ЛитМир - Электронная Библиотека

Боевые роботы благодаря своим размерам легко выдержали взрыв. Обломки «Феникса» обрушились на них, причинив вред не больший, чем летний ливень. Низкорослые штурмовики, впрочем, пострадали от осколков брони вдвое больше их. Куски скелета робота пронзали пехотинцев. Даже те, кто устоял под ураганом осколков, пали жертвами ударной волны от взрыва. Она сорвала их с роботов, которых они облепили.

Шин приземлил командирское кресло и освободился от ремней, удерживавших его. Он снял нейрошлем и посмотрел вниз, чтобы оценить серьезность ранений, которые нанес ему штурмовик последним выстрелом. «Я не чувствую боль, но вижу кровь. А это плохо».

Он был прав. Рана была ужасной. Неизлечимой. Кровь залила нижнюю часть хладожилета, ноги и бутсы. Над ним кружились, жужжа, черные мухи. Он был так шокирован, что даже не встал, чтобы отогнать их.

К счастью, кровь была не его. Неуверенно Шин взял покрытую броней левую руку и приподнял ее, держа за запястье. Ровный металл на ощупь был теплым и похожим на плоть. Пальцы все еще сжимали небольшой кусок прокладки с облицовки «Феникса». Легкая вмятина в верху руки была местом, куда пришелся удар переднего края командирского кресла в момент катапультирования. Большой кусок брони, предназначавшийся для защиты головы и плеч этой твари, а также широкая грудная пластина были пусты. Не взглянув внутрь на ошметки кровоточащей плоти, Шин отшвырнул руку в высокую, по-летнему зеленую траву и встал из кресла.

Ухватившись за откидное сиденье кресла, он рывком оторвал его. За ним в плоских упаковках хранились спасательный комплект, лесной маскировочный костюм, пистолет с ремнем, несколько обойм с боеприпасами и цилиндрический двухатомный насос для очистки воды. Он выложил их на сиденье и стянул с себя хладожилет и окровавленные шорты. Пучками травы он постарался оттереть кровь и надел камуфляжный костюм. Прицепив к нему водяной насос, он натянул на плечи ранец и закрепил ремнем на запястье пистолет.

Приготовившись отправиться в путь, он протянул руку и вытащил из углубления в командирском кресле свой Катана. Меч, длина которого вместе с рукояткой была чуть больше метра, весил не более двух килограммов. Деревянные ножны, покрытые темным лаком, не были разукрашены, но Шин знал, что в ультрафиолетовых лучах выступит багряная каллиграфическая надпись, которая поведает о том, что меч принадлежит члену Курои-Кири. Шин не был выпускником одной из военных академий и поэтому не носил меч вакизаши. Мне дано право носить один меч, но как заметил мой оябун: «Два меча — для показа. Сражаться лучше одним».

Держа в правой руке меч в ножнах, Шин отошел от командирского кресла и почти сразу споткнулся об отброшенную руку пехотинца. Опустившись на одно колено, он повернул ее. «Странно. Вся конечность стала холодной! Возникло ощущение, будто броня самостоятельно охлаждается. Внутри все покрылось радужной оболочкой. Какое-то темное липкое вещество образовало мембрану. Все напоминало действие жгута, прекращающего кровотечение из руки, как будто броня создавала защиту, позволявшую потом восстановить оторванную конечность... Невозможно! Но что-то такое я уже видел сегодня. Значит...»

Шин резко повернулся и встал, когда за спиной раздался звук шуршащей травы. Вырванный из ножен Катана блеснул и описал сверкающую серебристую дугу сверху вниз. Среагировав в последнюю секунду на необычный рост врага, Шин скользнул мечом и вогнал лезвие в плечо, взметнув розовые брызги. Штурмовик отшатнулся назад, потерял равновесие из-за отрубленной руки и неуклюже грохнулся на спину.

Горечь обожгла глотку Шина. Темная как деготь субстанция, которую он видел на обрубке руки, покрыла тонкой пленкой оголенное мясо штурмовика, и кровь едва сочилась по краям раны. Новые струи темной жидкости подкачивались из части шлема, оставшейся на своем месте. Они стекали по лицу и голове штурмовика, наполняя рану и препятствуя кровотечению. Шин услышал свист и увидел, как внезапно струя чистой жидкости выплеснулась в воздух. Штурмовик застонал и улыбнулся, как сумасшедший. Глаза и зубы застыли в бешенстве на темном лице, покрытом каплями. Он перевернулся на ноги.

