ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дисталус, взмахнув кружкой, посмотрел на Ворона.

— Очень любезно с вашей стороны, сэр, уступить нам комнату.

Ворон пожал плечами:

— Мы долго были в пути и не избалованы. Лишь бы тепло было, а все остальное — пустяки. Путь нам предстоит неблизкий, и такие остановки чрезвычайно приятны.

Уилл скинул на пол переметную сумку, бросил поверх нее плащ.

— А ты, Сефи, была когда-нибудь в городе?

Она покачала головой и слегка улыбнулась.

— Дядя говорит, что там замечательно и мне понравится. — Маленькими руками девушка обхватила кружку. — Мне уже не терпится туда попасть.

Юный вор улыбнулся и собрался было пуститься в рассказы о городской жизни, но в этот момент Ворон подтолкнул его локтем. Уилл оглянулся.

— Что?

— Помоги буфетчику принести нам похлебку. — Ворон глянул на Дисталуса. — Может, взять вам еще эля, раз уж Уилл пойдет помогать?

— Спасибо, сэр. Вы очень добры. Путешествие — штука трудная, а эль у Джулиана превосходный.

Ворон посмотрел на буфетчика и поднял два пальца.

— Еще два эля, пожалуйста, для моих друзей. Уилл, поторопись.

Уилл кивнул и озарил Сефи лучезарной улыбкой. Обойдя ее стул, левой рукой погладил плечо девушки. Однако, зазевавшись, тут же споткнулся на собственной брошенной на пол сумке и повалился на Дисталуса, а потом еле удержался, чтобы не упасть на пол, на больное колено.

— Прошу прощения, сэр. — Уилл поднялся, оправил рубашку и пошел к буфету. Пробираясь по тесным проходам между столиками, он усиленно вихлял бедрами. Старался продемонстрировать свою ловкость, чтобы сгладить в глазах Сефи подпорченное впечатление. Джулиан посмотрел на него скептически.

— Если прольешь что-нибудь, будешь есть прямо с пола.

— Я буду осторожен.

— Будь осторожен вдвойне, парень. — Джулиан взял поднос с кружками, а другой, с похлебкой и хлебом, отдал Уиллу. Юноша пошел вслед за буфетчиком, то и дело поглядывая, не смотрит ли на него Сефи. Она смотрела и хихикала. Уилл обошел Джулиана и обслужил сначала Резолюта, потом Ворона и в последнюю очередь себя самого. Он поставил свою миску так, чтобы сесть как можно ближе к Сефи, а хлеб положил в центр стола.

Джулиан взял у него поднос, а потом сунул оба подноса себе под мышку. Сосчитал на пальцах:

— Так, вы, сэр, будете мне должны шесть силверов. А вы, сэр, за девушку и за вас, учитывая комнату и эль, — три силвера.

Дисталус потянулся к своему поясу, моргнул и поднял на буфетчика глаза.

— Похоже, мой кошелек исчез. Резолют сощурил серебристые глаза:

— Мальчик, а ну верни.

Уилл, не донеся до рта ложку с похлебкой, замер.

— Я не брал.

— Не лги, мальчик, — ледяным тоном сказал воркэльф. — Со мной этот номер не пройдет.

Ложка вернулась в тарелку, и Уилл медленно встал. Он разжал ладони и развел руки в стороны.

— Обыщите меня. Я ничего не брал.

Дисталус покачал головой.

— Я уверен, что мальчик не виноват… вот и моя племянница подтвердит. Видно, я с возрастом становлюсь забывчивым. Возможно, он остался у меня в комнате.

Ворон положил ладонь на руку Резолюта и выудил из своего кошелька золотую монету. Монета, красиво зазвенев, взлетела в воздух, и Джулиан поймал ее на лету, затем отставил ее на расстояние вытянутой руки и оглядел с обеих сторон.

— Только что отпечатана в Ориозе. — Буфетчик положил монету на стол, изображением профиля короля Скрейнвуда в маске наверх. Из кармана передника Джулиан вынул короткий металлический прутик с ручкой на одном конце и острием на другом. Острый конец буфетчик приложил к королевскому глазу и сильно нажал на ручку. Прутик выдавил глаз, обезобразив лицо.

Джулиан улыбнулся и положил монету в карман передника.

— С него хватит. Приятного аппетита. Если еще чего-нибудь захотите, я к вашим услугам.

— Спасибо. — Ворон кивнул ему. — Вы ведь и наших устроили на ночлег, поэтому мы вам заплатим еще.

Буфетчик кивнул и отошел, а Дисталус поднял кружку с элем.

— Я с вами расплачусь. У меня в сумке есть силверы, не беспокойтесь.

— Да я и не беспокоюсь.

