ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если им удается передавать сообщение за двенадцать часов, — осторожно начал Наримасо Осано, — значит, либо кланы используют Ком-Стар, или они обладают гиперимпульсной технологией. Единственный способ передать сообщение на расстояние в пятнадцать световых лет — использовать «прыгун».

Теодор отрицательно покачал головой:

— «Прыгун» не использовался. Так как мы не можем исключить соучастие в происшедшем Ком-Стара, отныне управление операциями будет осуществляться с помощью фельдъегерской почты. Самым простым объяснением было бы наличие у противника гиперимпульсных генераторов. Заполучить один из них вместе со средствами управления было бы настоящим подарком, но это возможно лишь при условии разгрома противника. И мы его разгромим. На лице Канрея заиграла гордая усмешка.

— С учетом скорости продвижения ударных волн противника в нашем распоряжении имеется приблизительно два месяца. Пока они войдут в соприкосновение с нами, мы имеем время для организации операции «Саккаку» — Обман. Мы сконцентрируем элитные части на Уолкотте, присвоив им новые обозначения. Планета Уолкотт — вот цель их следующего удара. Мы заложим скрытые базы снабжения и займем все перспективные с точки зрения обороны пункты этого мира. Мы подготовим им хорошую встречу.

Шин нахмурился.

— Откуда нам знать, что они попадут в западню? Почему бы им просто не обойти Уолкотт и не направиться к менее укрепленным планетам?

Канрей бросил на Шина острый, как у ястреба, взгляд.

— О, они прекрасно поймут, что это западня, но непременно полезут в нее. Учуяв приманку, они сами сунут голову в капкан. Вспомни, насколько они высокомерны. Разве смогут они обойти Уолкотт, когда узнают, что обороной планеты руководят двое сбежавших у них из-под самого носа с Залива Черепах?

XXXI

База «Черная жемчужина», Судеты,

Округ Тамар, Лиранское Содружество

21 июля 3050 года

Виктор Штайнер-Дэвион покачал головой:

— Господи, ненавижу ждать.

— Не волнуйся, Вик. Ты разработал хороший план, — сказал Кай Аллард-Ляо. Они сидели рядом перед закрытыми дверями комнаты совещаний. — Он сработает. Увидишь, они одобрят план.

— Прости... Я думал, ты, Кай Аллард, вечный пессимист.

Кай смутился, но потом слабо улыбнулся.

— Виктор, у меня могут быть проблемы с уверенностью в своих силах, но уж чужую силу я вижу сразу. Это было прекрасной идеей, чтобы Гален Кокс вместе со мной руководил действиями частей, имитирующих Нефритовых Соколов на последних тактических играх. Я имел возможность использовать все явные и скрытые недостатки разработанной нами стратегии.

Виктор фыркнул:

— Ага, и смешал и снес наши части, словно оловянных солдатиков.

Кай пожал плечами:

— Но мы же отрабатывали худший вариант развития событий. Согласно ему, войска действовали в условиях жестокой бури и под огнем с воздуха. Самое худшее из ожидаемого произошло, но ты все-таки сумел вывести примерно усиленный полк и взял ситуацию под контроль. Если считать наши действия разведкой боем, то собранной в таком случае информации о противнике достаточно, чтобы ради нее затевать такую операцию. Не стоит сбрасывать со счетов значение разведки.

Виктор в ответ весело рассмеялся:

— Слова сына мастера шпионажа.

Кай засмеялся в ответ:

— А что ты хочешь? Это в крови. Все дело в том, что степень вероятного успеха штурма выше нормы. Не могу с уверенностью сказать, сколько дней или часов мы сможем удерживать Туаткросс после захвата. Но я знаю, тем самым мы затрудним продвижение Нефритовым Соколам.

Дверь в комнату совещаний отворилась, на пороге возник генерал-лейтенант Эндрю Рэдберн.

— У нас возникли некоторые вопросы. Не угодно ли пройти за мной...

Виктор правой рукой схватился за живот и медленно встал. Кай обеспокоенно взглянул на него:

— В чем дело?

Виктор оперся о плечо друга.

