ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная полоса везения
Тепло его объятий
В игре. Партизан
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Каждому своё 3
Мечтатель Стрэндж
Псы войны
Срок твоей нелюбви

Миндо содрогнулась:

— Проклятье Блейка! Как Керенский смог овладеть этим?!

Регент скорбно поник головой, словно печалясь о безвременной кончине выдающегося военного стратега.

— Как бы абсурдно это ни выглядело, но нам не следует игнорировать возможность, что Керенский и его люди где-то сделали остановку на планете, породившей этих тварей, которые и покончили с ними. До нас же не доходили сведения о Керенском или его людях, а это попросту может означать, что с ними все кончено.

В его голосе звучала боль, а взгляд добрых глаз устремился куда-то вдаль.

— Нападения можно ожидать откуда угодно. По-моему, самое ужасное происходит, когда нас предают те, кого мы любим. Представляю себе, как одна из этих тварей раскапывает могилу и пожирает истлевшие останки. Проходит неделя, а может, месяц или год — черт его знает, как долго это длится, — и тварь принимает облик человека, ДНК которого сожрала.

Руки Миндо повисли по бокам и сжались в кулаки.

— Эти существа могут быть дружелюбно приняты оставшимися родственниками. Даже если они ничего не вспомнят о прошлой жизни, само их появление будет воспринято как чудо.

— Хуже того, — продолжив регент. — В облике детей их могут принимать в семьи. Они получат воспитание и образование, как люди. Способность к приспособлению наделяет их повышенной степенью выживаемости. Способности переносить жару в боевом роботе и манипулировать своим генетическим кодом позволят им стать лучшими водителями роботов, быстро поступить на службу в вооруженные силы и в какой-то момент развязать войну против человеческой расы.

Он указал на голограмму «Бешеного Кота»: Они совершили технологический прорыв, увеличив мощность двигательной установки и одновременно уменьшив ее размеры. Модифицировав системы оружия, они достигли превосходства в огневой мощи боевых роботов и уничтожили народ Керенского в сражениях за каждую планету. Похоже, это геноцид.

— Почему они явились сюда? — настойчиво спросила Миндо. — Почему они не позволили Керенскому возвратиться?

Фохт пожал плечами:

— Причин множество, но две напрашиваются, не сходя с места. Благодаря своим действиям они стали подобны людям. Они устремились сюда, потому что наши планеты больше подходят для жизни человека и мы обладаем всем, что составляет культуру человека.

Являясь порождением военной организации, они, по-видимому, агрессивны и настроены воинственно, а значит, их следует уважать и опасаться. Кроме того, их дисциплина почти соответствует воинскому кодексу бусидо, которому следуют в Синдикате Драконов. Я также готов предположить, что бахвальство, пьянство и азартные игры для них почти священны. Царит культ чести и долга, а это значит, что они не подготовлены к хитрости и изворотливости.

Миндо медленно перевела дух, тщетно пытаясь избавиться от напряжения в теле.

— Мы должны разузнать, чего они хотят, и определить, способны ли они добиться этого. Фохт приободрился:

— Я готов отправиться в любое время.

— Нет. Вы слишком ценны для Ком-Стара.

— Позволю себе не согласиться с вами, госпожа примас. — Регент осторожно улыбнулся. — Мои младшие офицеры более чем способны обучать и натаскивать ваших бойцов. Я готов также предположить, что в случае если эта самая абсурдная версия окажется верной, то сам факт, что вы отправили в качестве посланца представителя высшего военного руководства Ком-Стара, будет воспринят как знак огромного уважения. И возможно, они разоткровенничаются, что позволит нам повлиять на них. Если же правда окажется незамысловатой, то я осмелюсь предположить, что дружеские отношения с Ком-Старом еще никому не помешали.

Поколебавшись, Миндо кивнула в знак согласия:

— Прекрасно. Отправляйтесь на Периферию без промедления.

Анастасий Фохт повернулся, чтобы удалиться, но Миндо остановила его:

— Регент, вы упомянули две возможные причины, по которым нелюди заявятся к Государствам-Наследникам, но изложили только одну. А какова вторая?

