ЛитМир - Электронная Библиотека

Фелан отдернул ногу с педалей тяги и, нажав на кнопку, заставил включиться гироскопы. Унылый ландшафт астероида заполнил вид в иллюминаторах. Внезапно мощный искровой разряд дугой проскочил над пультом управления. Контрольные индикаторы и мониторы вспыхнули и погасли, испустив облачка едкого белого дыма. Густой дымке не удалось скрыть вид астероида, размеры которого становились все больше и больше. Вдавив с силой педали тяговых движков, Фелан приготовился к столкновению. «Надеюсь, что вырубились только мониторы, а не движки. Они не должны подвести!»

Фелану Келлу не суждено было узнать, чем завершилась его борьба. Когда отделяемый отсек в третий раз отскочил от поверхности астероида, наемника дернуло и один из ремней безопасности оборвался. Сбитый наполовину с командирского кресла, он был беспомощен. И когда отсек в четвертый раз стукнуло о землю, Фелана ударило о пульт управления так, что нейрошлем разлетелся вдребезги. И мрак сомкнулся над Келлом.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КОГТИ ЗВЕРЯ

IX

Военный лагерь Первого Круга Ком-Стара,

Остров Хилтон-Хид, Северная Америка, Терра

15 сентября 3049 г.

Миндо Уотерли, примас Ком-Стара, протянула руку вошедшему:

— Да пребудет с вами благословенный Блейк, военный регент!

Рослый мужчина преклонил колени столь же решительно, как обычно приветствовал других воинов. Затем он пожал протянутую ему руку, позволив ее пальцам обхватить свой указательный палец, и, приподняв, коснулся их губами.

— Благодарю, примас, — молвил он, распрямившись.

— Желаю вам того же.

Ее поразила блестящая выправка и мощь его плоти, неподвластные бремени лет и ран, оставленных долгой службой. Обрамлявшая голову черная повязка стягивала ниспадавшие седые пряди волос и скрывала пустоту правой глазницы. Словно намекая на возраст мужчины, его левый глаз излучал мудрость старого ворона, однако у Миндо возникло ощущение, что внутренняя умиротворенность, пронизавшая его осанку, не соответствовала этому впечатлению.

«Боюсь, что годы службы в должности примаса состарили меня куда больше, чем должность военного регента — тебя». Казалось, ее тело наполнила выматывающая душу свинцовая тяжесть, а каждый вдох приходилось делать в безвоздушном пространстве. «Твоя сила — в спокойствии. Дарована ли она тебе годами, проведенными в монастыре Синдиката, или ты накопил ее, следуя тайным практикам Ком-Стара?»

Миндо заставила себя улыбнуться, когда просунула правую руку в левый рукав.

— Прежде чем мы начнем, я хочу поздравить вас. Военный регент смутился:

— Поздравить меня?

— Сегодня вам исполняется семьдесят восемь лет. Неплохое достижение, Анастасий Фохт.

Фохт скрестил руки на груди, как бы поежившись от холода.

— Положим, что так. Мой день рождения — это... это скорее часть моей прежней жизни, и мне трудно привыкнуть к этому. Действительно, я считаю началом своей жизни переход в другую веру. — Он улыбнулся уголками губ. — Благодаря этому мне кажется, что я втрое моложе.

Скрывая зависть под маской дружелюбия, примас произнесла:

— Святой Блейк и вправду благословил вас. Военный регент признательно склонился в реверансе, но его широкая улыбка исчезла.

— Я прибыл сразу, как только мой штаб завершил предварительное изучение присланных вами материалов. Орбитальному кораблю пришлось изменить направление входа в плотные слои атмосферы, обходя стороной сильный шторм в заливе, в противном случае я прибыл бы раньше.

— Меня эти данные встревожили, а вас?

— Меня тоже, госпожа примас. И даже более того. Донесения о боях на Периферии показались мне странными.

Брови Миндо изогнулись.

— Ясное дело. Если бы я не посчитала необычными сообщения, полученные нашим центром на Верзанди, я бы не отправила вам копии и не вызвала бы сюда. Я уж постаралась выполнить свой долг перед Гончими Келла и потратить как можно больше их же денег, чтобы передать это донесение на их базу.

