ЛитМир - Электронная Библиотека

Фелан с удивлением обнаружил, что Сирилла потянулась к красной кнопке.

– Подожди! Что ты делаешь? Как ты можешь отказать Джеймсу Вульфу и его людям в праве иметь потомство?

Сирилла потрепала Фелана по колену, хитровато улыбнулась и сказала:

– Ты, молодой человек, не понимаешь. В тот момент, когда Наташа и я доложили Совету, что Драгуны получили приказ от Хана Керлина Уорда – по существу, он дал им карт-бланш на все их действия, – вопрос о доверии можно считать закрытым. Крестоносцам вовек не собрать двух третей голосов, чтобы уничтожить наследственные клетки Драгун. Более того, записи Наташи содержат столько информации, что нашим ученым еще разбираться и разбираться с ними. Если же Драгунам будет отказано в доверии, то и с этими записями формально нельзя будет работать. Подавляющее большинство – и те, кому Ульрик нравится, и те, кому не нравится, – понимает, что нельзя лишиться такого ценного источника информации, тем более что на него тут же наложат лапы другие кланы. Мы полностью уверены, что Крестоносцам не взять верх. Как же в этом случае должен поступить опытный политик?

Фелан удивленно смотрел на нее. Сирилла укоризненно и в то же время ласково упрекнула его:

– Ну, Фелан, надо быть посообразительней. Ладно, я расскажу все подробно. Я имею связи во всех других кланах – недаром я столько лет работаю в хранилищах и сиб-группах. Везде много моих воспитанников, я имею возможность оказывать на них влияние. Они всегда прислушиваются к моему мнению. Мои люди провели негласный опрос, и я могу с точностью до одного голоса предсказать результаты голосования. Я тебе повторяю еще раз: предложение Крестоносцев будет провалено подавляющим количеством голосов. Как же я и кое-кто из моих самых верных друзей должны поступить?

Она опять испытующе глянула на Фелана. Тот в душе чувствовал себя мальчишкой. Как же она должна поступить?

Сирилла вздохнула.

– Нам необходимо смазать общую картину, чтобы Крестоносцам не хватило всего несколько голосов до победы. Главные сражения впереди, скоро состоятся выборы Ханов, предваряющие выборы ильХана. Этот вопрос куда более серьезный, чем вопрос о том, как использовать чью-то сперму и яйцеклетки.

– А-а! – Фелан даже вздрогнул. – Теперь понятно.

– Вот именно! Необходимо дать им надежду, пусть она совершенно беспочвенна. Пусть их партия верит, что они настолько сильны, что им не хватает всего пары голосов, чтобы диктовать свою волю роду. Головокружение от успеха – лучший способ обвести противника вокруг пальца. Но не только это. – Сирилла улыбнулась. – Результаты голосования покажут кое-кому из Наставников, этаких благодушных романтиков, недооценивающих угрозу со стороны фанатиков войны, что дела могут пойти совсем не так, как они ожидают. Пусть и они всполошатся, забегают...

Сирилла нажала красную кнопку.

– Голосование, голосование... – сердито заворчала она. – Если бы этим дело и ограничивалось, тогда и проблем особых не было. Посмотришь, что дальше будет. Когда голоса будут подсчитаны, один из Крестоносцев, элементал по имени Карл Невский, бросит вызов. Ни к кому вроде бы не обращаясь... Так, мол, побалуемся, разомнемся... Однако это будет камешек в наш огород, Эвента Фетларал примет вызов.

Фелан вздыбил брови:

– Странным образом у вас не только дети рождаются, но и голосования кончаются. Разве мало официального волеизъявления? Обязательно надо подраться?

– Конечно. – Сирилла положила ему руку на плечо. – Мы же родом из Страны Мечты. Мы же воины! Для нас последней инстанцией всегда было и будет поле битвы. Если Невский убедительно одержит верх и его победу подтвердит Хранитель, то результаты голосования будут пересмотрены.

Фелан задумчиво произнес:

– В конце концов, сила всегда права.

– Этот обычай – один из древнейших. Он живет в душе нашего народа. – Сирилла глянула вдаль. – Понимаешь, Фелан, для нас сражение не заканчивается, когда мы выходим из кабины боевого робота. Мы всегда готовы к схватке. Тот, кто дает себе поблажку, – погибает.