Она заметила, как Фохт вздрогнул всем телом от отвращения, когда обернулся и посмотрел ей прямо в глаза.

— Именно по этой причине Гончие Келла никогда не найдут останки Фелана Келла и бандитов Риана. — Он сглотнул подступивший к горлу комок. — Их гонит нужда. Нелюди хотят до предела развить свой потенциал, а для этого требуется свежий корм. Они устремились сюда, чтобы снять урожай человечины.

X

Борт шаттла «Дьявольский остров»

Местоположение неизвестно

Дата неизвестна

Фелан Келл попытался сопротивляться двум верзилам, силой усаживавшим его в кресле. «Дьявольщина, откуда только берутся такие бугаи?» Он никогда не считал себя особо крутым и сильным, но так грубо обращаться с собой он не позволял никому с раннего детства. Напрягаясь, Фелан старался высвободить запястья из лап громил, но не мог. «Кажется, моя возня доставляет им одно удовольствие. Они рады помериться силой».

Небрежно втолкнув его в металлическое кресло с высокой спинкой, они защелкнули наручники, приковав его запястья, стянули ремнями предплечья и связали ноги. Оба действовали со сноровкой врачей, заботливо ухаживающих за пациентом. Закончив приготовления, дылды удалились, прикрыв за собой дверь.

Фелан решил не испытывать прочность пут. «Синтетические ремни тянутся, но не рвутся. Да и как избавишься от металлических наручников?! Глупо попусту тратить силы».

Он быстро оглядел ничем не примечательное помещение. Комната размером три на три метра и кресло, привернутое болтами к полу, были покрашены в ровный серый цвет. Углубленные лампы над головой мерцали мягким светом, которого вполне хватало, чтобы Фелан мог видеть на идеальных поверхностях свое отражение. Он сидел лицом к зеркальной доске, расположенной по центру стены.

Фелан ухмыльнулся: «Цвет, как в моем кубрике, и такой же коридор. Парни, смастерившие этот приют для непокорных водителей роботов, лишены воображения. Все же было бы неплохо выбраться из этой камеры. Проведешь здесь месячишко, разговаривая с собой, и рехнешься».

Он взглянул на правый кулак. Запястье опоясывал браслет, сплетенный из белой синтетической нити. Мягкий материал не раздражал кожу и был стянут ровно на столько, чтобы не вызывать физический дискомфорт. И тем не менее он не нравился Фелану.

Скрытый на потолке громкоговоритель ожил:

— Приступаем к записи первого допроса заключенного 1509491. Объект мужского пола, по-видимому, оправился от легких ранений, полученных при захвате.

Слушая бесстрастный, словно на медосмотре, голос, Фелан ощутил, как по его спине пробежали мурашки. «Ранения?» Он почувствовал боль между лопатками, но вспышка затаившейся злости отвлекла его внимание. «Должно быть, меня контузило. Я не помню, что произошло после того, как катапультировался из „Рычащего“. Полная пустота. Даже не почувствовал ранения».

Ослепительно яркий луч прожектора внезапно вспыхнул и предательски осветил Фелана с головы до пят. Мужской, как будто автоматический голос проскрипел числа и слова:

— 1509491, назовите свое имя.

Голос заколебался и затем повторил требование:

— 1509491, назовите свое имя. — И хотя он произнес слова, как прежде, его тон едва заметно изменился с нейтрального на более враждебный.

Фелан пристально посмотрел в отражение своих глаз.

— Фелан Патрик Келл.

В голосе мелькнуло раздражение:

— Ложь вам не поможет.

Фелан откинулся на спинку стула, но голову наклонил вперед, щадя глаза. Он уже чувствовал жар от света, опалившего копну его черных волос.

— Меня зовут Фелан Патрик Келл.

— Очень хорошо. — Голос был исполнен уверенности в том, что он по-прежнему лжет, и не сулил ничего, кроме зловещих последствий. Впрочем, допрос продолжался. — Где твой кодекс?

Из-под полуопущенных ресниц Фелан смотрел на свое отражение.

— Мой кодекс?

— Где твой кодекс?

Молодой наемник насупился.

23
{"b":"26232","o":1}