаки питались, одевались и жили гораздо лучше наипервейшего богача Низины.

В силу врожденной неприязни к богачам Уилла так и подмывало что-нибудь у них стянуть, и поделом: нельзя быть такими богатыми! «Раз уж они смотрят на меня как на того самого Норрингто-на, который спасет и их жизни, и их состояние, — рассуждал Уилл, — то они просто обязаны поделиться со мной своим богатством. Ведь если не я, они останутся ни с чем, поэтому только справедливо было бы кое-чем поступиться».

На поверку оказалось, что Уиллу даже и не надо было их в этом убеждать: все происходило совершенно добровольно. Его заваливали подарками. Вместе с приглашением на бал ему присылали костюм, сшитый по его фигуре. Коробочки с чаем, бутылки с вином, редкие благовония, экзотические продукты. Некоторые люди дарили ему кольца с родовым гербом Норрингтонов. Другие присылали ему вещи, которые — как они заверяли — получили когда-то от его отца, деда или от других членов его семьи. Уилл больше всего благоволил тем, кто попросту посылал ему в знак уважения деньги.

Соревнование с генералом из Джераны ему не понравилось. Тот прибыл пять дней назад, и поток подарков истощился, хотя приглашения на вечера и обеды поступали по-прежнему. Хотя Уиллу и нравилось всеобщее внимание, все же в приезде генерала, который он рассматривал как бочку дегтя, имелась и ложка меда: самые скучные и надутые люди разговаривали теперь на приемах с Адрогансом, а не с Уиллом. И только по этой причине Уилл не стянул изумрудное кольцо с руки Адроганса, когда они обменивались рукопожатием. Уилл был уверен, что сделал бы это в мгновение ока, и генерал бы уж точно ничего не заметил.

Все эти приглашения, однако, бледнели в сравнении с тем, которое ему прислали от короля Скрейнвуда и делегации от Ориозы. Что до самого имения короля, то оно было не самым большим среди тех, что он уже посетил, однако архитектурное решение здания было выполнено с учетом особенностей людей, носивших маски. Слугам, как людям низкого происхождения, масок не полагалось, тем более что все они были из Ислина. В доме имелись как открытые для всех помещения, так и комнаты со строго ограниченным доступом. Занавески и ширмы скрывали от глаз посетителей то, что видеть им было не положено. Даже коридоры на этой половине дома были освещены не так ярко, как в других местах, и сгустившиеся здесь тени полностью скрывали обитателей комнат, которые, кстати, вовсе не были уверены в том, что за ними не установлена слежка.

Уиллу и раньше приходилось видеть людей в масках, поэтому и воспринимал он их не как экзотику, а просто как нечто необычное. Население Низины называло их скрытниками. Людям казалось странным, что скрытники носят маски, не совершая при этом бесчестных поступков, поскольку у них самих, наоборот, маской прикрывали преступную деятельность.

Уиллу, разумеется, было известно, что традиция носить маску возникла в прошлом, когда аристократы намеревались выйти из Эстонской империи. Несмотря на то что маски они надели по той же причине, по которой их носили их в Низине, между ворами и жителями Ориозы не было ни одной точки соприкосновения. Не раз бывало, что какой-нибудь вор надевал маску Ориозы, чтобы что-нибудь украсть, и исчезал потом бесследно, либо (как рассказывали в Низине) такого умника находили потом с содранным лицом и маской, приколоченной к черепу шестидюймовыми гвоздями.

Уилл вздрогнул при этом воспоминании и оглядел длинную узкую комнату, в которой его попросили подождать. От пола до потолка — полки, за исключением торцевых стен: там двойные двери вели в кладовые. Темное дерево придавало комнате вид пещеры.

В половине полок сделаны были прорези для хранения свитков, другие полки были отведены книгам. Книги стояли вплотную друг к другу, некоторые переплетенные в кожу тома лежали поверх других книг.

Вор покачал головой. Если только за всеми этими томами не спрятаны ценности, красть здесь абсолютно нечего. Видимо, владелец дома считал, что книги собирать выгодно, но в Низине люди делали себе состояние на драгоценных камнях, а здесь вес толстенных томов явно превышал их стоимость. Мебель недурна, но уж больно здоровая, даже Дрени одному такую тяжесть не поднять.

В противоположном конце комнаты открылись со щелчком двери. Уилл повернулся и отпрыгнул, оглушенный громом фанфар. Резолют не удержался от улыбки, однако тут же принял серьезный вид. На воркэльфе была черная маска. Уилл назвал бы ее кружевной, но Резолют с таким определением ни за что бы не согласился; он в лучшем случае допустил бы, что она прозрачная. Сейчас, однако, не время было спорить, и Уилл придержал язык.

Резолют не хотел идти на эту церемонию. Прямо он не высказывался, однако от всех приглашений постоянно увиливал. Ворон ходил каждый раз, но всегда держался на заднем плане. Уилл не знал, что произошло между ними, но Ворон сообщил Уиллу, что в этот раз на прием к королю Ориозы его будет сопровождать Резолют.

Воркэльф кивнул Уиллу и тут же отошел в сторону. За библиотекой шла небольшая комната, а за ней — зал, раскинувшийся по обе стороны от дверей. Возможно, подумал Уилл, такой же длины, что и весь дом. Высокий сводчатый потолок украшали цветные фрески, посвященные истории Ориозы. Справа, в конце зала, сидели на галерее музыканты.

К тронному возвышению вел изумрудно-зеленый ковер. На красной его кайме вытканы были переплетенные друг с другом драконы. Одежда большинства гостей, столпившихся возле трона и стоявших по обе стороны от ковра, была выдержана в той же цветовой гамме: зеленые костюмы с красной оторочкой, но только у одного из них был изображен на груди вздыбленный красный дракон.

Зеленая маска на короле Скрейнвуде закрывала его лицо, начиная от белой шевелюры и до кончика носа. Крылья маски спускались к челюсти. На виду оставались только рот и подбородок, да и то, когда он широко улыбался, углы губ уходили под маску. Король хлопнул в ладоши, и на правой его руке ярко сверкнуло кольцо с сапфиром. Приветливо улыбнулся, раскинул руки, после чего кивнул и поманил к себе Уилла.

— Уилберфорс Норрингтон, подойди ко мне. Встань перед своим народом.

Уилл, в присланном ему по такому случаю темно-зеленом костюме, с красными манжетами на пиджаке и красными лампасами на брюках, пошел к королю. Все смотрели на него в прорези масок. У большинства были гостевые маски, такие же как у Резолюта; у нескольких человек маски были похожи на маску короля, но у некоторых имелись настоящие ориозские. Уилл заметил полковника Хокинса из Крепости Дракона, узнав того по серебряной пластинке на лице. Несколько человек показались ему знакомыми, и Уилл предположил, что, должно быть, встречал их на других приемах.

77
{"b":"26231","o":1}