Фохт разжал руки.

— Бои на Периферии, особенно в зоне Конфедерации Оберона, вообще-то ничем особым не выделялись. Войны бандформирований где-то на дальних рубежах обычно позволяли людям знать, где противник споткнулся или расквасил нос наемникам, отправив их восвояси. В своих донесениях они редко сообщали о раненых и убитых или потерях боевых роботов, но уж в исходе боя редко приходилось сомневаться, поскольку сторона, потерпевшая поражение, не стремилась рекламировать свою слабость.

Регент начал расхаживать вперед и назад, взметая и отбрасывая длинными ногами белую мантию.

— В данном случае мы ничего не услышали от Кенни Риана, а это значит, что он не вышел победителем в схватке с Гончими Келла. Ничто, кроме смерти, не помешало бы ему хвастливо растрезвонить о своей победе. Гончие Келла признали поражение, но отрицают, что потерпели его от банды Риана. И это звучит правдиво, вопреки факту, что Гончие послали охотиться за бандитами только одну роту. Даже без Моргана Келла, во главе с его племянником Кристианом, Дэном Аллардом или Акирой Брахе Гончие вполне бы справились с группировкой бандитов.

Миндо почувствовала, что начинает раздражаться.

— Регент, в вашем анализе упущены некоторые более очевидные ответы на эту загадку. Мог ли капитан Вилсон солгать, чтобы скрыть гибель Фелана Келла? Безусловно, смерть сына вызвала бы ярость у Моргана Келла.

Фохт сощурил левый глаз, как бы припоминая что-то давно забытое.

— Это правда, и я бы не хотел иметь дело с разъяренным Морганом Келлом, независимо от обстоятельств. Я бы согласился с вашим разъяснением, если бы оно основывалось на данных синхронной записи боя, которые не были включены ими в сообщение, переданное нами по их просьбе.

Миндо кивнула и отбросила локон за левое ухо.

— Я не была водителем боевого робота и, видимо, не понимаю то значение, которое вы придаете этой информации.

Фохт снисходительно улыбнулся.

— Уникальны не только эти данные, внимания заслуживает и сам факт передачи их по радиосвязи. Для полного текущего контроля за состоянием всех систем каждый боевой робот оснащен аппаратурой синхронной записи всех данных, поступающих от сенсорных датчиков во время боевых действий. Если обеспечена сохранность записей, то после боя можно их заново просмотреть. Например, находясь в тренажере, водитель может увидеть на своих мониторах и системах вооружений в точности все, что происходило во время боя.

Военный регент сжал кисти рук.

— Келл совершил отчаянный поступок. Передавая данные по этому каналу, он понимал, что их могут получить как друзья, так и враги. Связь была отвратительной скорее из-за электромагнитных помех, характерных для Стенаний Сизифа, а не вследствие сбоев в аппаратуре в момент передачи.

Безотчетный ужас всколыхнулся в глубине подсознания Уотерли, но она все еще не осознавала его истоков.

— Итак, щенок Моргана Келла не унаследовал стальные нервы своего папаши и струхнул... Взмахом руки Фохт прервал ее:

— Фелан, возможно, и не ровня отцу, но, судя по записи боя, с нервишками у него все в порядке. Он оценил полную неординарность противника и понял, что не сможет избежать стычки с ним. Его радиопослание подобно предсмертному воплю обреченного на гибель, который взывает к выжившим.

Регент хлопнул в ладоши:

— Компьютер, восстанови голограмму первого боевого робота, зафиксированного Келлом. Проанализируй и покажи в масштабе один к десяти.

Безмолвно повинуясь приказу, компьютер реконструировал голограмму монстра, своим обликом напоминавшего нечто среднее между «Катапультой» и «Мародером», который переломил хребет «Саранче» и свернул голову «Волкодаву» Фелана Келла. Даже высотой в один метр робот выглядел устрашающе. «Он источает ненависть». Дрожь пробежала по спине Миндо, натужно старавшейся скрыть чувство отвращения, появившееся на лице.

21
{"b":"26232","o":1}