ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я знаю, кто вы. Виктор Ян Штайнер-Дэвион, наследный принц Федеративного Содружества, командир Десятой гвардейской лиранской когорты.

– Боюсь, вы ставите меня в неловкое положение. Я же не знаю, как вас звать.

– Зовите меня Оми.

«Оми? Знакомое имя. Я уже где-то встречал его», – подумал Виктор и склонился к ее протянутой руке.

– Очень рад познакомиться с вами, Оми. Я бы очень хотел выразить свое удовлетворение по-японски, но, к сожалению, я не силен в этом языке.

– Согласно классификации Найджерлинга наш язык считается одним из труднейших. Нет ничего зазорного в том, чтобы не знать его.

Виктор нахмурился.

– По-видимому, вы знаете обо мне куда больше, чем я о вас. Сказать по правде, я ничего о вас не знаю. Я мог бы предложить интересный способ восполнения подобных пробелов. Что, если нам прогуляться по саду?

Виктор заметил, что она уже совсем было собралась опереться о предложенную им руку, как вдруг кто-то резко пристукнул каблуками на террасе. Они оба обернулись и увидели Хосиро, который с мрачным видом смотрел на них.

– Принц Виктор, прошу простить меня, – тихо сказала Оми, – но мне следует оставить вас. Возможно, у нас появится более благоприятный случай... заполнить пробелы.

Она ушла. К принцу подошел Хосиро. Виктор, игнорируя угрюмое выражение на его лице, порывисто спросил:

– Кто она, Хосиро? Почему она должна была оставить террасу?

Тот ответил глухо, как бы не своим голосом:

– Она моя сестра, Виктор Дэвион, и ты больше никогда не увидишь ее.

VII

Палата Верховного Совета кланов

Зал Клана Волков, Страна Мечты

28 февраля 3051 года

– Я, Наташа Керенская, клянусь честью полноправного члена Клана Волка, что буду говорить правду и ничего, кроме правды. Клянусь, что покорно приму любой вердикт, вынесенный по этому делу.

Она выговорила слова присяги с такой страстностью, что Фелан, сидевший позади Сириллы, невольно улыбнулся. Ни для кого не было секретом, что Наташа Керенская крайне возмущена тем, что вызвана для дачи свидетельских показаний. Причем вызвана «равными» по чину и авторитету членами Совета рода. Все говорило о том, что в этот день можно было ожидать большого скандала.

Хранитель знаний некоторое время пристально рассматривал Керенскую, которая с прямой спиной, словно по стойке «смирно», сидела на месте для свидетелей. Видимо, дожидался, пока Наташа расслабится, сядет поудобнее и тем самым снимет тревожное напряжение, которое ощущалось в зале заседаний Совета. Не дождавшись, он вздохнул и обратился к Наташе:

– Полковник Керенская, ваше согласие помочь в расследовании получило самую высокую оценку. Суть его в том, чтобы выяснить – можно ли считать изменения в политике отряда наемников, известных под названием «Волчьи Драгуны», предательством по отношению к кланам или нет. Собственно, вопрос этот находится исключительно в ведении Верховного Совета. Мы же собрались здесь для того, чтобы установить, есть ли достаточные основания для подобного обращения в нашу самую высокую инстанцию.

Керенская с вызовом глянула в сторону членов Совета рода, занимавших места на вращающемся помосте, – взгляд ее, недоброжелательный, злой, ясно отразился на всех экранах, которые подавали изображение в верхние части зала.

– Господин Хранитель знаний, – ответила она, – поверьте, я прекрасно понимаю, что здесь происходит.

Ее черный рабочий комбинезон был чуть расстегнут на груди, из разреза выглядывала алого цвета рубашка. На комбинезоне броско выделялась эмблема «Черной Вдовы». По мнению Фелана, Наташа в этом наряде выглядела куда более воинственной, чем остальные члены Совета.

Керол Леруа заняла место дознавателя, однако Керенская решительно отмахнулась от нее:

– Отойди, девочка. Я не желаю, чтобы эти шакалы укрывались за твоей спиной. Пусть они не побоятся выйти сюда и прямо спросить о том, что их интересует. Пора воочию посмотреть на кукловодов. Хватит играть в прятки!

