ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тем самым нарушить данную мной клятву? Ты предлагаешь напасть на Синдикат?

Лицо у Джастина стало как каменное. Он кивнул:

– У нас нет выбора. Синдикат должен перейти под наш контроль.

«Проклятие Куриты навсегда ляжет на наш народ. Судьба не жалует клятвопреступников!» – вздохнул Хэнс.

В комнате стояла зыбкая, перемежаемая редкими шорохами тишина. Наконец Хэнс подал голос:

– Покажи, где размещены наши войска?

Мелкие золотистые светлячки зажглись по всей границе. Хэнс Дэвион, Мелисса Штайнер, Джастин и Алекс долго изучали расположение крепостей и гарнизонов.

– Значит, сдача Люсьена означает крушение Синдиката Драконов?

Алекс быстро закивал:

– Тело не может существовать без головы.

Лис Дэвион закрыл глаза, потом решительно сказал:

– В течение часа подготовьте приказы. Они должны быть разосланы в войска немедленно.

Мелисса судорожно прижала руки к груди.

– Хэнс, что ты собираешься делать?

– То же самое, дорогая, что и с Томасом Мариком. У меня нет выбора. Я собираюсь захватить Синдикат.

Минут через пятнадцать, когда Хэнс Дэвион и Джастин Аллард остались одни, они перешли в другое помещение, и здесь принц спросил:

– Все получилось? Джастин кивнул:

– Я успел просмотреть голограмму.

– Она должна попасть в руки Ком-Стара. А теперь и в самом деле займись приказами – пусть поперебрасывают части с места на место. – Он помолчал, потом все-таки спросил: – Послушай, Джастин, а что, если Алекс прав?

– Прав он или не прав – это не имеет никакого значения. С падением Люсьена нам тоже скоро будет крышка. Раньше или позже... Скорее раньше... Если мы сунемся в Синдикат, наши коммуникации просто лопнут.

Дэвион в ответ тяжело, прерывисто вздохнул.

– Ладно, что сделано, то сделано. Подумай, как связаться с Вульфом. Вся проблема в материальном обеспечении его частей.

– Я все понял, ваше высочество.

XXXIII

Межзвездный Т-корабль «Разъяренный Волк»

Орбитальный рубеж атаки

Ганзбург, Свободная Республика Расалхаг

10 декабря 3051 года

Фелан Вульф с трудом сдерживал волнение, сердце гулко стучало в груди. Он, стараясь скрыть напряженный интерес к происходящему, тревожно поглядывал в сторону Наташи Керенской и полковника Маркоса, которые о чем-то переговаривались перед началом объявления торгов за планету Ганзбург. Маркос уже обжегся с Мемингеном и теперь откровенно побаивался очередного подвоха со стороны Наташи. Наконец они пожали друг другу руки и разошлись по своим местам.

– Надеюсь, вы не сообщили ему свою начальную цену? – спросил Фелан и по вспыхнувшим глазам Наташи понял, что ляпнул какую-то бестактность.

– Разве подобные вопросы в вашей компетенции, командор звезд? – резко спросила Керенская. – Не беспокойтесь, мы выиграем торги. Подождите немного, и вы получите возможность отомстить своим врагам.

В такую минуту следовало помолчать – Фелан сам понимал это, однако сдержаться уже не мог.

– Черт побери, Наташа! Вы же знаете, что меня интересуют Тор Мираборг и его подручный. Маркос жесток и необуздан, по его приказу на Мемингене были сровнены с землей две деревни, уничтожены усадьбы, фермы. Я ничем не мог помочь людям. Я знаю его тактику – он намеревается выложить свои козыри в самом конце торгов. Он считает, что сможет припереть нас к стене. Я не хочу ненужных жертв среди Волков, а также среди гражданского населения.

Наташа ответила не сразу и куда более мягко, чем раньше:

– Я разделяю твои опасения, Фелан. Я просто хотела предупредить, чтобы ты не мешал, торги предстоят очень трудные. Ты лучше скажи, твоя оценка Тора Мираборга и его способностей в смысле организации обороны остается в силе?

– Да.

– Как насчет разведданных?

– На сегодняшнее утро все сведения точны. Я лично четыре раза проверял их, еще раз просмотрел все радиоперехваты.

