ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня не интересуют всякие фантастические измышления, которые заносит в хроники ваш личный историограф. – Берк указал на председательствующего: – Спросите господина Хранителя. У него находятся списки всех воинов Клана Волка. Вас там нет, Наташа, вы давным-давно списаны и находитесь на пенсии. В последний раз вы проходили испытания в 3003 году. Эти экзамены удостоверяют вашу пригодность для занятия командных должностей, однако там нигде не сказано, что вы участвовали в боевых действиях. То, что вы командовали тринарием, а потом кластером во время войн во Внутренней Сфере, не имеет никакого значения, так как эти назначения никогда не были официально санкционированы нашим штабом. У вас нет статуса водителя, поэтому вы и были назначены воспитателем Фелана из рода Волка. Ни для какой другой работы вы уже не годны. Обладай вы здравым умом и хорошим воспитанием, вы сами бы решили уйти на покой, но вам неймется... Вам надо было вовремя скончаться, Наташа.

В зале – среди многочисленной публики и на местах, где сидели члены Совета, – поднялся шум. Он нарастал... В этот момент встал Хан Ульрик.

– Достаточно! – Его разгневанный голос прорезал шум, как луч лазера пробивает дымовую завесу. – Мы оба – Хан Гард и я – просмотрели материалы, предоставленные Наташей Керенской и ее биографом. Мы нашли, что все изложенное в этих документах – правда, и никто не может сомневаться в том, что Наташа Керенская проявила в боях личную храбрость и опыт командира. Совместно с Волчьими Драгунами они образовали мощный ударный кулак. Кроме того, мы располагаем свидетельствами очевидцев, полноправных членов рода, подтверждающих ее слова. Так разговаривать с заслуженным ветераном недопустимо, Берк.

Затем Хан обратился к председательствующему: – У нас есть давняя традиция предоставлять особый статус любому воину, по той или иной причине выбывшему из списка боевых частей. Хочу напомнить тебе, Берк, что ты сам получил ранение в недавнем бою и сейчас находишься на излечении, в любом случае тебе придется пройти переосвидетельствование. Формально срок, прошедший со времени последних испытаний, не имеет значения. По результатам медицинского освидетельствования тебя могут подвергнуть новым испытаниям. Так что ты и Наташа Керенская находитесь в равных условиях.

Берк явно потерял уверенность, на лице у него отразилась внутренняя борьба. Самым ненавистным для него было признать правоту Хана, однако и возразить ему было нечего.

– Как вы точно заметили, Хан, такой обычай действительно существует, но, по общему мнению, он касается тех воинов, которые получили ранения и чей статус не подвергается сомнению. Возможно, я выразился не совсем верно – я вовсе не отрицаю, что в свое время Наташа проявила, так сказать, чудеса героизма. Посудите сами, может ли она противостоять воину в личной схватке, если тот на четыре поколения моложе ее? Хочу, чтобы меня правильно поняли, – я просто не имею права принять вызов от человека, чья слава уже в далеком прошлом.

– Согласен, это веский аргумент, – кивнул Хан, потом он обратился к Наташе: – Итак, желаете ли вы, Наташа Керенская, подвергнуться боевым испытаниям, чтобы точно определить ваш статус среди всех полноправных воинов Клана Волка?

Рыжеволосая женщина гордо вскинула голову:

– Обязуюсь подготовиться и пройти испытания в течение шести месяцев, которые понадобятся Карсону для лечения раненой ноги. Кроме того, – она бросила гневный взгляд на своего оппонента, – у меня есть пожелание, чтобы моим противником в боевых упражнениях был Берк Карсон.

– Согласен, – кивнул Ульрик. – Теперь, я считаю, мы должны вернуться к главному вопросу обсуждения – как поступить с запасом наследственных клеток Волчьих Драгун? – Хан сделал паузу и оглядел аудиторию. – Полагаю, что клятвенное заверение Наташи о том, что Волчьи Драгуны действовали исходя из устного повеления Хана Керлина, снимает с них обвинение в измене. Противная сторона не предъявила ни одного факта, подтверждающего их точку зрения. Разве кто-нибудь может быть обвинен в предательстве делу кланов, если его поступки совершались по прямому указанию руководителя?

