ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 50

Уилл завернулся в одеяло, как в плащ, силясь справиться с холодом, пришедшим в лагерь вместе с темнотой. Квик взлетел в воздух, когда Уилл заворочался, а потом, шурша крылышками, вернулся и снова пристроился на плече вора. Уилл улыбнулся, хотя человечек легонько задел крылом его ухо.

— Осторожно, Квик, мне это ухо еще понадобится.

— Для того чтобы слушать похвалы. — Сприт потянул его за ухо. — Уши от этих похвал растут у тебя каждый день и стали большими.

— Это неправда.

— Ложь. Гнусная ложь.

Хотя Квик говорил шутливо и Уилл не почувствовал в его словах и намека на злорадство, подростку стало неприятно. Большинство солдат в лагере видели его в Ислине, и разговоры о том, кто он такой и что будет делать, распространились по лагерю быстрее бубонной чумы. Кавалеристы к этим рассказам прибавили еще и все то, что они видели и слышали по дороге. Уиллу было неясно, что там можно прибавить: ну, ехал, как и все, спал, разговаривал. Но, несмотря ни на что, солдаты ему улыбались и приветливо кивали, хотя еще три месяца назад давали ему затрещины и пинки и гнали домой, в Низину.

Уилл понимал, что они в нем видят освободителя. Согласно пророчеству, он должен покончить с Кайтрин, и это делало их счастливее. Солдаты полагали, что коли он находится в их рядах, то у них имеется перед противником явное преимущество. Поражение Кайтрин теперь предопределено, и оставалась единственная трудная задача — убедить в этом ее саму.

В пожеланиях успеха Уилл заметил одну тонкость: объединяя его с Адрогансом, воины Джераны восхваляли их как непобедимую пару. Солдаты Окраннела связывали его в свою очередь с Алексией. Самыми красноречивыми были жители Гурола.

А вот люди из Жуска Уилла сторонились, что немало его удивляло. Вождь их, Пфас, устроил подростку настоящий экзамен: запускал руки ему в волосы, считал зубы, тянул за руки, рассматривал ладони и ступни. Долго глядел в глаза, когда же Уилл пытался отвести взгляд, хмыкал, тпрукал, сердито кашлял и плевался, бормотал что-то невразумительное.

Соплеменники Пфаса интриговали и вместе с тем пугали Уилла. В то время как Резолют украсил себя магической татуировкой, Пфас имел огромное множество костяных, каменных и металлических амулетов. Точно Уилл бы не сказал, но ему казалось, что талисманы эти время от времени менялись местами или вовсе исчезали, однако последовательности таких изменений или тем более причины, по которой они происходили, Уилл не знал.

В Ислине он посмотрел бы на такого старика как на сумасшедшего, но здесь ему довелось почувствовать силу его рук. Стальные пальцы крутили и ощупывали Уилла. Когда старик дергал его за руки или поворачивал, Уилл чуть не падал. Когда же, разозлившись, он попытался отпихнуть шамана, то понял, что ему легче было бы сдвинуть Гирвиргул.

Что-то с этим Пфасом не так. Что именно, Уилл не смог бы определить и был рад, что соплеменники шамана обходят его стороной. Уилл хотел расспросить обо всем этом Резолюта, но воркэльф пребывал в исключительно мрачном настроении с того самого дня, когда Алексия пригласила их с Уиллом обсудить предстоящую кампанию и сражение за Свойн.

Уилл обратился к Квику:

— Ты действительно думаешь, что мне не следует слишком прислушиваться к тому, что обо мне говорят?

— Слушай больше Алексию, вот мой совет. — Квик указал обеими руками на казарму, в которой Алексия обсуждала план предстоящей операции. — Помоги, Уилл, помоги им.

Подросток вздохнул, откинул голову и закрыл глаза.

— Резолют ест меня поедом, и все потому, что ворки работают на Кайтрин. Я понимаю его злость, но я-то тут при чем?

— Ты можешь сделать больше.

Уилл застонал, открыл глаза и пошел в сторону деревни.

— Меня раздражает, что ты всегда оказываешься прав, Квик.

Сприт засмеялся, взлетел, сделал петлю, вернулся и помахал Уиллу.

— Уилл, храбрый Уилл, умный Уилл.

Он полетел к дому и устроил целое представление, силясь раздвинуть перед Уиллом полог над входом в казарму.

