ЛитМир - Электронная Библиотека

– Аригато гозаимас, Хосиро– сама . – Виктор предложил левую руку Оми. Она взяла его под локоток. Виктор добавил: – Я очень тронут тем доверием, которое вы оказали мне. Это для меня большая честь.

– Вот и замечательно, Виктор Дэвион. – Хосиро внезапно посерьезнел. – Наши жизни слишком коротки, а обязанности, возложенные на нас, слишком тяжелы, чтобы усложнять их, на мой взгляд, совершенно ненужными преградами. Возможно, наступит день, когда мы тоже сможем прогуляться как верные друзья.

XVII

Палата Верховного Совета кланов

Зал Ханов, Страна Мечты

19 июня 3051 года

Сопровождаемый двумя элементалами в черных доспехах, Фелан Келл строевым шагом прошел до небольшого возвышения, расположенного неподалеку от скамьи, на которой он дожидался своей очереди. Заняв указанное ему место на зеркально отполированном мраморном полу, он невольно глянул под ноги – еще один Фелан Келл смотрел на него из холодной каменной толщи. Был он также невелик ростом по сравнению с двумя гигантами в блестящей металлокерамической броне, стоявшими по бокам. Потом он поднял голову, в то же мгновение дрожь пробежала у него по спине. Собравшиеся в полукруглом, несколько мрачноватом зале вожди в упор рассматривали его.

Размерами зал Ханов был почти равен залу Совета Клана Волка, однако темные тона его, черный мрамор производили куда более жуткое, даже давящее впечатление. Места для Ханов были вырезаны из цельных глыб темно-вишневого гранита, обиты они были бархатом такого же цвета. Тот же материал пошел на покрытие сидений, где размещались приглашенные на заседания. Ярусы образовывали восемь вознесенных друг над другом рядов с центральным ступенчатым проходом. Черный Лабрадор был использован для ступенек, по бокам были проложены молочно-белые мраморные полосы. Вот и на помосте, где он сейчас стоял, то там, то здесь были видны вкрапления светлого камня, словно звезды, светящие в глубине свободного пространства.

Стены в зале были отделаны тоже каменными синевато-серыми панелями. Свет крошился на их полированных поверхностях, растворялся в глубине – вернее, как бы истекал из глубины, придавая залу несуразно большой объем и многозначную таинственность. Ни в чем не сохраняя подобия реальным образам, пространство зала тем не менее воссоздавало впечатляющий облик безмерного, чуждого человеку космоса. Даже семнадцать знамен, подвешенных к купольному потолку, не мешали созерцанию величия вселенной. Три участка, где уныло возвышались шесть пустых кресел, подсказали Фелану, что из двадцати когда-то существовавших кланов теперь осталось только семнадцать. Фелан невольно задумался о том, что люди, способные уничтожить своих собственных братьев, не задумываясь начнут убивать тех, кого они считают чужаками. Или отщепенцами... Кем же еще была населена Внутренняя Сфера, если не выродками, погубившими собственное государство, собственное счастье и хорошую жизнь. Раздробившими великую Звездную Лигу на множество ублюдочных государств, которые только и знают, что пускать друг другу кровь.

Еще более удивительными были одеяния сидевших в зале Ханов. Мало того, что все одежды были изысканно богаты и слепили глаза блеском золотого и серебряного шитья, все Ханы были в масках. Их вид окончательно сразил Фелана. Точнее, их лица закрывали не маски, а опущенные забрала шлемов, каждый из которых мог служить образцом ювелирного искусства. Шлемы напоминали головы тотемов родов. В общем-то, Фелан уловил тайный замысел этого маскарада. Люди, представлявшие свои кланы в верховном органе государства, как бы уже не являлись человеческими личностями. Они как бы персонифицировали образ того или иного священного животного. Фелан пока встречался с Кланами Дымчатых Ягуаров, Нефритовых Соколов, Медведей-Призраков, Стальных Гадюк и, конечно, Волков. Но это, как оказалось, только малая часть могучей державы. В этом зале, как нигде, Фелан особенно прочувствовал ту глубокую пропасть, отделявшую представителей кланов от жителей Внутренней Сферы.

