ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Август покачал головой. Окраннел — горная страна, эффективность драгонели здесь незначительная. Машины для метания трудно транспортировать, необходимы к тому же специальные поставки, чтобы заставить их функционировать. Для захвата небольшого форта нужны лишь осадные орудия. Драгонель в этом случае бесполезна, если только не воспользоваться ею как тараном.

— Мы этого не допустим, Каварр, — простонал Август, так как боль пронзила ему виски. — Не забудьте, брат мой, нас не так мало и мы выступим против этого сплоченным строем.

Замешательство Каварра подсказало Августу, что выделенное им слово было понято правильно. Оба они являлись членами Древнейшего Тайного Братства Рыцарей Феникса. Рыцари взволнованно обсуждали, как будут развиваться события, если план Адроганса одобрят. Хотя кое-кто полагал, что у Адроганса есть шанс нанести серьезный урон силам Кайтрин, все согласились, что у обороны в Окраннеле имеется серьезное преимущество перед нападением. Народ послужит Кайтрин так же, как в свое время Крепость Дракона послужила югу, тратя время, средства и собственные жизни на то, чтобы освободиться. Учитывая бедственное положение населения, держать войско в хорошей форме для отражения последующих атак авроланов было делом почти немыслимым.

Все Рыцари понимали причину, по которой Каварр не хотел открыть секрет драгонели, однако влияния на своих лидеров они оказать не сумели. Один лишь факт — небольшие группы авроланов просачивались мимо заслонов Крепости Дракона — подрывал доверие людей. Они уже не видели в крепости мощного щита, которым она когда-то была. Опасаясь худшего развития событий, мировые лидеры видели выход в развязывании войны против Кайтрин.

— Даже если бы я согласился с вашим планом, — сказал Каварр, — и даже если бы командиры отрядов механоидов решились бы присоединиться к нам, секрет все равно вышел бы наружу. Более того, заказ на поставку драгонелей потребовал бы времени либо истощил бы оборонительный резерв крепости. Подумайте об этом, ваше величество. Меня заставят действовать поспешно, а это ослабит Крепость Дракона, и мир не сможет защитить себя перед нашествием Кайтрин.

— А сейчас Крепость Дракона устоит перед ее атакой?

Каварр нахмурился:

— Если бы не устояла, Кайтрин давно бы ее захватила. А вот если меня лишат средств защиты, все будет кончено.

— Тогда вам нужно предложить им компромисс. — Август ткнул пальцем за спину, в сторону комнаты заседаний. — Вы слышали Скрейнвуда. Он пришел к мысли, что если развязать войну в Окраннеле, Кайтрин вынуждена будет оттянуть войска назад и укрепить Призрачные Границы и Окраннел.

— Он идиот. В Окраннеле и Призрачных Границах у Кайтрин очень сильные командиры. Адроганс одержал несколько сомнительных побед. Численный перевес был на его стороне. В Окраннеле он потерпит поражение, ему там устроят западню. Все, похоже, забыли, что Эдамис Вилкасо — сейчас она называет себя Маларкекс — прекрасно знает, как следует использовать кавалерию. Если слухи о том, что в районе Призрачных Границ обитают огромные темериксы и всадники-вилейны, верны хотя бы отчасти, тот, кто рассчитывает на победу Адроганса в Окраннеле, так же глуп, как и Скрейнвуд.

— Там таких, как он, целая комната.

— Знаю. — Снежный Лис взглянул на Августа и вздохнул. — Кайтрин прекрасно разыграла партию. Ударив по Альциде, она доказала, что ни один народ не сможет чувствовать себя в безопасности. Скрейнвуд, а вслед за ним и другие лелеют надежду на то, что Кайтрин можно отвлечь, но они жалкие слепцы: не понимают настоящей ее цели. Ей нужно собрать фрагменты Короны Дракона и уничтожить южные земли. Отвлекающие маневры лишь отдаляют то, что неизбежно.

Август не мог не согласиться. Чтобы покончить с угрозой своей стране, целесообразнее всего было бы ворваться в Ориозу, сбросить с трона Скрейнвуда и очистить Ориозу от авроланов. Однако тут возникала проблема: такие действия разрушит окончательно уничтожат доверие южных народов. Они решат, что Август за любое несогласие с его действиями захватит их земли. Воцарится хаос, и тогда Кайтрин им уж точно не одолеть. Король потер лицо:

— Что вы станете делать, если они проголосуют за план Адроганса?