Уилл нахмурился. За всю свою жизнь он не видел столько золотых монет. А вот с выдавленными глазами несколько монет встречал и никогда не понимал, зачем это делается.

— Что он такое сделал с монетой? Зачем?

Глаза Дисталуса просветлели.

— Я-то думал, всем известна история о том, как Скрейнвуд стал королем. — Старик слегка возвысил голос, привлекая внимание людей, сидевших за соседними столиками. Он походил сейчас больше на профессионального рассказчика, чем на… На кого же?

— Я не знаю, кто он такой.

Дисталус отхлебнул большой глоток эля и утер рот тыльной стороной ладони.

— Знаешь ты это, паренек, или нет, но четверть века назад Скрейнвуд встал на сторону доброго нашего короля Августа в войне против Кайтрин. Некоторые говорят, что Скрейнвуд сражался, другие отрицают это. Кто-то говорил, что не слишком многие отдали за него жизнь. Другие утверждают, что он вел себя как последний трус. Однако никто не отрицает, что в то время он был в Крепости Дракона. Оставался он там и, когда в Окраннеле король Август наголову разбил авроланов. В крепость ему принесли донесение, что несколько героев отправились уничтожить Кайтрин.

В комнате стало совсем тихо, лишь шипел огонь, трещали дрова да кое-кто негромко икал. Глаза Дисталуса разгорелись, он улыбался, глядя на слушателей, кивал им головой и подмигивал. Кем бы он там ни был, дара рассказчика у него не отнимешь, и Уилл не жалел, что, задав свой вопрос, положил начало интересной истории. Оглядевшись, парень понял, что в неведении оставался не он один, а если бы даже он и был единственным непросвещенным, то услышать пусть и известные факты из уст такого мастера никто бы не отказался.

— Прошло десять лет с тех пор, как король Август завоевал себе невесту, уже погибли наши герои, и на юг прибыл первый из новых сулланкири. Через Призрачные Границы, вместе с перебежчиками, присягнувшими на верность Кайтрин, просочился слух о том, что девять ее новых Темных Наемников никто не сможет остановить. Они назначили число, место и цель: королева Ланиветта Ориоза умрет в своем замке в Мере до. Пришел тот день, темный и холодный, словно зимой и сырой, словно осенью. Тучи рыдали, ветер стонал, оплакивая ее, хотя она в то утро была еще жива.

Войска охраняли замок, окружив его стальным щитом. Герои и те, кто мечтал стать героем, вышли защитить королеву. Наступил назначенный час, и, кроме молний, никто ничего не видел. Все подумали, что слух оказался ложным, и страшно обрадовались, оглашая пространство восторженными криками. И… как ты думаешь, парнишка, что они увидели?

Увлеченный рассказом, Уилл лишь покачал головой.

— Не знаю.

— Они увидели страшную вещь, паренек, такого ужаса они в своей жизни еще не испытывали. — Дисталус начертил в воздухе башню. — Молния ударила в самую высокую башню, и люди с крепостных стен посыпались на брусчатку. От них осталось лишь кровавое месиво. Вслед за молнией вырос огненный конь с длинными, как у дракона, крыльями, а сидел на нем призрак в развевающемся одеянии. Сначала показалось, что одеяние это из перьев, но каждое перо представляло собой язык пламени. Призрак поднял над головой закутанное тело и швырнул его вниз. Оно отскочило от амбразур и покатилось вниз, разворачиваясь в полете. Это было тело королевы Ланиветты, растерзанное и без головы.

Дисталус замолчал на мгновение, отхлебнул пива и, уставившись в кружку, продолжил:

— Охранники и герои ринулись в замок, отворили дверь в Большой зал. Там они увидели лишь одного человека — Скрейнвуда, ее сына. Он стоял в луже собственной мочи. В руках он держал голову матери и смотрел на нее, а глаза Ланиветты смотрели на него. Он не мог вымолвить ни слова, лишь дрожал. Тогда кто-то закрыл глаза королевы, и волшебство разрушилось. Скрейнвуд потерял сознание, а когда неделей позже пришел в себя, голова его стала совсем седой. С тех пор правдивыми можно считать лишь два утверждения об Ориозе. Первое — это то, что последний ее герой, Ли Норрингтон, отправился на Север, чтобы убить собственного отца, сулланкири, расправившегося с королевой. Герой этот, правда, погиб. Отцу дали имя Нефри-кеш, а сына назвали Нефри-леш, десятым сулланкири. Когда-то они вели армию против Кайтрин, теперь же и отец, и сын готовятся возглавить войско, чтобы идти на нас.

9
{"b":"26231","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Системная ошибка
Черное пламя над Степью
Охота
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Долина драконов. Магическая Практика
Аргентина. Лонжа
Эссенциализм. Путь к простоте
Тобол. Мало избранных
Пчелы