Если с мизантропической точки зрения человеческое сообщество представляется стаей, влекомой в неизвестность своими вожаками, а часто и кровавыми древними инстинктами, то, в отличие от государств Внутренней Сферы, кланы представляли собой организованную стаю. Даже сверхорганизованную...

И все равно стаю! Потому что главной их целью, жизненной заботой было убийство. Не важно, ради чего – великой ли цели, справедливости, власти. Все едино! Их завет был прост – добиться своего в этом мире можно только силой.

То же самое творилось и во Внутренней Сфере, только стая там была неорганизованная, шарахающаяся из стороны в сторону – от требований гуманного отношения к человеку до воплей о необходимости изничтожить «предателей». Один Дом Ляо чего стоил! Фелан вздохнул – разница была невелика, но существенна. Для простого человека даже принципиальна. Одно дело заняться убийством ради промысла или из идейных соображений – здесь ощущалась какая-то трогательная свобода выбора; другое дело – когда тебя не спрашивают и с детства натаскивают грызть, душить, кусать, рвать на части. При этом чем более доблестно ты занимаешься подобным ремеслом, то и славы тебе больше.

...Фелан тряхнул головой, прервал поток несуразных мыслей и только теперь обратил внимание, что в зале присутствовал еще один, кроме него, человек, чье лицо не было закрыто маской. Это был Конал Уорд. Фелан почтительно поклонился ему.

Тот также вежливо поприветствовал его. Теперь, после выборов, Конал Уорд стал Хранителем Клана Волка и, значит, был вхож в высшие структуры власти. Он поднялся и, обращаясь к Ханам, сказал:

– Позвольте по древней традиции воззвать к членам Совета Ханов с просьбой узаконить создавшееся положение. Никто из членов Совета Ханов не может избежать участия в дискуссии по этому вопросу и воздержаться от голосования. Все должны сообщить свое решение. В случае отклонения обвинительного приговора на этом деле будет поставлен крест. Оно будет развеяно как пепел по ветру. Если же нет, то осужденный получит тридцать дней, чтобы подготовиться защищать свою жизнь.

Все Ханы в унисон промолвили:

– Да будет так.

После этого возгласа оба сопровождавших Фелана элементала оставили его. Один двинулся к боковым дверям, через которые в зал были введены Фелан и Конал Уорд. Другой по центральной лестнице поднялся к парадным двустворчатым дверям.

Исполненный собственного достоинства, Конал наконец обратился к Фелану:

– Фелан Келл, известно ли тебе, с какой целью ты вызван на Совет Ханов?

Мельком глянув на Конала, Фелан сразу уловил, что тот, по своему обыкновению, опять спрятал камень за пазухой. Что же он припас? Этот вопрос был жизненно важен для молодого человека. Ладно, об этом потом. Тут он припомнил наставления, на которые не скупилась Наташа перед этим заседанием. Наконец ответил:

– Не в моей власти знать волю Ханов, Хранитель. Мой долг – выполнять их замыслы. Выполнять не задумываясь и добросовестно.

Конал надменно посмотрел на молодого человека, потом обратился к присутствующим:

– Вот уже который день – и это в то время, когда каждая минута на вес золота, – наши роды остаются без верховного руководителя. ИльХан является военным предводителем кланов, именно он претворяет в жизнь волю присутствующих здесь вождей. – Тут он обратился к Фелану: – Еще более важно то, что правит он единолично и лишается этого права только в результате переизбрания или гибели. ИльХан является гарантом единства нации, в его обязанности входит не допускать, чтобы язва междоусобиц поразила нас так же, как Внутреннюю Сферу.

– Я понимаю, Хранитель.

– Отлично. Твои воспитатели, как я вижу, зря времени не теряли. Хан каждого рода может претендовать на этот пост, но прежде, чем начнется голосование, должны быть сняты всякие обвинения, выдвинутые против того или иного предводителя рода. Этот вопрос должен быть решен по справедливости и в соответствии с нашими традициями. В настоящее время мы имеем дело с обвинениями, выдвинутыми против Хана Волков Ульрика Керенского.

52
{"b":"26233","o":1}