— То же, что делал всегда. Буду защищать три фрагмента Короны Дракона.

— Так вы полагаете, что никакого компромисса быть не может? Может, скажете им, что подумаете насчет драгонелей?

Каварр покачал головой:

— Нет. Они сразу поймут, что я говорю неправду. Знаете, Август, я не считаю себя слепым или невежественным человеком в той политике, последствия которой мы все наблюдаем. Тем не менее стоит мне начать врать членам Совета Королей, как они тут же станут сомневаться во всем, что я скажу после, и уже не поверят в правдивость слов, которые я произнес ранее. Они посчитают, что ради собственной своей выгоды я многократно преувеличил степень угрозы, а в результате откажут мне в помощи и не дадут мне ни войска, ни вооружения.

— Проклятье! — Август поднял кулак ко рту, но заставил себя разжать пальцы и сделал вид, что разглаживает усы. — Если я выйду из альянса, то разрушу союз, противостоящий Кайтрин. Народы поддержат вас или Адроганса или, что еще хуже, заключат с Кайтрин сепаратный мир. Мне придется поддержать Адроганса, если все выскажутся в его пользу, и я поддержу выработанное нами решение, каким бы оно ни оказалось. Я также поддержу вас, и я уверен, что смогу повлиять на некоторых людей, и они присоединятся ко мне. Нализерро не нравится то, что сулланкири называет его страну своим домом. Себция, Мурозо и Виарка тоже выступят в вашу поддержку, так как вы являетесь передней линией их обороны. Думаю, что мы сможем повлиять и на Вильван.

— Нет уж, увольте меня от чародеев. Они разгневаны: их дети убиты, а люди им больше не доверяют. Пусть уж лучше работают с маленькими группами Окраннела, а не. со мной. Ну а я займусь созданием новых механоидов. — Каварр прищурил глаза. — Мы еще кое-что можем сделать, правда, это будет непросто.

— И что же именно?

— Нам в Окраннеле нужен Норрингтон.

Август нахмурился:

— Что-то я не пойму хода ваших мыслей.

— Норрингтон — это единственная настоящая угроза для Кайтрин. Убьет он ее или нет — вопрос спорный, но в пророчестве сказано, что он освободит Воркеллин. Кайтрин поставила управлять островом крокэльфа — сулланкири Уинфеллиса. Этакого извращенного эльфа, которому поручено стать надсмотрщиком извращенной ею страны эльфов. Так вот, пока Норрингтон не со мной, он угрожает установленному Кайтрин порядку вещей.

— А если он будет в Крепости Дракона?

— Кайтрин сделает вывод, что ради атаки на остров войска я не выведу. А вот Адроганс на такой безрассудный поступок способен, тем более если его армия застрянет в Окраннеле. Долго, однако, такое положение не продлится: наступит зима, и Кайтрин получит фору, так как войска ее приучены к холоду и хорошо действуют в это время года.

Король кивнул:

— Крепость Дракона с фрагментами Короны и Норрингтоном станет для нее в десять раз более привлекательной.

— Единственное, что работает против Кайтрин, — вздохнул Снежный Лис, — это ее нетерпеливость. Она убила молодых чародеев и лишила нас нового поколения. Если бы она выждала, ослабила бы свои атаки, то власть в мире перешла бы к тем, кто не помнит ужасов прошедшей войны. Внутреннее давление разорвало бы хрупкие союзы, а старые соперники подняли бы головы. Беженцы Окраннела повторили бы судьбу воркэльфов, ожесточились бы, но никто из них не стал бы рисковать собственной жизнью ради освобождения своей земли.

Август рассмеялся:

— Она сама загнала себя в ловушку, когда много лет назад послала с Хокинсов свое предупреждение. Она пообещала, что сегодняшние дети никогда не станут взрослыми. И исполнила это обещание в отношении детей Вильвана и сирот Низины. Если у нее и дальше так пойдет, то спустя поколение Кайтрин приберет все к своим рукам.

— Такой возможности мы ей не предоставим. — Каварр передернул плечами и кивнул в сторону зала заседаний. — Я потребую всего, о чем только смогу вспомнить, включая Норрингтона. Возможно, что так мы получим то, в чем нуждаемся. Если не…

81
{"b":"26231","o":1}