ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктор нахмурился.

– Стоит ли, как обезьяна, подражать брату? – шепотом спросил он.

– Если брат умрет, она станет не кем-нибудь, а генерал-капитаном, мой принц, – ответил Гален Кокс. – Ей ничего не остается, как демонстрировать верность принципам и семье. Вот вы – законный наследник, вам и печалиться нечего о будущем, а ей каково? Ее же совсем недавно признали и удочерили в законном порядке. После смерти отца знаете сколько претендентов на трон начнут оспаривать ее права. Сколько их вылезет из всех щелей... Только диву будем даваться!..

– Это ты точно подметил, Гален. Впрочем, она хорошенькая. Не знаю, как насчет умишка.

Далее он подумал про себя: «В любом случае мне следует держаться от нее подальше. Все-таки она нам не ровня. Да, – он кивнул. – Никак не ровня».

Тут Виктор вновь поймал брошенный на него взгляд женщины из окружения Теодора Куриты. Интерес к ней все возрастал. «Что же она здесь делает? Это все-таки Верховный Совет всех правителей Внутренней Сферы, а не придворный пикник», – с некоторой долей обиды сказал он самому себе.

В этот момент его внимание вновь привлек Томас Марик. Генерал-капитан, сидевший в самом центре стола, который занимала делегация Лиги Свободных Миров и их союзников, положил на столешницу сжатые в кулаки руки.

– Я разделяю точку зрения Ганжи-но-Канрея, высказывавшегося в том смысле, что здесь речь идет не о какой-то конкретной ловушке или западне, равно опасной всем здесь присутствующим, но скорее о тенденции, некоем витающем в воздухе намерении. Я сознательно оставляю в стороне вопрос о том, доброе это намерение или дурное... Я считаю, что нам действительно есть о чем поговорить, тем более в такой, я бы сказал, интригующий момент, когда захватчики приостановили натиск. Или, точнее, ослабили его... Поэтому я открыто заявляю, что даже гипотетически присутствующий здесь дух предательства или скорее готовность к нему не должны помешать нам ясно и откровенно изложить свои взгляды на сложившееся положение. Со своей стороны, – добавил Марик, – я не склонен на все сто процентов доверять тем, кто однажды выступал в альянсе с нашим заклятым врагом. Простите, полковник, но жители Свободных Миров накрепко запомнили, какую роль сыграли ваши Драгуны во время братоубийственной войны между моим отцом и братом Антоном.

– Ваша осторожность, господин генерал-капитан, понятна, – ответил Вульф. – Кстати, мы разместили группу ваших медиков в нашем центральном лазарете и снабдили их всем необходимым.

Томас кивком поблагодарил его. Джошуа между тем безучастно наблюдал за дискуссией и раскачивал ногами. Взад-вперед, взад-вперед... До пола он еще не доставал. Виктор, глянув в его сторону, невольно усмехнулся – зачем надо было брать ребенка на подобное Совещание? Вот еще одна странность сродни той, которая касалась красавицы из окружения Теодора Куриты. Девушка выглядела ярким изящным цветком, помещенным в чуждое ему окружение. Хотя теперь эта несуразность не казалась ему такой нелепой, как в первое мгновение. В разговоре между Томасом Мариком и Джеймсом Вульфом, оказывается, присутствовал глубокий подтекст. Дело в том, что брат Вульфа – тоже Джошуа – погиб где-то в пределах Свободных Миров. В ту пору там пылала жестокая гражданская война. Вот он, повод поломать голову! Сына своего Томас назвал в честь погибшего брата предводителя Драгун. Или это простая случайность? Ответ на этот вопрос был очень важен, но как найти его?

Виктор вздохнул, обвел взглядом просторный зал, который сами Драгуны называли залом Великого Совета. Собственно, весь этот дворцовый комплекс был выстроен в недрах планеты на огромной глубине. Зал был полукругл и амфитеатром спускался к подобию сцены, устроенной на небольшом возвышении. Что-то похожее на студенческую аудиторию, если не считать, что богатейшее, шибающее в глаз убранство зала Великого Совета не шло ни в какое сравнение со скудостью школярских помещений. Стены были отделаны резными дубовыми панелями. Два десятка ярусов или террас, спускавшихся вниз подобием исполинской лестницы, были обставлены роскошными креслами, сгруппированными вокруг широких, мореного дуба столов. Барьер от стены до стены – резьба по дереву, свежайшая позолота – отделял последний ярус, полукругом обнимавший подиум. Здесь тоже были расставлены столы и кресла, еще более нарядные и украшенные драгоценными каменьями, кроме того, здесь было еще возвышение – площадка для оратора. Почетные гости занимали самый нижний ярус, то есть как бы все находились на одном уровне, чтобы никто не чувствовал себя ущемленным.

