ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор Дэвион прищурился – никогда раньше ему не доводилось встречать сына Романо Сун-Цу. Это был хорошо сложенный, очень симпатичный юноша, без всякого намека на истеричную безуминку в глазах, которая была свойственна его матери. Хотя та же экзальтация проскальзывала и во взгляде его тетки, герцогини Кандэйс. По всем планетам ходили рассказы о многодневных, с примесью сумасшествия обрядах очищения и прочих на грани психоза мистериях, которыми была знаменита семья Ляо, и особенно их двор в Сиане. Глядя на спокойного, невозмутимого Сун-Цу, Виктор Дэвион поразился – сколько же ума и изворотливости ему пришлось проявить, чтобы выжить в этом змеином гнезде религиозных фанатиков. Вспомнив досье, которое он просматривал, на наследного принца Конфедерации Капеллана, Виктор Дэвион отметил явную несуразность внесенных туда сведений. С одной стороны, согласно всем данным, Сун-Цу имел лишь начальное образование в области боевых роботов, с другой – жители родных ему звездных систем считали его большим докой по части ведения войны. Не все же они там, в окрестностях Капеллы, выжили из ума во время своих многосуточных религиозных бдений, решил молодой Дэвион.

Теперь его внимание привлекла делегация Объединения Святого Ива. Сколько было споров, ультиматумов, тайной борьбы против признания жителей Объединения суверенными гражданами независимого государства. Романо завалила Вульфа протестами, однако тот не поддался, и теперь их посланцы занимали равноправное место среди всех других участников. Сразу за Кандэйс сидел ее старший сын Кай, рядом две дочери-двойняшки, Касандра и Куан Ин. В сравнении с кузеном Сун-Цу Кай выглядел настоящим здоровяком. Лицом и фигурой он также удался – более того, по виду был настоящий атлет. Сидел прямо, будто по стойке «смирно». Словно честь родины была полностью возложена на его плечи. Приглядевшись, Виктор скоро обнаружил внутреннее различие, которое вполне характеризовало обоих двоюродных братьев. Ощущения были смутными, но сильными – в глазах Кая, например, не было того голодного блеска, которым посвечивали очи Сун-Цу. Возможно, дело было в том, что Кай был старше. К тому же и Кандэйс являлась старшей сестрой, так что в случае каких-либо осложнений Кай имел куда больше прав на престол, чем Сун-Цу.

Виктор обратил внимание, что его помощник, капитан Гален Кокс, сидевший сбоку и чуть сзади, тоже внимательно изучает двоюродных братьев. Он шепнул капитану:

– Эти обязательно перегрызутся между собой. Кокс кивнул. Хищная усмешка появилась у него на лице.

– Я ставлю на Кая. После того, что он устроил на Туаткроссе, вряд ли кто-нибудь сможет оспорить его права на престол Конфедерации.

В этот момент раздался громкий голос Хэнса Дэвиона:

– Должен согласиться с мнением, высказанным госпожой Кандэйс Ляо. Я придерживаюсь той же точки зрения. Руководитель моей службы безопасности утверждает, что между Волчьими Драгунами и кланами на сегодняшний день нет ни официальных, ни тайных контактов. По крайней мере, с того дня, как они сделали своей ставкой эту планету Аутрич. Это случилось двадцать лет назад.

Джастин Аллард, красивый полукровка, в чьих чертах ясно прослеживались азиатские и европейские корни, кивнул в знак согласия с Хэнсом Дэвионом. Его левая рука представляла собой искусно изготовленный металлический протез.

Романо Ляо, услышав заявление Хэнса, тем более заметив кивок Алларда, к которому она испытывала патологическую ненависть, – впрочем, к своей старшей сестре она относилась так же, – покраснела и уже была совсем готова броситься в бой, как тихий голос, раздавшийся с того места, где сидели представители Синдиката Драконов, привел ее в чувство.

