ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 49

Может, все дело было в ее воображении, но Алекс почувствовала, как екнуло сердце, стоило ей переехать через границу Джераны и Окраннела. Некогда высокий гранитный обелиск был сейчас частично разбит и покрыт трещинами. Она смотрела с лошади на демаркационную линию, разделявшую два народа. Алекс не испытывала гнев, потому что камень был разбит задолго до того, как авроланы вторглись в Окраннел.

Приятно снова оказаться на родине. Когда в прошлое свое путешествие она приехала сюда за пророческим сном, то внимательно прислушивалась, не заговорит ли в ней голос крови. Другие люди, являвшиеся сюда с той же целью, рассказывали, что с ними это происходило. У Алекс тогда ничего в душе не дрогнуло, и она была разочарована. Сейчас она тоже не слишком волновалась из-за того, что кровь спокойно течет в жилах. Романтика возвращения не имеет ничего общего с действительностью.

Расслабляться, однако, Алекс себе не позволила, но не потому, что здесь стояло войско авроланов. Прибрежная дорога провела армию мимо портового города Джераны — Уриза и вывела на плато Жуск. Здесь жил народ, хотя и не слишком развитый, но непокорный. Адроганс объяснил, почему он решил устроить на этом плато свой штаб. Он сказал, что жители Жуска ненавидят авроланов еще больше, чем воинов Джераны, потому-то и согласились оказать им поддержку.

Жуск давно был головной болью для обоих королевств. Сами по себе горные племена угрозы не представляли, хотя иногда какая-нибудь банда из местных жителей и совершала набеги на Уриз, Свойнскую низину или даже на полуостров Крозт. Тогда в эти места направлялись карательные отряды. Они либо захватывали кого-нибудь в плен, либо сжигали деревни, но поросшее лесом плато не давало возможности устроить генеральное сражение и окончательно подавить мятежный Жуск. К счастью, здесь существовала сложная клановая систему, и местные жители сражались друг с другом, потому у них и не оставалось времени на частые вылазки в остальной мир.

Обелиск, кстати, был разрушен Жуском: жители нагорья не забыли, что в стародавние времена часть их плато незаконно перешла к Джеране. Хотя Адроганс и поклялся Алекс, что он считает жителей нагорья союзниками, нельзя было пренебрегать возможной опасностью. Ее беспокоила не собственная безопасность, а то, что Жуск в нужный момент перестанет оказывать им поддержку. Если Адроганс решил им доверять, то и я, пока это будет необходимо, не стану ему мешать.

Путешествие из Гирвиргула в Окраннел заняло двенадцать дней, однако и не было особенно трудным, да и шли они с хорошей скоростью. У них имелись Военные Ястребы, летавшие в разведку на далекие расстояния, а стало быть, возможность засады исключалась. В Джеране, в середине пути, нескольких гиркимов послали в Лакаслин с сообщением к королеве Карус. Алекс поразило, что для выполнения одного и того же задания Адроганс послал множество курьеров, наказав им непременно привезти с собой подтверждение о доставке сообщения; это позволило ему по их возвращении точно знать, кому и когда было передано сообщение.

Удивило Алекс и то, что вместо арканслаты генерал воспользовался услугами крылатых посланцев. Спросив его об этом, она ожидала услышать какую-нибудь отговорку, но Адроганс ответил вполне серьезно:

— Послания, которые я пишу своей рукой и запечатываю, ограничивают число людей, которые могут их прочесть. Арканслату при желании может прочесть любой маг. Арканслатами следует пользоваться, когда скорость передачи сообщения жизненно необходима, но совсем другое дело — сохранить переписку в тайне.

Послания королеве содержали щекотливую информацию. По дороге на север колонна встретила батальон тяжелой инфантерии из Гурола. Они передвигались быстрым шагом и намерены были идти и дальше весь день, хотя план операции этого не требовал. Вечером они остановились на ночлег и все вместе слушали у костра баллады о героических событиях прошлого.

