ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ступайте! У вас впереди целый день, есть время подумать. Только не пытайтесь проводить его так, как только что.

V

Палата Верховного Совета кланов

Зал Клана Волка, Страна Мечты

5 февраля 3051 года

Вследствие душевных переживаний, с которыми он не мог справиться, Фелан Келл Вульф чувствовал себя отвратительно, однако вида не показывал – держался спокойно, скромно и в меру независимо. Так же не торопясь спускался по широкой лестнице, ведущей с галереи для посетителей на уровень пола огромного округлого помещения. Не доходя до нижнего яруса, он остановился у мест для приглашенных, которые были устроены в нескольких метрах от чуть приподнятой, вращающейся платформы. Его могли вызвать в любую минуту – так наставляла Сирилла. Не имеет значения ни благожелательность, ни неприязнь собравшихся в зале членов рода, ни величие подвига, совершенного человеком, представляемым Совету. Все здесь свершалось согласно неписаным традициям и мало кому известному официальному расписанию.

Служитель с выразительно-непреклонным, суровым лицом поднес ему пластину в форме диска, на которой был изображен древний герб Звездной Лиги и чуть повыше – маленькая эмблема Клана Волка. Повинуясь его указаниям, Фелан положил правую руку на сердце, а левую – на диск.

– Поклянись честью Клана Волка, что будешь говорить правду и ничего, кроме правды, и с покорностью примешь справедливый вердикт, вынесенный по этому делу.

– Клянусь!

Хранитель знаний глянул сверху на Фелана и сказал:

– Садись.

Молодой человек сел в кресло, оглядел зал, где проходили заседания Совета Клана. Составленный из членов, когда-либо выигравших право на родовое имя, Совет являлся главным властным органом, руководившим всей разветвленной структурой, которая в совокупности и называлась Кланом. Давным-давно всю эту систему называли еще и племенем, однако это наименование уже практически не употреблялось.

Совет выбирал двух Ханов, которые представляли Клан в Верховном Совете кланов. Собственно выборы всегда были формальностью, скорее официальным признанием боевых заслуг тех воинов, которые и так считались лучшими в когорте бойцов Клана. Совет обсуждал и принимал решения по внутренним вопросам жизни рода, издавал постановления, хотя, по существу, подлинная власть всегда принадлежала Ханам. Прерогативами Совета являлись судебные дела и решения, выносимые по спорам чести между членами Клана и всеми теми, кто был приписан к нему. В обязанности Совета входил также надзор за строгим соблюдением законов, регулирующих скрещивание по наследственным линиям.

Общая архитектура здания представляла собой воронку, ступенями-ярусами ниспадавшую вниз, к вращающейся круглой сцене. Первые десять рядов, если считать снизу, отводились для членов Совета Клана. Расположенные выше двенадцать дополнительных ярусов были предназначены для публики. Сцена представляла собой круг с центральным возвышением, где располагались Хранитель знаний, два Хана и те члены Совета, кто был непосредственно задействован в рассмотрении обсуждаемого вопроса. Вместе с президиумом вращалась также ступень, где помещались лица, вызванные на заседание. Центральная часть двигалась неторопливо, давая возможность всем присутствующим рассмотреть лица старейшин, ответчика, свидетелей. Многочисленные камеры транслировали изображения на несколько подвешенных к потолку мониторов, которые давали полный обзор происходившего на заседании.

Голосование производилось с помощью компьютера. Каждый поданный голос вспыхивал красным, черным или белым цветом на огромном табло, а также на нескольких экранах перед Хранителем знаний. На них же воспроизводилась сводная таблица «за», «против», «воздержался», а также результаты поименного голосования. При желании Хранитель мог проконтролировать всю процедуру подачи голосов. Собственно, каждый член Совета мог получить эти сведения. Кроме того, с помощью специальных головных телефонов каждый присутствующий мог связаться с любым членом Совета, даже с Хранителем знаний. Ответит ли он – это уже был другой вопрос.