— Ерунда. Такое ощущение, будто у меня в желудке схлестнулись боевые роботы.

Виктор и Кай вошли в комнату и заняли свои места на дальнем конце стола. Как и на предыдущих заседаниях, прямо перед ними сидел Морган Хайсек-Дэвион, по левую руку от которого расположился генерал-лейтенант Рэдберн, по правую — предводитель наемников. Кай сел за стол и выдвинул клавиатуру. Виктор предпочел стоять.

Морган побарабанил пальцами по черной папке с планом операции, разработанной Виктором.

— Перед тем как перейти к сути, хочу сказать, что все мы приятно поражены тщательностью работы, проделанной тобой и твоей командой. Все изложено четко и кратко. Нам особенно понравился детальный анализ вероятных действий противника. Такую работу скорее можно было бы ожидать от седых ветеранов, а не от таких молодых офицеров, как вы. Всем, принимавшим участие в разработке плана, объявляется благодарность.

Виктор улыбнулся и поклонился:

— Благодарю, маршал. То, что наша работа показалась вам заслуживающей внимания, является высшей наградой для нас. — Он выдержал паузу и затем прямо посмотрел в малахитово-зеленые глаза Моргана. — Мне показалось, есть некое «но».

— Ты прав, — сказал Морган, понизив голос. — Согласно плану, предусматривается задействовать четыре Полка: Десятый полк Лиранской гвардии, оба полка Гончих Келла и Девятый полк Федеративного Содружества. Переброска этих частей, подразделений обеспечения и материально-технических средств потребует сорока пяти процентов имеющихся в нашем распоряжении шаттлов и «прыгунов». Это существенно ограничивает мои возможности по переброске войск в миры, находящиеся на направлении вероятного удара следующей волны вторжения. Виктор глубоко вздохнул:

— Но на встрече две недели назад мы пришли к согласию, что было бы глупо пытаться организовывать оборону на всех направлениях вероятного удара. В этой игре мы будем проигравшей стороной.

— Быть не в состоянии оборонять все миры не значит не попытаться это сделать, — поправил его Морган. — Это не просто военный конфликт, и ты это знаешь не хуже меня. Риан Штайнер, со своей стороны, будет просто счастлив вытащить Остров Скаи из Содружества. Если он узнает, что мы не предприняли ничего, чтобы защитить миры Тамарского пакта, он вместе с женой может принять решение «отколоться» и заключить договор с захватчиками. Согласись, такого мы себе позволить не можем.

— Веришь или нет, кузен, но я и это принял в расчет, — ответил Виктор, мысленно пожалев, что никто не удосужился придушить Риана Штайнера еще в колыбели. — Мы выбрали Туаткросс в силу многих причин. Прежде всего из-за тактических свойств местности и иных факторов, дающих боевой перевес. Что же касается политических соображений, они вкратце упомянуты в плане, и они говорят в пользу использования Туаткросса. В конце концов, это важный центр управления. Как может Риан поставить нам в вину попытку отбить стратегическую планету Тамар?

Маршал ничего не ответил. Он опустился в кресло и долго изучающе смотрел на Виктора.

Правый кулак Виктора грохнул по столу.

— Черт тебя дери, Морган, нечего на меня так смотреть! Мне отлично известна политическая подоплека происходящего. Я по глазам вижу, тебя беспокоит, что наш план выглядит, словно мы списали его из книжки про войну. Ты думаешь, что мы кучка молодых вояк, считающих войну игрой и мечтающих только о славе? Ты ошибаешься.

Виктор поднял глаза на потолок и заставил себя дышать ровно, чтобы унять гнев.

— В следующем апреле я отмечу свой двадцать первый день рождения. С этого момента я по возрасту и по праву смогу встать во главе Федеративного Содружества. Моя мать была мудрой и твердой правительницей Лиранского Содружества. Мой отец был военным гением, под чьим руководством была покорена Конфедерация Капеллана. Черт возьми, мне самой судьбой предназначено объединить и править двумя этими нациями. Я должен завоевать уважение своих подданных, и я докажу, что в состоянии сделать все возможное, чтобы защитить их.

66
{"b":"26232","o":1}