ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Всадник, выведший Керригана из задумчивости, снова поехал, а Керриган двинулся за ним. Он знал легенду о гиркимах. Кирун взял в плен принца эльфов вместе со свитой, а потом, пользуясь магией, заставил его слюбиться с арафти, мифической женщиной-птицей. В результате появились первые гиркимы. Они уже случались друг с другом, но эльфы смотрели на них как на дикарей и насильников. Они не хотели иметь с ними ничего общего, и тогда урЗрети по каким-то только им известным причинам создали для гиркимов Гирвиргул.

Пока Керриган не увидел своими глазами арку, он никогда над этим особо не задумывался. УрЗрети создали в горах крепости… Керриган знал это так же твердо, как то, что в неделе десять дней, а в месяце три недели. Но, увидев арку, он поразился: какие же надо было приложить усилия, чтобы создать это из ничего! Он припомнил, что многие предполагали, будто бы урЗрети создали Гирвиргул из чувства неприязни к эльфам, но сейчас он не мог с этим согласиться: одна эта арка подсказала ему, что руководило урЗрети нечто большее.

Арка поднималась на огромную высоту, и у Керригана мелькнула мысль, что ни к чему было строить такую громадину. Он смотрел наверх, следя глазами за маленькими ручьями, стекавшими вниз, и вдруг улыбнулся: арка ведь была сделана для крылатых людей, так что удивляться надо было тому, что внизу проложили дорогу для всадников, а вовсе не высоте этого сооружения.

Дорога по-прежнему вела в горы. Они сделали еще несколько кругов; в подставках, прикрепленных к стенам чуть выше уровня глаз, танцевало пламя факелов, но мглы оно не разгоняло. Тени и золотой свет словно дразнили путников, не давая им как следует разглядеть фрески. Те, что были написаны на нижней части стены, выглядели вполне идиллически: фигуры гиркимов — порхающие в воздухе, или собирающие фрукты, или охотящиеся. Наверху изображений было больше, но там не было света, и это натолкнуло адепта на догадку: должно быть, в темноте гиркимы видят лучше людей.

Он потянулся было рукой к глазам, собираясь произнести заклинание, которое дало бы ему возможность увидеть то, что видели они, однако передумал. И как ни странно, вовсе не из-за Орлы. Керриган удержался, потому что после того, как он увидел арку, в ней не стало ни жизни, ни загадки; она превратилась в обычный предмет. Используя магию, он наверняка узнает тайну, но с ним произойдет то же превращение, сделав это, он и страну сделал бы таким же голым фактом. Узнав слишком много, я убью Гирвиргул, а этого я вовсе не хочу делать.

Юноша удивился собственным рассуждениям. Всю свою жизнь он старался понять. Тем поразительно было то, что сейчас он добровольно отказывался разобраться в чем-то, однако в глубине души адепт понимал, что принял правильное решение.

Дорога выпрямилась, и они въехали в огромное помещение конусообразной формы, залитое светом. Сюда бы полностью поместилась башня Великого магистра. В стенах — темные арки, а в центре помещения — пылающий костер. Если каждая такая арка ведет в дом…

В Гирвиргуле было не столько жителей, сколько в Ислине, но несколько тысяч их там наверняка насчитывалось. Л значит, гиркимов куда больше, чем я до сих пор предполагал.

Пламя взвилось до самых небес. Керриган посмотрел на пляску огня и улыбнулся; но тут огонь вдруг внезапно погас, и он оказался в темноте. Когда юноша снова прозрел, он увидел, что Орла, стоя рядом с Уиллом Норрингтоном и другими, машет ему рукой. Он пустил лошадь в их сторону и увидел, что Ломбо прыгает рядом с ним.

Керриган неуклюже спешился и на всякий случай встал рядом с лошадью, чтобы схватиться за нее, если вдруг ноги не выдержат.

— Магистр, это невероятно.

Она согласилась, нагнув седую голову.

— Согласно. Я и понятия об этом не имела.

Керриган обратил внимание на загадочный тон.

— А вы знали, что мы сюда направляемся?

Орла помотала головой, и в этот момент к ним подошел Ворон.

