ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тепло его объятий
Суперлуние
По кому Мендельсон плачет
Сумеречный Обелиск
Выбери себя!
Лавр
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Эволюция разума, или Бесконечные возможности человеческого мозга, основанные на распознавании образов
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни

Неожиданно двойные двери, ведущие в зал, распахнулись настежь, и в помещение вошли Маккензи Вульф и Кристиан Келл. Подобно другим офицерам корпуса Драгун, они носили черную униформу, однако в отличие от молодых коллег не признавали веяний современной моды, позволявшей распустить до середины груди молнию. Эти старые вояки всегда были строго одеты, пояса затянуты по уставу. Может, поэтому на них так внушительно смотрелись обтягивающие комбинезоны, отделанные алыми кантами, полусапожки на шнуровке, всегда идеально вычищенные. Крис, сцепивший руки за спиной, занял место у двери – просто сделал шаг вправо, там и замер. Маккензи направился к столу.

Молодой Вульф без долгих объяснений объявил:

– Если присутствующие желают присоединиться к принцу Магнуссону и ко мне, то мы, пожалуй, начнем.

Он уважительно, словно равному, кивнул Рагнару – тот, польщенный подобным обращением, поднялся и широким жестом пригласил всех придвинуться к столу.

Между тем Виктор Дэвион нет-нет да и поглядывал на Хосиро. Тот тоже бросал в его сторону настороженные взгляды. В этот момент Сун-Цу встал и застыл возле кресла. Это был намек, и Виктор прекрасно понял его. Главными действующими лицами здесь были он и Хосиро – им первым следовало принять приглашение; причем следовало это сделать достойно, без суеты и толкучки у стола. Дело в том, что места, которые бы заняли за столом принцы Федеративного Содружества и Синдиката Драконов, определили бы местоположение всех остальных участников встречи.

Дэвион поднялся и предложил Касандре руку:

– Apres vous.

Девушка была заметно выше Дэвиона, и в любом другом случае его поведение озадачило бы ее, однако Касандре хватило ума разобраться в ситуации, и она с достоинством приняла его руку, при этом одарила Виктора взглядом, выражающим согласие принять участие в этой великосветской игре.

– Mercy, принц.

Он усадил девушку за стол, а сам занял место между Каем и Галеном – лицом к лицу с Рагнаром. Кстати, тот был еще ниже Виктора. Просто коротышка... Этим ходом Виктор оставил с носом Хосиро, который со своей компанией был вынужден расположиться на дальнем конце стола. К несчастью, по этой причине принц Хосиро позволил себе несколько пренебрежительное отношение к сидящим за столом.

Маккензи Вульф глянул через плечо на Келла. Тот кивнул, и Маккензи обратился к присутствующим:

– Вам, вероятно, известно, что меня зовут Маккензи Вульф. Человек у дверей – Кристиан Келл. Крис – один из самых известных во всей Внутренней Сфере водителей боевых роботов. (Вульф широко улыбнулся.) По крайней мере, так утверждает молва. Всему, что он теперь умеет и знает, научил его я.

Мак положил ладони на стол, наклонился вперед.

– Нам двоим поручено быть вашими инструкторами. Некоторые из вас уже участвовали в сражениях, многие проходили военную подготовку, однако все это не позволяет говорить о каком-то равенстве с воинами, которые готовятся в кланах. Правде надо смотреть в лицо – даже все вместе вы вряд ли управитесь с одним водителем из боевого состава клана. Значит, какая перед нами стоит задача? Любой ценой, не жалея усилий, уменьшить этот разрыв. Это вопрос жизни и смерти – хотелось бы, чтобы вы поняли это сразу и до конца. – Он несколько грустно улыбнулся. – Сможем ли мы этого добиться – другой вопрос.

Слова Мака Вульфа невольно натолкнули Виктора на воспоминания о битвах при Туаткроссе и Трелле.

Спорить было не о чем – эти, из кланов, на самом деле сражаются как дьяволы. Даже если бы их техника была на том же уровне, что и в частях Федеративного Содружества, они разбили бы их по всем статьям. На Туаткроссе их просто подавили численным превосходством. И все равно потери Федеративного Содружества ужасающи.

Эти мысли в мгновение ока пронеслись в голове у Виктора, настроили его на серьезный лад.