VIII

Ставка Высшего круга Ком-Стара

Остров Хилтон-Хид, Северная Америка

Терра

5 марта 3051 года

Переступив через порог, регент по военным вопросам Ком-Стара Анастасиус Фохт склонился в глубоком поклоне. Это были личные апартаменты примаса ордена Миндо Уотерли. Она стояла посреди гостиной и выжидательно смотрела на гостя. Тот в ее присутствии явно чувствовал себя не в своей тарелке, с трудом сдерживал дрожь. Прежде чем начать, он позволил себе прочистить горло.

– Я тотчас отправился сюда... – как-то неловко сказал он и поспешно добавил: – Сразу, как получил ваш приказ, я немедленно отправился сюда.

Верховная руководительница Ком-Стара не ответила. Фохт уже было собрался попросить прощения за то, что не успел переодеться – так и явился пред светлые очи в своем рабочем армейском комбинезоне, однако Уотерли опередила его. Она приложила палец к губам, тем самым показывая, что необходимо оберегать тишину, скопившуюся в комнате.

Она стояла вполоборота к Фохту – наблюдала за тем, что происходит во дворе. Видно было, что она с трудом сдерживает гнев. Наконец она тихо и на удивление спокойно выговорила:

– Мне не нравится, что вы избегаете вызова по радио. Страдай я подозрительностью, я бы решила, что вам не по душе мои вопросы. Фохт, вы что, решили держаться от меня подальше? Так, что ли?..

Одета верховная руководительница была в обыкновенный полувоенный комбинезон – привычная форма служителей Ком-Стара, однако грива ее седых волос была куда длиннее, чем это полагалось по уставу ордена.

Анастасиус невольно зажмурил свой единственный глаз и отчаянно затряс головой.

– У меня, настоятельница, и в мыслях ничего подобного не было. Просто в тот момент мы проводили учебное занятие, которое требовало соблюдения полного радиомолчания. Это один из этапов подготовки в будущей кампании против кланов. Каждая мелочь должна быть отработана до автоматизма.

– Глупости! Наши войска никогда не будут сражаться с кланами.

– Простите, госпожа примас. Я полагаю, что выражение «наши» относится ко всем войскам Внутренней Сферы? Если нет, то я не могу себе представить, что в ближайшем будущем мы сможем договориться с кланами.

Ее улыбка стала подобна усмешке учителя, выслушивающего оправдания глупого мальчишки.

– Мы никогда не вступим в бой с кланами, по крайней мере, до той поры, пока существует хотя бы малейшая возможность их использовать. Они являются молотом, с помощью которого на наковальне истории будет выкован новый человек. – Она задумалась. – А что? Наковальня... Неплохое сравнение. Да, мы станем наковальней. В результате наших совместных усилий человек станет тем, кем он должен быть.

– Госпожа примас, я преклоняюсь перед глубочайшей истиной, которая заключена в ваших словах. Клянусь именем Блейка!.. Но разве это отрицает необходимость всемерно повышать уровень боевой подготовки? Нельзя расслабляться ни на минуту! Эти учения были призваны проверить кое-какие новые технические решения. Когда вновь начнется война, мы будем иметь небольшое преимущество в средствах связи. У нас будет что показать нашим союзникам. Теперь у меня есть основания сомневаться в том, что кланы одержат легкую победу. Особенно после того, как войска Дэвиона разгромили их при Туаткроссе, а Курита нанес им поражение возле Уолкотта.

Миндо кивнула и повернулась к окну. Коснулась какой-то кнопки на панели управления, которая была встроена в стену, – медленно начала опускаться штора. Как только дневной свет угас, в помещении вспыхнуло искусственное освещение. Яркие отблески легли на полированные дубовые панели, которыми были отделаны стены, и на зеркально отсвечивающие плиты на полу.

– Я одобряю, регент, ваши усилия по поддержанию боевой подготовки наших войск. Да, эта задача – одна из главнейших. Мы должны сохранить нашу армию в целости и сохранности до того момента, когда кланы замахнутся на что-то большее, чем им дозволено. Однако, мне кажется, вы несколько недооцениваете необходимость ослабления тех, на кого кланы собираются направить свой главный удар.

28
{"b":"26233","o":1}