– Должен согласиться, – сказал Теодор Курита, главнокомандующий всеми вооруженными силами Синдиката и фактический его правитель, – что сведения об отсутствии контактов между Волчьими Драгунами и врагом соответствуют истине. Однако это не снимает вопрос о предательстве и возможности покушения на всех нас. Кому-то из сидящих здесь это было бы куда как выгоднее, чем полковнику Вульфу. – При этом Курита, привлекая всеобщее внимание, поднял указательный палец. – Если этот «кто-то» решится на подобный трюк, он легко добьется положительного результата, так как здесь собрался весь цвет Внутренней Сферы. Однако и в этом вопросе желательно исходить только из твердых фактов и на их основе строить осторожные предположения. Раз ничего печального пока не произошло, более продуктивным следует считать, что предательством здесь не пахнет. Однако не следует и бдительность терять...

Пока Курита так долго и витиевато изъяснялся, Виктор Дэвион успел изучить всю делегацию Синдиката Драконов. Теодор Курита, высокий, сухопарый, даже тощий, носил титул Ганжи-но-Канрея. Он занимал кресло между своей женой и старшим сыном Хосиро. Сын заметно напоминал отца – не только чертами лица, но и манерами, осанкой, надменным поворотом головы. Неожиданно взгляды молодых людей встретились. Виктор даже вздрогнул, когда легкая усмешка появилась на лице Хосиро.

«Он чем-то здорово похож на меня. Наши отцы и деды всегда ненавидели друг друга, они с этим чувством и в могилу уйдут. А нам, значит, вражду передадут в наследство?» – подумал Виктор.

Позади Хосиро Виктор различил мужчину, в котором узнал Наримана Асану, командира самого доблестного соединения в армии Драконов. Рядом он приметил хорошенькую молодую женщину в национальном японском наряде. Лицо ее было подкрашено по древнему образцу. Нет, не рядом с Асаной – она скорее сидит ближе к Хосиро и Теодору... Кто же это? Виктор терялся в догадках. Военно-политический совет не место для подобных красоток.

Между тем Вульф обратился к еще одной группе особ царской крови:

– Вы еще не высказались, господин генерал-капитан. Как вы считаете, можно ли доверять Волчьим Драгунам?

– Не думаю, полковник, что ответ на ваш вопрос исчерпывается двумя возможностями, о которых мы только что услышали, – ответил Томас Марик.

Виктор, глядя на него, в который раз восхитился – вот кого по праву можно было назвать красавцем мужчиной. Высокий, покоряющий броским мужским обаянием, Марик казался воплощением силы и доброты. Правая щека и подбородок, а также кисть левой руки были испещрены мелкими шрамами. Эти следы напоминали о взрыве на межзвездном корабле, во время которого погиб его отец. Шрамы не могла прикрыть даже густая бородка. Томас Марик весь светился здоровьем и уверенностью в себе. Держался спокойно, свободно – видимо, сказывалась школа Ком-Стара. На нем была пурпурная генеральская форма, однако френч был без всяких знаков различия. На голове фуражка с небольшим козырьком... Также в мундире на встрече присутствовала жена Томаса – Софина. Их сын Джошуа тоже был обряжен в мундирчик – он держал мать за руку. Крохотная фуражка прикрывала лысину ребенка – болезнь уже давала о себе знать. Мальчик выглядел очень бледным, глаза глубоко утоплены в глазницах. Он сидел выпрямив спину – эта поза давалась ему с большим трудом.

Кокс за спиной Виктора Дэвиона неожиданно в сердцах пробормотал:

– Надо же! Я считал все это пустой болтовней. Ребенок-то действительно серьезно болен. Каково Марику смотреть на сыночка...

– Лейкемия, – сообщил Виктор, потом кивком указал в сторону Джастина Алларда, который возглавлял министерство государственной безопасности в Федеративном Содружестве. – Так сообщает его источник. Марик надеется, что мальчик выживет, однако прогноз врачей неутешителен. У Джошуа обнаружилась аллергия к тем препаратам, которые ему прописали. К сожалению, это обнаружилось слишком поздно. Взгляни на его губы – они даже не бледные, а какие-то серовато-голубые. Видишь, какой он слабенький.

Позади мальчика сидела его сводная сестра Изида Марик. Она чувствовала себя новичком в такой высокой компании и постоянно прихорашивалась. Она тоже была в форме, на голове кокетливый головной убор – копия того, которое было надето на ее младшем брате. К козырьку был прикреплен шнурок, поддерживавший прическу и по обеим сторонам шеи ниспадавший на грудь.

5
{"b":"26233","o":1}