– Следует быть готовыми к тому, что схватки с кланами – дело непростое, смертельно опасное. Значит, нам надо серьезно учиться и готовиться, готовиться... Забудьте все, что вы до сих пор знали о войне. Впрочем, также следует забыть, кто вы есть. С этой минуты вы новобранцы. Рядовые подготовишки... Наша задача – сделать из вас настоящих бойцов, поэтому мы будем лепить из вас то, что посчитаем нужным. Поверьте, это не игра, подобная той, которую вы устроили здесь в попытке занять более, на ваш взгляд, почетное место. Война – суровая штука, чтобы выжить, надо много знать и еще больше уметь. Иначе смерть! Это я не для красного словца говорю. Просто мне бы хотелось, чтобы вы как можно быстрее осознали эту простую истину.

Вульф неожиданно выпрямился, замер по стойке «смирно».

– Тренировка начнется немедленно. Мы с Крисом кое-что подскажем, однако вмешиваться будем только в самом крайнем случае. Прежде всего вам следует познакомиться друг с другом... Ребята, вам придется работать и воевать вместе, так что плечо соседа должно быть верным и твердым как скала. На этом вступительную часть будем считать законченной. Приступайте...

– Это что, приказ? – хихикнул кто-то. – Будем знакомиться в обязательном порядке?

– Р-р-разговорчики! – неожиданно рявкнул Мак Вульф. – Так точно, ваши высочества и господа!.. Приказываю познакомиться и подружиться.

Закончив, Маккензи повернулся через левое плечо и зашагал к двери. За ним последовал Кристиан Келл. Двери бесшумно закрылись.

Наступила тишина. Прошла минута. Другая... Рагнар Магнуссон улыбнулся – у него было симпатичное курносое лицо, светлые волосы и голубые глаза, – встал и протянул руку Виктору Дэвиону:

– Привет. Я – Рагнар Магнуссон. Я видел тебя только на фотографии.

Виктор, сбитый с толку подобным жестом, немного помедлил – за эти мгновения в глазах Рагнара испуг сменился болью и отчаянием, – однако как только Виктор пожал руку, веселое, даже какое-то бесшабашное настроение вернулось к Магнуссону;

– Меня зовут Виктор Дэвион. Angenamt, Рагнар. Тот удивленно вскинул брови.

– Ты говоришь по-шведски?

Однако прежде, чем Рагнар собрался что-то сказать на родном языке, Виктор поспешил объяснить:

– Боюсь, что, кроме «очень рад познакомиться», я ничего не знаю.

– Понятно, – сказал Рагнар. Теперь улыбка не сходила с его лица.

Хосиро встал и, обогнув стол, протянул руку Рагнару Магнуссону.

– Roligt att lara rann Er. Mitt namu ar Курита Хосиро.

Рагнар пожал руку, а Хосиро в свою очередь указал на своего спутника.

– Far jag presentera чу-са Йодама Шин. Рагнар поклонился:

– Konnichi-wa, чу-са Йодама.

Виктор хотя и не показал вида, но был явно смущен – Хосиро ловко обставил его со знанием языков. Надо было как-то вернуть утраченное преимущество, но тут в разговор вступил Кай:

– Простите, что прерываю, но мой шведский и японский никуда не годятся, так что я буду на своем, привычном. – Он протянул руку сестре. Та приняла ее и встала. – Позвольте представить мою сестру – Касандра Аллард Ляо. А меня зовут Кай.

Как только Касандра поднялась, Гален Кокс тоже вскочил на ноги. Тут и Виктор догадался, что оставаться сидеть просто неприлично, и тоже встал. Как только Хосиро вежливо пожал руку Касандре, Виктор протянул ему свою.

– Виктор Дэвион, – представился он.

Хосиро выпрямился и, пожимая руку, ответил:

– Я – Хосиро. Хотел бы потренироваться с вами в одной связке.

«Если ты так же ловко обращаешься с боевыми роботами, как и врешь, тебе не надо много тренироваться, – подумал Виктор. – Очень убедительно выходит».

– Я тоже, Хосиро, – вслух ответил он.

Семеро из них обменялись рукопожатиями. Один Сун-Цу с каменным лицом стоял у стены. Все взоры обратились на него, и Рагнар уже было сделал шаг вперед, чтобы пригласить его в общую компанию, однако тут же замер. Сун-Цу пристально рассматривал их – глаза у него были заметно раскосые, – затем заложил кисти в рукава и в позе богдыхана объявил:

– Я – Сун-Цу Ляо, наследник Небесного трона Конфедерации Капеллана и всех прилегающих к ней миров.

Виктор обратил внимание, как напрягся Кай, а Касандра сжала кулаки. Хосиро опустил глаза. Его лицо и лицо Йодамы Шина превратились в маски. Даже порыв Магнуссона увял при звуках голоса Сун-Цу.

17
{"b":"26233","o":1}