ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты, идиот! – зарычал он, ругая себя. – Что, не мог придержать язык? За это тебя и выперли из Найджерлинга. Когда же ты научишься уживаться с людьми? Хорошо, что Сирилла не видела, что случилось. Так все хорошо начиналось, и на тебе – сорвался!

Он побрел вдоль стены, вышел в холл, где находился историк, который вел учет всем деяниям Наташи Керенской. Фелан прошел мимо, слабо махнул рукой в ответ на его приветствие. Свернул в коридор – так и шел, пока не добрался до двери, на которой была нарисована эмблема Клана Волка. Он дважды стукнул, затем нажал на ручку и вошел. В прихожей было пусто. Тогда Фелан направился в личные апартаменты Хана Ульрика.

Наташа, сидевшая за письменным столом, увидев его, встала и зааплодировала:

– Куда ты исчез? Молодец, ты был великолепен! Сирилла, расположившаяся напротив нее, тоже не скрывала радости.

Фелан озадаченно посмотрел на них:

– Как это? Я считал, что слушание было закрытым. – Тут он глянул через открытую дверь. Там на экране был виден зал Совета Ханов. – Вы все видели?

Сирилла кивнула:

– У всех Ханов есть подобная аппаратура. Ты сотворил то, что... Это было просто необходимо. Отбросив всякие вежливые формы, прямо, грубо спросить – почему Хана, добившегося наибольших успехов, обвиняют то в коварстве, то в предательстве? Так и надо – в лоб! Теперь что бы ни говорили, но Коналу и Хану Ягуаров придется объясняться – на основании чего они обвинили Ульрика в покушении. Где факты? А не сводите ли вы, господа хорошие, личные счеты? Им придется ответить или заткнуться, но вот этого мы им и не позволим. Мы уже приняли кое-какие меры. Случившееся на Совете обязательно станет достоянием общественности.

– Ну, если так... – развел руками Фелан. Теперь он мог оглядеться.

Как и на «Разъяренном Волке», жилище Хана Ульрика было обставлено очень скромно. Мебели было в обрез – единственными предметами роскоши можно было считать лишь два обитых кожей кресла. В одном из них сидела Сирилла. Просторная столешница письменного стола была покрыта картой. Были в комнатах еще столики, металлические, стеклянные. Такие же полки на стенах – по большей части пустые. Только несколько голографических альбомов и резные каменные фигурки стояли на них.

– Я считаю, Конал решил устроить скандал, – сказала Наташа, – когда вызвал охрану. Надо было каким-то образом замять дело. Но ты молодец, повел себя просто великолепно.

Фелан уныло заметил:

– Я дал слово вести себя тихо, мирно, быть ласковым со всеми, подробно отвечать на вопросы. Не вышло! Не дали!.. Так всегда бывает, когда адреналин впрыскивается в кровь. – Он сделал паузу, потом добавил: – У меня сложилось впечатление, что они неспроста действовали так топорно. На что-то они рассчитывают – уж не на показания ли Влада?

– Может быть, может быть, – вздохнула Сирилла. – Главная их цель – измазать Ульрика.

– Кстати, насчет адреналина, – улыбнулась Наташа. – Если он подвигает тебя на такие вдохновенные поступки, то я готова взять тебя в свою команду.

– Тихо, тихо, – предупредила их Сирилла. – Они приступают к голосованию.

Камера теперь показывала знамена кланов, под каждым из них внизу экрана зажигалась точка. Сирилла хлопнула Наташу по спине – победа была полная. Даже вождь Дымчатых Ягуаров не посмел проголосовать против. Видно, испугался за исход выборов Хана в собственном клане.

Фелан широко улыбнулся.

– Что теперь будет, Рилла? – спросил он. Седовласая женщина несколько помедлила с ответом.

– Крестоносцы желали провести своего сторонника в ильХаны. Я думаю, они готовили кандидатуру Кинсайда Фюрея, но выпад Фелана смешал все их планы. Особенно намек на мозги между ушами. Это теперь будут повторять.

– Тише, тише, – предупредил их Фелан. – Послушаем речь дьявола.

Кинсайд, Хан рода Дымчатых Ягуаров, держался величественно.