Леруа безмолвно воззвала к Хранителю, однако, прежде чем он смог ответить, один из членов Совета поднялся и заявил:

– Господин Хранитель, я требую, чтобы вы объяснили полковнику Керенской, что она должна с уважением относиться к этим стенам, овеянным славой, и соблюдать приличия.

Хранитель взглядом осадил ретивого члена Совета – тот сразу сел на место. Потом председательствующий обратился к Наташе:

– Полковник Керенская, Керол Леруа была уполномочена Советом быть вашим адвокатом. Вопросы на этот раз будет задавать Берк Карсон.

Молодой человек приятной наружности спустился к подиуму и здесь уже пристроил переговорное устройство у себя за ухом. Фелан с первого взгляда определил, что этот парень тщательно готовился к своей роли – волосы за ухом у него были заметно подбриты. И с устройством он ловко обращался – видимо, имел опыт, хотя по одежде было ясно, что Берк был причислен к разряду водителей боевых роботов и вроде бы никак не мог взять на себя подобные обязанности. На лице у него была презрительная усмешка, сразу определившая его отношение к ответчице.

В свою очередь Наташа Керенская радостно и одновременно злобно рассмеялась:

– Давай, парень, приступай. Сейчас ты узнаешь, почему меня кличут Черной Вдовой.

Фелан обратил внимание, что многие из членов Совета заулыбались и одобрительно закивали, однако не меньшее число оставались серьезными. Некоторые даже не пытались скрыть недовольства подобным поведением Наташи. Им явно не понравились ее первые замечания. Фелан склонился к Сирилле.

– Я так понимаю, что это заседание – продолжение той политической борьбы, толчок которой дало мое избрание в члены рода? – спросил он.

– В каком-то смысле да. – Сирилла прищурилась. – Только, пожалуйста, не преувеличивай свою роль. У этого конфликта корни глубокие. Все дело в политической философии, которой придерживаемся Ульрик, Наташа и я. Ну и очень многие другие... Сейчас начинается открытое сражение между Крестоносцами и Наставниками.

Фелан удивленно спросил:

– Кто такие Крестоносцы и Наставники?

– Два главных политических течения, которые существуют в нашем обществе. Это не просто, но я попытаюсь растолковать тебе. Наставники считают, что кланы должны держаться в стороне от процессов, протекающих в государствах Внутренней Сферы. Вмешательство позволительно только в случае внешней угрозы, если та нависнет над всем человечеством. Крестоносцы зациклились на восстановлении Звездной Лиги. Просто мечтают об этом... Они на каждом углу твердят, что именно тогда в пространстве существовало что-то похожее на рай. Ради возвращения – победоносного возвращения! – они готовы на все, даже на уничтожение Внутренней Сферы.

Сирилла нахмурилась – видно, ей было нелегко рассказывать об этом. После недолгого молчания она продолжила:

– Беда в том, что средства, которые они используют в этой борьбе, ранят сердца каждого воина кланов. Они позволяют себе бездумно играть на самом дорогом для нас...

– Я не понимаю.

Лицо Сириллы омрачилось.

– Крестоносцы, выдвигая обвинения в измене против Волчьих Драгун, стремятся исключить их гены – точнее, хромосомы – из наших наследственных программ.

Между тем Берк начал задавать вопросы:

– Наташа, возможно, вы проинформируете нас о тех задачах, которые Хан поставил перед отрядом Волчьих Драгун, посылая их во Внутреннюю Сферу?

– Охотно. Одним из двух Ханов Клана Волка в то время являлась Надя Уинсон. Она дала следующие инструкции: поступить на службу к какому-нибудь высокому королевскому дому и повоевать на его стороне. Надя действовала согласно постановлению, принятому Верховным Советом. Сверившись с нашими прежними картами, мы выбрали начальный вектор, направленный в сторону Внутренней Сферы, и 11 апреля 3005 года достигли ее границ. Здесь вступили в контакт с Домом Дэвионов и сразу приняли участие в боевых действиях против Конфедерации Капеллана. За пять лет мы разобрались в обстановке, выявили слабые и сильные стороны вооруженных сил этих воюющих государств.

25
{"b":"26233","o":1}