Входя, вор наклонил голову и быстро оглядел комнату. Возле стола столпились Алексия, Перрин, Ворон, Бил мот Цуво и Орла. Орла прикрыла рукой зевок. У остальных под глазами обозначились темные круги. В углу, привалившись к стене, тихонько похрапывал Керриган. Напротив Резолют точил саблю. Ломбо и Дрени не было видно, и Уилл даже посмотрел на стропила, не притаился ли панк там.

Заметив его, Ворон кивнул:

— Добро пожаловать.

— Спасибо. — Уилл, тихо ступая, подошел к длинному столу. Он не столько боялся помешать размышлениям Алекс, сколько не хотел дать повода Резолюту к чему-нибудь придраться. Позиции на столе вроде бы не изменились. Полдюжины зданий с флажками указывали на то, что в них содержат заложников, однако все флажки были желтого цвета, а стало быть, информация скоро морально устареет.

— Полностью с тобой согласна, сестра, — задумчиво проговорила Алекс. — Если заложники нарисуют на оконных перемычках какой-нибудь знак или, допустим, вывесят на окне тряпку, то ты вместе с Военными Ястребами сможешь, летая над этим районом, выяснить, где именно они находятся. Я, однако, усматриваю в этом два недостатка: быстрое переселение заложников лишает эту информацию всякой достоверности, и, что еще хуже, может случиться, что эти сигналы кто-нибудь сообщит врагу. Тогда нас заманят в ловушку.

Орла нахмурилась:

— Заклинания могут выявить местоположение заложников при условии, что находящиеся рядом с ними предметы будут тайно вынесены из города. С помощью этих предметов возможно установить связь с заложниками. Но опять же возникает препятствие: использование магии может насторожить авроланов. Они узнают о нашей миссии и внесут в наши заклинания поправки, с помощью которых устроят нам все ту же засаду.

Алекс задумчиво покачала головой:

— Вся наша операция может закончиться засадой. Я согласна с Адрогансом в том, что, освободив заложников, мы будем иметь значительное преимущество, но какой ценой мы за это заплатим? Пфас тоже хочет, чтобы мы это сделали, но лично мне все это очень не нравится.

— Принцесса, — вмешалась Бил, — ваша сдержанность относительно Пфаса мне понятна. Вы знаете, что мы, жители нагорья, недолюбливаем Жуск, но с тех пор как я здесь, я кое-что для себя уяснила. Реального подтверждения своим словам я привести не могу, однако заявляю: Пфас наделен необычайной проницательностью. Полагаю, что землю эту он видит иначе, чем мы, и, возможно, освобождение воркэльфов окажет влияние на вейруна. Мы должны смотреть правде в глаза: пока мы настроены на освобождение воркэльфов, Жуск нас поддерживает. Без этой поддержки наша кампания обречена на провал.

— Это я понимаю, — вздохнула принцесса, — потому-то мы этим и занимаемся. Нам необходимо объединить заложников. Если мы не можем применить магию незаметно для противника, то единственным выходом мне представляется незаметное проникновение на занятую врагом территорию. Это осуществимо?

Уилл почесал затылок.

— А как работает магия, с помощью которой определяют местоположение объекта?

Прежде чем Орла успела ответить, Резолют его одернул:

— Перестань отвлекать их, мальчик. Ты ничего не смыслишь в военной операции. Вот когда мы туда придем и понадобится открыть замки, тут-то ты нам и пригодишься.

Ворон посмотрел на него:

— Ну, что скажешь, Уилл?

Уилл так резко передернул плечами, что Сприт свалился. Квик всеми четырьмя руками зацепился за тунику Уилла и повис на его груди.

— Прошу прощения. — И снова вскарабкался на плечо.

Вор снова пожал плечами, на этот раз осторожно.

— Думаю, Резолют прав. В военном деле я и правда ничего не понимаю. Я ведь просто вор, так что и смотрю на все с точки зрения вора. Допустим, мне понадобилось украсть сто предметов, находящихся в разных местах. Такая задача показалась бы мне чрезвычайно трудной, если не сказать — невыполнимой. Вот я и думаю, что неплохо бы как-нибудь заставить авроланов собрать всех заложников в одном месте. Или пусть их переселят в места, которые вам будут известны.

95
{"b":"26231","o":1}