— Никто не знал. Мы знали лишь, что поедем через Гирвиргул, потому что объезжать горы — значит истратить несколько лишних дней. Я вместе с принцессой Алексией ехал впереди, когда нас нагнала Перрин. Она, вообще-то говоря, прилетела сюда собрать Военных Ястребов, чтобы они присоединились к нашему войску. Когда девушка рассказала им о том, что произошло в Ислине, а также о присутствии в нашем войске генерала Адроганса и Норрингтона, Аусаи Тириго распорядился, чтобы колонна прибыла сюда — отдохнуть и как следует подкрепиться.

Живот Керригана громко откликнулся на последние слова. Орла с упреком взглянула на воспитанника и отвернулась.

— А вы когда-нибудь бывали здесь, Ворон?

Он покачал головой:

— Нет, никогда. УрЗрети хорошо спрятали это место. Если бы Тириго не пожелал, чтобы мы нашли его, мы бы так и продолжили путь, не зная, что находится рядом. Принцесса Алексия здесь выросла, но до ее приезда сюда лет сто здесь не ступала нога человека. С тех пор здесь побывало всего несколько человек, и это были ее учителя.

Ворон торопливо прибавил:

— А знаю я это только потому, что присутствовал при том, как Пери объявила принцессе о приглашении, ну а по дороге она меня и посвятила в эти детали.

Уилл улыбнулся и немного напыжился.

— Мы все-таки не простая компания. Потому и неудивительно, что они решили нас пригласить.

Ворон рассмеялся:

— Я вам еще не все сказал. Тириго пригласил нас не для того, чтобы чествовать. Чествовать они будут принцессу, а мы просто будем при этом присутствовать. Они ею очень гордятся и хотят, чтобы никто в этом не сомневался.

ГЛАВА 48

Въехав под высокие своды, Алекс бросила поводья капитану Агитэру и спрыгнула с седла. Сняла плащ, швырнула его одному из юнцов, что скорчились в темном углу. К нему кинулись другие гиркимы и устроили потасовку. Краем глаза Алекс увидела, как один, торжествуя победу, схватил плащ. Такая сцена ее ничуть не удивила.

Она громко рассмеялась и вскрикнула, подражая победоносному кличу гиркима. Ее не беспокоило, как отнесутся к такому поведению Волки; гораздо хуже, если она уронит себя в глазах гиркимов. Если бы она была сейчас одна, то совершенно забыла бы о человечьем декоруме: скинула бы одежонку и вернулась в лоно семьи. Не имея такой возможности, Алекс стянула перчатки, сняла сапоги и поднялась на высоченную каменную ступеньку.

Все тело горело: она отвыкла от этого упражнения, однако девушка тут же улыбнулась. В Гирвиргуле Алекс не была вот уже два года и скучала по нему, но до какой степени ей его не хватало, она поняла, лишь когда въехала в каменный вестибюль. Тут-то она и ощутила, какая боль сидела все это время в сердце. Такое множество вещей заполняло мое время и отвлекало внимание, но ни одна из них не могла заменить мне дома, по которому я тосковала.

Алекс пробежала по узкому выступу к большому круглому отверстию и нырнула в него, издав приветственный клич, после чего, застыв на пороге, счастливо улыбнулась поджидавшему ее квинтету гиркимов.

Перрин стояла между матерью — Ланлитгри и отцом — Прейкнозери. Она, как и ее брат Октрас, унаследовала черты родителей, происходивших из касты Когтя: темно-коричневый пух на спине, коричневый с белыми пятнами — на груди и темный пушок затейливого рисунка вокруг глаз и на щеках. Будучи мужчиной, Октрас был крупнее Пери, но не менее красив.

Алекс была совершенно уверена в том, что пятого гиркима в этой группе она до сих пор не видала. Женщина с угольно-черным оперением, за исключением плеч и частично крыльев, где оно было ярко-красного цвета. Такая окраска и стройное, изящное тело говорили сами за себя: она из касты Быстрокрылых. Глядя, как бережно прижимает ее к себе Октрас, Алекс тотчас поняла, что старейшины Когтей сокрушаются о том, что в следующем поколении потеряют воинов.

Алекс бросилась им навстречу, и ее чуть не задушили в объятиях. Теплый пух щекотал ее лицо и руки.

— Как же давно я не была дома. — Она еще что-то хотела сказать, но к горлу подкатил комок. И девушка отстранилась, чтобы утереть слезы. Прейкнозери помогал ей: спрятав когти, он провел большим пальцем по ее щеке. Она взяла его руку, прижала к своей щеке, а потом повернула и поцеловала ладонь.

89
{"b":"26231","o":1}