Колонна прибыла на базу Адроганса, и Каро немедленно передал бразды правления генералу Джераны. Войско расположилось в долине. В центральной части лагеря стояли глиняные домики с соломенной крышей, очевидно построенные жителями Жуска. Сгруппировавшись по национальностям, вокруг них расположились войска, прибывшие морем из Ислина, Хелурки, Альциды, Джераны, Нализерро, Валиции и Локелина. Кавалеристы тут же примкнули к своим соотечественникам, так что у каждого народа был свой лагерь. Выходцы из Вильвана, Саварры, гиркимы и наемники — все они отметили свою территорию вешками. Гиркимы облюбовали себе холм с северо-восточной стороны: им там и взлетать было удобно, и от эльфов отделяло значительное расстояние.

Сначала Алекс заглянула к Волкам, потом подошла с генералом Каро к казарме Адроганса. Третья часть длинного строения, сразу же за входной дверью, заставлена была матрасами и багажом. И жилище, и убранство дома разрушали представление об Адрогансе как о человеке избалованном. Отсутствие претенциозности удивило Алекс.

Стены казармы увешаны картами, на огромном столе — макет Окраннела. На смоделированном ландшафте — деревянные кубики, выкрашенные в цвета, определяющие войсковую принадлежность. Алекс молча удивилась тому, что штаб их, принимая во внимание масштаб карты, расположен на макете на двадцать миль севернее настоящей их позиции. Уж не подозревает ли Адроганс, что среди нас есть шпион?

Кроме Адроганса, Каро и еще полдюжины военных из Джераны (они в этот момент прикладывали кронциркули к картам и сверяли расстояния с моделью) в казарме находились еще два человека. Маленький, тощий мужчина, загорелый и грязный, улыбнулся им щербатым ртом. Жиденькие длинные волосы спускались на плечи. Бусы и кости болтались у него повсюду — на шее, в ушах, прикрепленные к коже маленькими металлическими кольцами. Похоже, это были шаманские талисманы. Набедренная повязка, которую удерживал плетеный кожаный ремень, была единственной его одеждой.

Женщина являла собой резкий контраст незнакомцу. Такая же белокурая, как Алекс, только глаза — цвета лазурного неба. Одета в светлые кожаные брюки, мокасины и тунику, оригинально отороченную кожей. Алекс знала о своей родине достаточно, чтобы понять, что эта женщина — уроженка Гурола. Жаль только, что она не может определить по этим кожаным узелкам, из какого города незнакомка и к какому клану она принадлежит.

Адроганс улыбнулся:

— Генерала Турлуса Каро вы уже знаете. Это Пфас из Жуска, а это — Бил мот Цуво. Позвольте представить вас принцессе Окраннела — Алексии.

Шаман из Жуска осклабил щербатый рот еще сильнее и сказал что-то неразборчивое.

Воительница Гурола опустилась на колено, склонив голову. Светлые волосы упали на лицо.

— Великая честь быть представленной вам, ваше величество.

— Для меня не меньшая честь познакомиться с представителем клана Цуво, — поклонилась Алекс. — Способность ваших кланов выдержать нашествие авроланов вошла в легенду, а то, что вы сумели добраться сюда, пройдя через занятые врагом земли, говорит о мужестве, которым отличаются ваши соплеменники.

— Спросите, кто их сюда привел, вы, Сварская, — возмущенно фыркнул Пфас.

Принцесса искоса на него взглянула: название столицы прозвучало в его устах как ругательство.

— Прошу прощения, Пфас, но проводники мне давно известны. Этот клан не только не нашел бы сюда дорогу, но и не смог бы здесь остаться, если бы не терпимость жителей Жуска. Да и меня здесь бы тоже не было. Еще давно, будучи младенцем, я спала в этих лесах на руках Прейкнозери, Железного Крыла. Без вашего благословения ни он, ни я ни за что не выбрались бы из Окраннела.

— Вы были здесь и, стало быть, сумели уйти из Окраннела, — хихикнул маленький шаман.

— Упущение со стороны врага, как мы оба с вами понимаем.

Пфас подергал украшенную изображением шамана костяную серьгу.

— Разумные речи из уст Сварской — хороший знак.

Адроганс придвинулся к макету:

— Будем надеяться, что таких знаков у нас будет еще немало, поэтому прошу перейти к делу.

93
{"b":"26231","o":1}