– Я стою на том, что нам следует извиниться перед Ханом Ульриком за те обвинения, которые прозвучали в его адрес. Признаюсь, моя подозрительность была подогрета частицей зависти к его успехам. Этот случай должен многому научить нас, поможет заглянуть в себя. Первый урок, который я получил в ходе разбирательства, – что, оказывается, ошибиться очень легко. Надо строже относиться к себе, доверять друзьям и коллегам.

Сирилла заметно побледнела, прикрыла рот ладонью.

– О, вольнорожденный! – выругалась она. – Только посмей!..

Она забарабанила кулачками по подлокотникам.

– Что? – изумился Фелан и посмотрел на Наташу. Ее омертвелый взгляд заставил его прикусить язык. Он повернулся в сторону экрана.

– Да, я признаю, что поступил неверно. Чтобы исправить возникшую неловкость, чтобы снять с себя часть вины, я, Кинсайд Фюрей, предлагаю избрать ильХаном Ульрика, вождя рода Волка.

Брови у Фелана полезли вверх.

– Что творится! – саркастически засмеялся он. – Слепые прозрели, дураки поумнели, подлецы исполнились благородства. Что же вы обе смотрите так, будто наступил конец света? Разве плохо, если Ульрик станет ильХаном?

Наташа закрыла глаза и встряхнула головой.

– Что здесь хорошего! Вспомни, что сказал Конал, – ильХан правит в согласии с волей Совета Ханов. Понимаешь, что это значит? Это означает, что если Совет проголосует за продолжение войны, ему придется исполнять этот наказ.

– Он может голосовать? – спросил Фелан.

– Может! – в один голос воскликнули женщины. Цвет лица Сириллы восстановился, глаза ее метали молнии.

– Хуже не придумаешь! Они не только взяли под контроль Ульрика, но и освободили место для нового Хана рода Волка. Вот это уже совсем печально.

Фелан, испытавший радостное возбуждение оттого, что его выступление на Совете Ханов оказалось таким удачным, вдохновенно заявил:

– Послушайте. – Он приставил указательный палец к виску. – Насколько мне известно, Хранитель рода в подобных вопросах – ну, относящихся к кадрам, к стратегическим решениям, – обязан поддерживать Ханов. Не так ли, квиафф?

– В общем, да. Однако без торговли дело не обходится, – согласилась Наташа. Она хлопнула подругу по плечу. – На этот раз они нас хорошо отделали. А-а, Рилла?

– Да, одним ударом обезвредили Ульрика, да еще посадят своего сторонника в Ханы рода Волка. Это еще один голос.

В этот момент в Совете Ханов было объявлено, что других кандидатур не поступило.

Фелан, до конца обдумавший свою мысль, тихо сказал:

– Мне кажется, мы можем очень дорого продать Ульрика.

– Что ты имеешь в виду? – насторожилась Сирилла. – Знаешь, как выбраться из этой западни? Фелан пожал плечами:

– Если Ульрика изберут ильХаном, это не так уж плохо. Я видел, как он умеет находить выход в самых запутанных ситуациях. Думаю, он единственный, кто способен на равных вести игру с Ком-Старом. Крестоносцам не надо будет особо горевать. Они сами ребята не промах, однако до Ульрика им в этом отношении далеко.

На экране появились результаты голосования. Ульрик победил. Ни одного голоса против. Правда, были воздержавшиеся. Это понятно, всегда найдутся люди, завидующие своему более удачливому собрату.

Сразу после объявления присутствующие в зале Ханы принялись стучать кулаками по крышкам своих небольших письменных столов, встроенных перед каждым креслом. Это были знаки одобрения. Конал Уорд подал Ульрику руку и провел его к месту, которое занимали ильХаны. Затем он поднялся по центральной лестнице и, довольно улыбаясь, устроился в кресле Ульрика.

Камера перевела объектив на нового ильХана. Тот, устроившись на новом месте, снял шлем. На лице его сияла улыбка – Наташа, Сирилла и Фелан затаили дыхание. Ульрик пригладил свою козлиную бородку и подозвал к себе одного из элементалов. Когда тот приблизился, новый ильХан провозгласил:

– Пожалуйста, проводите уважаемого Хранителя рода Волка из зала.

Кинсайд Фюрей даже с места вскочил:

– ИльХан, разве в этом есть необходимость? По обычаю, вы первым делом должны сложить с себя обязанности Хана рода Волка. Вы вправе разрешить Коналу Уорду остаться.

54
{"b":"26233","o":1}