Берк Карсон прислушался к тому, что ему подсказали по микротелефону, и заявил:

– Ваш вопрос, мой Хан, законен, и при ответе на него надо положиться на совесть и верность долгу каждого из присутствующих здесь. Безусловно, мы должны верить на слово, если у нас нет никаких доказательств противного. Однако мой вопрос к полковнику Керенской имел.несколько другой смысл. Полковник, почему вы, исполняя приказы Хана Керлина Уорда, который строго-настрого, как вы выразились, запретил подчиняться кому бы то ни было, кроме него, вернулись в Страну Мечты? Мне кажется, что на этот поступок вы не имели права, поскольку приказ о возвращении вам отдан не был.

– Я не вернулась на родину или, как вы подразумеваете, не сбежала с фронта, а прибыла на выборы нового ильХана. На этот счет мы получили соответствующее распоряжение, касающееся всего командного состава армии. Тем более это касалось меня как воина, который имеет право на родовое имя и тем самым обязан принять участие в новых выборах. Исполнение своего воинского и гражданского долга есть прямая и непосредственная обязанность всякого полноправного члена рода – так, кажется, записано в наших заповедях?.. Я не считаю свое присутствие в этом зале нарушением боевого приказа. – Она даже позволила себе улыбнуться. – Более того, я считаю свое появление в Стране Мечты единственным способом до конца исполнить приказ, который был когда-то отдан мне.

Керол Леруа спросила:

– Что вы имеете в виду?

Наташа наклонилась вперед, взялась за барьер, ограждающий место для свидетеля.

– Хан поручил нам собирать сведения о степени подготовки и военных возможностях государств-наследников, об их уровне готовности к отражению нашего наступления. Мой долг как члена Совета рода предостеречь Совет от поспешности в решении вопроса о продолжении наступления.

Берк Карсон саркастически рассмеялся:

– Мы умоляем вас – поделитесь с нами своей мудростью. Как же, ждем не дождемся ваших советов!..

Наташа Керенская как бы не заметила издевки, прозвучавшей в его голосе.

– Прежде всего, – сказала она, – позвольте напомнить, что все предыдущие успехи, которых мы добились в начале похода во Внутреннюю Сферу, были достигнуты в основном за счет внезапности. Мы не давали врагу ни дня, ни недели передышки, чего нельзя сказать о настоящем моменте, когда на фронте наступило затишье, а мы все собрались здесь на выборы нового ильХана. В результате мы потеряли – или потеряем – преимущество во времени. И главное – инициативу... Перед нами впервые замаячил призрак затяжной войны, в этом случае можно ожидать, что наше главное преимущество – более качественное и мощное вооружение – может быть сведено на нет усилиями государств-наследников. Уже в ближайшем будущем они смогут ввести в строй новые модели боевых роботов. С точки зрения боевой подготовки наше преимущество тоже тает, тает... Свидетельство тому – сражения в секторе Лиры и на границах с Синдикатом Драконов. С полной ответственностью я заявляю, что кланы должны оставить Внутреннюю Сферу и никогда больше туда не возвращаться.

– Ясно, – кивнул Берк. – Пусть Звездную Лигу по-прежнему раздирают на части эти хищные Лорды-Наследники?

– Звездная Лига прекратила свое существование еще до того, как мы покинули ее.

Сердитый окрик председательствующего осадил их обоих, прервал разгоравшуюся дискуссию.

– Хан Ульрик уже поставил вам на вид, что вопросы и ответы должны касаться исключительно главной темы обсуждения – как нам поступить с генетическим исходным материалом Волчьих Драгун? Все слышали заявление о том, что Драгуны, по всей видимости, полностью исполнили отданный им когда-то приказ. Свою задачу они выполнили. Цель нашего обсуждения совершенно не касается вопроса о том, одобрить или отклонить распоряжения, сделанные Ханом Уордом. Это не наша компетенция. Это проблема Верховного Совета Ханов. Мы же должны по совести и зрелому размышлению вынести вердикт, касающийся исключительно спермы и яйцеклеток Волчьих Драгун. Если мы им доверяем – тогда все будет идти установившимся порядком. Если нет – тогда будут приняты решительные меры по изъятию их хромосом из общего круговорота наследственных материалов. Ввиду крайней серьезности вопроса решение изменить порядок обращения с наследственным материалом может быть принято только большинством в две трети. У вас есть пять минут для обдумывания. Да или нет! Красная кнопка – отказываем в доверии, белая – доверяем!

27
{"b":"26233","o":1}