Шин опустил меч и наставил пистолет. В отличие от большинства соотечественников, он предпочитал тяжелое оружие с сильным боем, а не легкий малокалиберный револьвер. Твердо держа пистолет в левой руке, он навел его на незащищенную левую сторону груди врага и дважды нажал на спусковой крючок.

Обе пули попали в цель. Штурмовик резко развернулся вполоборота, но не остановился. Шин приподнял оружие, целясь в незащищенный глаз. Казалось, что зрачок увеличился до размеров блюдца. Видимо, система защиты накачала штурмовика обезболивающими. «Кем бы этот парень ни был, он не испытывает боль. Чертовски надеюсь, что его тело функционирует, как у нас».

Первый выстрел в голову бросил штурмовика на колени, но пришлось разрядить всю обойму, чтобы добить его. Даже несмотря на такие тяжелые раны, система жизнеобеспечения, встроенная в панцирь, продолжала качать темную синтетическую массу, заполнявшую раны. Обмазав тело плотным темным коконом, система регенерации продолжала впрыскивать препараты, а затем распылила какое-то явно химическое вещество, от которого дохли мухи, садившиеся на темную кожу.

Шин безмолвно вглядывался в штурмовика и его бронекостюм, пока звуки боя не вернули его из замешательства. Опустившись на колени, он прикрепил оторванную руку к ранцу. «Надо взять с собой. С оторванной рукой эта тварь уцелела, грохнувшись на землю с высоты в двести пятьдесят метров, прошла по моим следам до этого места, и мне пришлось выпустить в нее восемь пуль, прежде чем она сдохла. Если только я прикончил ее!»

Он бросил взгляд через плечо на черную пелену дыма, застилавшую солнце. «Это не бандиты с Периферии. Это уж точно. Я не знаю, кто они, но если они решили захватить все миры во Внутренней Сфере, то кто способен остановить их?»

XVII

Трелл 1, округ Тамар,

Лиранское Содружество

13 апреля 3050 г.

Комендант Виктор Штайнер-Дэвион заставил своего «Победителя» нырнуть и проскочить левым боком в подземную лагуну, когда робот-разведчик резко навел на него левое орудие. Пещера озарилась светом протонно-ионного излучателя. Синяя молния пронеслась, шипя, над правым плечом «Победителя» и пронзила массивную сосульку, свисавшую с потолка, расколов ее с грохотом на тысячу сверкающих осколков.

Несмотря на толстый слой инея на лобовом стекле робота, яркий голубой свет смертоносной энергии озарил командирскую кабину. Сосредоточившись на картинке ландшафта, созданной компьютером на основе данных магнитного сканирования, Виктор опустил золотистое перекрестие прицела реактивной пушки на контур вражеского боевого робота и большим пальцем руки вдавил спусковую кнопку. Раздался пронзительный визг, подобно воплю привидения предвещающий смерть, и Виктор увидел, что залп достиг цели.

Ураганная очередь снарядов из обедненного урана впилась в левое плечо разведчика, превратив в пар жалкие остатки брони на плечевом суставе и содрав миомерные мышцы с ферротитановых костей. Кости изогнулись и со скрежетом переломились, не выдержав яростного удара. Рука отлетела в сторону, потянув за собой ленту боеприпасов скорострельной пушки. Лента с треском разорвалась, и рука, кувыркаясь, продолжила полет.

Виктор ухмыльнулся, когда его компьютер оценил урон, нанесенный врагу. Когда он вступил в схватку с необычным роботом, компьютер назвал его сначала «Булавой», затем «Мародером» и, наконец, «Победителем».

Поняв, что он никогда раньше его не видел, Виктор приказал компьютеру занести в память все данные о машине под именем «Тор», выбрав ее потому, что этот боевой робот имел в одной руке скорострельную пушку, а в другой — ПИИ. «Бог Тор метал только гром и молнии...»

«Тор» повернул руку с ПИИ в сторону Виктора, но прежде, чем успел выстрелить, Гален Кокс нанес стремительный удар по руке «Тора», выпустив две РБД из установок, расположенных на ногах «Крестоносца». Взорвавшись, они вырвали куски брони, выдолбив темную впадину, и, что гораздо важнее, далеко отбросили орудие от линии прицеливания. И снова водитель робота-разведчика промазал, выстрелив из ПИИ по «Победителю». Испарилась лишь еще одна сосулька, но царивший в пещере ужасный холод превратил туман в снежинки, которые кружились и медленно падали на землю.

38
{"b":"26232","o":1}