– Ты продолжаешь настаивать, что двух соединений недостаточно?

– Недостаточно. У Мираборга – половина Третьего полка Драконов, большая часть их авиации, Ганзбургские Орлы и еще один полк в резерве. Артиллерии и боеприпасов у него хватает. Каждый гражданин Ганзбурга вооружен. У них есть самонаводящиеся адские ракеты. Каждый город стал крепостью, причем не какой-то занюханной, а организованной в соответствии со всеми требованиями инженерного искусства. Данные аэрофотосъемки подтверждают этот факт. Единственный способ победить железного ярла – это послать достаточное количество войск. Прежде всего необходимо разгромить его пункты управления, – одним словом, тщательно продуманной атакой ошеломить и сломить волю к сопротивлению.

– Это мы и собираемся сделать, – кивнула Наташа. Вид у нее был озабоченный.

– Вам придется первой назначать цену? – спросил Фелан.

– Нет, первым будет Маркос.

– Почему?

– Потому, Фелан, что я желаю, чтобы холодный пот выступил у него на лбу.

Сердце у Фелана вновь сжалось. Она играет с ним, как с ребенком!

В этот момент на громадном экране в рубке высветилась первоначальная цена. Во всей своей могучей красе предстал «Разъяренный Волк», чуть ниже высветилась красная восьмиугольная звезда, что означало полноценное соединение боевых роботов. Кроме того, появилось шесть зеленых звезд, означавших количество полков элементалов. Стало ясно, что Маркое решил не рисковать.

Молодой воин обратил внимание Наташи на откровенную недостаточность воздушной поддержки.

– И элементалов слишком много. В поле от них мало толку. Он вообще заявил что-то несусветное.

– Разве? – Наташа изобразила удивление. В следующий момент Фелан с ужасом увидел, что Керенская на две трети срезала количество пехоты и исключила из своей заявки целый триплет авиационной поддержки. Молодой человек потерял дар речи – Наташа Керенская с каким-то безумным легкомыслием подошла к торгам. По мнению Фелана, она и войска снимала наобум, что под руку попадется!.. Словно ей было глубоко наплевать на результаты этого аукциона. Он решил выразить протест, однако в это мгновение его внимание привлекла реакция Маркоса и стоявших возле него Конала Уорда и Влада. Те буквально застыли от неожиданности, потом Влад бросился к пульту компьютера и лихорадочно начал просматривать последние разведданные. Потом принялся яростно набирать что-то на клавиатуре. Как только на экране высветился ответ на запрос, его лицо словно багрянцем облили. Теперь Фелан бросился к терминалу. Нажал кнопку и замер в растерянности – ничего нового по сравнению с утренними сводками не появилось.

Он подбежал к Наташе:

– Что ты делаешь? Они назначили такую цену, которая очень близка к пороговой. Я не понимаю, зачем тогда выигрывать эти торги. Ты все снимаешь и снимаешь войска. Как тот безумный портной, который отрезает рукава у готового костюма. Я считал, что ты прислушалась к моим соображениям.

Наташа внезапно рассвирепела, повернулась к нему и заявила:

– Я к твоим соображениям прислушалась, а ты к моим – нет! Что ты лезешь туда, куда тебя не просят? Ты мне мешаешь!.. И с гражданским населением ты мне надоел. Я им не нянька. Я, что ли, виновата в том, что им не повезло с выбором места жительства? Это сражение не только между мной и Маркосом. Это столкновение Наставников с Крестоносцами. Мы подставили им ножку с Мемингеном, их авторитет резко упал. И ресурсы свои они порастратили. Я не виновата, что для этого пришлось пожертвовать жизнями нескольких мирных жителей на Мемингене, а если и виновата, то пусть этот грех останется на моей душе. Больше не отвлекай меня. Тебе понятно, командор звезд?

В первое мгновение Фелан и растерялся и возмутился – зачем же с ним так! Он же от всей души... От чистого сердца... Потом опомнился:

– Так точно, полковник. Затем не удержался и спросил:

– Все-таки, Наташа, я не совсем понимаю. Я считал, что ты и Ульрик, как разделяющие позиции Наставников, попытаетесь прекратить атаки против планет Внутренней Сферы, а вы идете вслед за Крестоносцами. Что я при этом должен испытывать?

83
{"b":"26233","o":1}