Вверху, над самой первой ступенью, была устроена галерея, отделенная от главной части зала аркадой. Там виднелись фигуры Драгун, а также разноцветные наряды приехавших с правителями референтов, консультантов, помощников и секретарей. Лица более высоких рангов – министры, государственные секретари – помещались на ступенях между галереей и подиумом. Присутствовали здесь и придворные, которые вряд ли могли помочь в разработке планов борьбы с кланами, однако в их руках находились важные структуры, обеспечивающие жизнедеятельность государств Внутренней Сферы. Никогда до этого дня не собирались такие представительные делегации. Сама идея проведения подобной конференции ввергла в шоковое состояние многих советников и министров – противники, на которых до сей поры смотрели сквозь прорези боевых шлемов, теперь сидели рядом. Может, поэтому на более высоких ярусах все время заседания стояла мертвая тишина. Даже сугубо гражданские люди испытывали некоторое смущение от близости непримиримых врагов.

Тут Виктор заметил у одной из колонн, поддерживавших округлый свод, Маккензи Вульфа, сына полковника Вульфа. Это был стройный, широкоплечий мужчина в годах, с залихватски подкрученными усиками. Его облаченная в черное с алым фигура вызывающе выделялась на фоне белейшего мрамора. Рядом с ним, чуть сзади, стояли Морган и Кристиан Келлы из знаменитого отряда наемников, который назывался Гончие Келла. Оба они были в алых парадных мундирах – поверх форменных рубашек были надеты яркие, скроенные в форме волчьих голов жилеты. Глаза у звериных морд были ярко-красные. Застежки в форме ушей представляли собой своеобразные погоны. В левый погон жилета Моргана было продето на несколько черных ленточек больше, чем у Кристиана, что свидетельствовало о его более высоком звании.

Все трое стояли с одним и тем же угрюмым выражением на лицах, что лишний раз напомнило Виктору о необычности и важности происходившего события. Тут на ум пришел сын Моргана – Фелан, одним из первых пострадавший в начале вторжения кланов. При мысли о его судьбе дрожь пробежала у Виктора Дэвиона по телу – ведь Фелан был его двоюродным братом.

Джеймс Вульф, по-прежнему стоявший на подиуме, тоже заметно помрачнел.

– Мы зря теряем драгоценное время. Государства Внутренней Сферы оказались лицом к лицу с небывалой военной угрозой. Теперь у нас нет выбора – мы вынуждены сражаться. Вопрос в другом: будем ли мы обороняться каждый по отдельности или все вместе. Вот ради чего мы собрались здесь.

Он нажал на кнопку на стоявшем рядом пульте – весь огромный зал озарился сиянием. Перед замершими от удивления участниками конференции возникла громадная голографическая карта Внутренней Сферы. Как раз над барьером из дуба... Она медленно вращалась, так что каждый из присутствующих мог вволю налюбоваться исполинским ломтем вселенной, который был освоен человечеством. Любой из гостей мог назвать это пространство родным. Неожиданно общее изображение расщепилось, и отдельные его части поплыли к столам, где сидели представители того или иного государства. Виктор невольно подался вперед, желая как можно тщательнее ознакомиться с объемом, занимаемым Федеративным Содружеством. То, что он увидел, поразило его до глубины души. Это было невероятно – холодок страха змейкой пополз у него по телу.

В обычном представлении терраниан Внутренняя Сфера, включавшая все государства-наследники и малочисленные свободные миры у границ Периферии, а также за ней, представляла собой гигантский, не совсем правильный шар диаметром примерно в 370 световых лет. Центром его являлась Терра, прародительница цивилизации потомков землян. Вся объемная карта была расцвечена множеством цветов и их оттенков, однако значительная часть освоенного пространства сразу бросалась в глаза. Здесь доминировали кровавые тона. Эта область была как бы насильно вырвана из скопища ласково посверкивающих звезд. Виктор долго, внимательно разглядывал карту и в конце концов решил, что подвергшаяся натиску врага часть жизненного пространства терраниан была подобна Луне в последних четвертях. По крайней мере сбоку... Два ее рога глубоко проникли в центральные области Внутренней Сферы и уже почти упирались в пол. То есть практически прошили ее насквозь... «Нет, скорее это щупальца», – поправил себя принц. Свободная Республика Расалхаг была уже наполовину поглощена кровавой мутью, огромные куски были вырваны и из Федеративного Содружества, особенно в Содружестве Лиры, а также из Синдиката Драконов.

6
{"b":"26233","o":1}