– Фелан Келл, ты поклялся говорить правду, одну только правду в деле, которое мы в настоящий момент рассматриваем, – заявил Хранитель, мужчина средних лет с редкими каштановыми волосами и под стать им карими глазами. Он по-доброму, благожелательно глянул на Фелана и продолжил: – Ввиду того, что ты являешься новичком в нашем Клане, и, более того, дело, которое мы рассматриваем, как раз и касается твоего полного официального признания как члена рода, мы предлагаем тебе: прежде всего успокойся, расслабься. Отвечай на наши вопросы не спеша, крепко обдумав ответ.

– Да, сэр.

Фелан поднял голову и увидел за спиной Хранителя обоих Ханов рода Волка – Ульрика Керенского и Гарда Радика. На первый взгляд Хан Ульрик казался пожилым человеком, если не стариком. Эспаньолка, размашистые усы, грива зачесанных на затылок волос – все было белым-белым, даже до какой-то трухлявой желтизны, однако стоило задержать на нем взор подольше, присмотреться – и сразу становилось ясно, что мужчина с подобным огневым, даже хищным взглядом, худой донельзя и оттого как бы испытывающий некое внутреннее напряжение – желание двигаться, хватать, завоевывать, – был далеко не так стар и немощен, как представлялось сначала. О таких, как Хан Ульрик, обычно говорят – неуемный. У него к тому же был тонкий, расчетливый ум, никем не отрицаемая доблесть – именно личность Ульрика во многом определяла черты идеального водителя боевых роботов, которые были навечно закреплены в сердце каждого члена Клана. Таким он и должен быть – это убеждение господствовало в среде бойцов не только Клана Волка, но и в других кланах. В отличие от своего напарника Хан Гард выглядел куда более вальяжно, весомо. Сразу было видно, что этот человек более склонен к сидячему образу жизни, но и в этом случае первое впечатление оказывалось обманчивым. Стоило только приглядеться, а еще лучше поговорить с Гардом, тотчас становилось понятным, почему именно этому полному красивому мужчине были доверены вооруженные силы Клана, которые в одной из решающих битв разгромили войска Внутренней Сферы. Просто постоять возле него, послушать его речь – и всякий начинал с невольным уважением поглядывать на этого огромного немногословного увальня, в раннем возрасте выигравшего родовое имя. Более того, жила в нем какая-то неожиданная и роковая целеустремленность – нет, он не суетился, не говорил об этом вслух, но скоро создавалось впечатление: стоит этому человеку вбить что-нибудь в свою башку (пусть самое экзотичное желание), и он добьется своего. Была в нем какая-то загадка, легко, в общем, угадываемая... Фелан, например, сразу понял, что этот человек никогда не желал недостижимого. Запредельное, измышленное либо в горячечном, либо в творческом бреду, для него не существовало. Но уж то, что существовало, что можно было потрогать – извините!.. Достаньте и положите перед ним. Рано или поздно, не мытьем, так катаньем... Фелан неожиданно поймал себя на мысли, что Клану Волка здорово повезло с вождями. Теперь становились понятны те сногсшибательные успехи, которые войска этого Клана одержали в битвах против армий государств-наследников. Один строил планы, рассчитывал многоходовые комбинации, другой очень быстро опускал их на землю, и во врага они уже вцеплялись, как бешеные псы... Удивительным было другое – оказывается, принятый в кланах необычно дикий способ размножения и воспитания подрастающего поколения мог приносить и такие плоды. Дорого бы Фелан дал, чтобы проникнуть в мысли сидящего с каменным лицом Гарда. Что он думает по поводу приема в род чужака, пусть даже и совершившего подвиг?..

Какая-то молодая женщина в сером комбинезоне – на ее эполетах отсвечивали серебром грозди восьмиугольных звезд – встала со своего места и приблизилась к Фелану. Судя по эмблеме, она проходила службу в корпусе интендантов, количество звезд свидетельствовало о ее высоком положение. Не менее как старший адъютант штаба, решил Фелан. Женщина откинула рыжеватые, цвета меди волосы со лба, и Фелан Келл заметил у нее за ухом устройство для связи.

20
{"b":"26233","o":1}