ЛитМир - Электронная Библиотека

Ашаи между тем бледнел на глазах. Он некоторое время слова выговорить не мог. Потом наконец воскликнул:

– Что это с ними? Они стреляют, как старые бабы. Удивительно, как это они до сих пор не дали деру?

Он обращался к вышестоящему командиру. В голосе его звучала откровенная тревога.

– Не вешай нос, чу-и. Наблюдай и старайся запомнить этот момент.

Наиболее удачливые водители из Клана Дымчатых Ягуаров уже преодолели линию полка Отомо. Их лидер легко врезался и во вторую цепь. Однако на этот раз на поле боя стало твориться что-то непонятное. Роботы Синдиката сами решительно двинулись на сближение с машинами противника. Ведущий Ягуар ударил по ним вибробомбой. Ближайший к нему «Лучник» с оглушительным грохотом взорвался. Сила взрыва была такова, что ударная волна и осколки буквально разворотили командирский боевой робот противника. Следом по всему флангу начали взрываться машины Синдиката. Их корпуса лопались как скорлупки, вверх взлетали гигантские столбы огня, увесистая шрапнель разлеталась во все стороны. Еще в момент гибели «Лучника» Шин повалил Ашаи на землю, прижал к брустверу. Потом заорал в ухо:

– Это муляжи. Теодор наладил производство особых сухопутных мин. Их укладывали в корпуса роботов... По внешнему виду нельзя отличить от настоящих. Новый вариант древнего тактического приема под названием «троянский конь». Правда, вместо того чтобы доставить их во вражеский лагерь, мы дождались, пока они сами не придут к нам. Как видишь, это сработало.

Действительно, в хаосе взрывов начали детонировать боеприпасы на вражеских машинах. Поле затянуло густой дымной пеленой. Утренний ветерок сразу начал сносить ее к востоку, в разрывах завесы неожиданно обрисовались ряды наступающих боевых роботов. Это были настоящие бойцы полка Отомо и Второго легиона Веги. Двигались они быстро, слаженно, уступом влево – так, чтобы в наступательном порыве охватить всю группировку Ягуаров теперь уже и с севера. Ряды противника смешались. Отдельные роботы крутились на месте, выбирая цель, другие оттягивались поближе к своим командирам, третьи все еще рвались вперед. Их боевой порядок разрушался на глазах. Вышестоящему начальству была очевидна бессмысленность сохранения прежнего главного направления – это значило самим влезть в мешок, однако и развернуть наступавшую, хотя и потрепанную, но еще сохранявшую мощь и инерцию движения армаду было непросто. Тем не менее именно в таких трудных обстоятельствах кланы не раз доказывали, что их армия – лучшая во всей Внутренней Сфере.

Так случилось и на этот раз. Кто там, в наступающих порядках, первым оценил обстановку, взял командование на себя – неизвестно. Только после нескольких минут замешательства в действиях Ягуаров начала просматриваться твердая направляющая рука. Кланы стали отходить, на глазах выстраивая оборонительную линию. Это была трудная, практически невыполнимая задача – слишком велики были потери, чтобы успешно отразить контратаку защитников города. Боевые роботы Синдиката надвигались подобно лавине – неустрашимо, давя огнем и металлом, ломая сопротивление. Шин решил, что и на южном фланге должна быть такая же картина, ведь на том направлении после изменения оси атаки оставалось лишь небольшое боевое охранение.

Перекрывая грохот битвы, в небе раздался рокот вертолетного мотора. Шин и Ашаи невольно втянули головы в плечи, только потом Йодама глянул вверх. Это же вертолет с эмблемами Синдиката! Машина села в сотне метров от поста, в низине между двух холмов. Шин и солдаты во главе с Ашаи, подхватив бинокулярную следящую систему, побежали к нему. Грузились наспех – последнего солдата уже за руки втянули в кабину, так как пилот не стал медлить.

Вертолет сорвался с места и, петляя между холмами, помчался в тыл. Теперь Шин мог оглядеть поле боя с новой точки.

Увиденное до глубины сердца поразило Шина. Прикрываясь густой дымовой завесой, уже выстроенные в боевые порядки, к линии фронта подтягивались новые соединения вражеских боевых роботов. Эти машины были выкрашены в черный цвет. Издали они казались исчадиями ада. На груди у них сияли яркие голубоватые восьмиугольные звезды.

«Боги! – У Шина перехватило дыхание. – Это же Новые Коты!»

Их колонна прошла точно по центру клина Ягуаров – те раздались в стороны, уплотнили ряды. Поразило Шина то, что Коты двигались с необычно высокой скоростью. Они как нож масло прорезали передовую линию Первого полка. Ягуары в свою очередь из обеих половин клина сумели сформировать две колонны. Оси их движения были параллельны оси движения Котов. В этот момент небывало жестокому обстрелу и бомбардировке подверглись все наблюдательные посты Синдиката. Авиация кланов работала над ними без перерыва.

Шин бросился в кабину. Там на ходу сорвал с головы второго пилота шлем, нахлобучил его себе на голову и, прочитав на комбинезоне фамилию первого пилота, заорал в микрофон:

– Хансон! Врубай максимальную скорость! Лети прямо в штаб-квартиру.

– Но у меня приказ... – попытался возразить тот.

– К черту приказ! Кланы прорываются. Канрей должен немедленно узнать об этом. Столица в опасности. И вся планета!

XLI

Консульство Договора Сент-Ив

Новый Авалон, Федеративное Содружество

5 января 3052 года

– Нет, Кандэйс, я вовсе не считаю тебя глупой, а твою тревогу – напрасной. – Аллард легонько сжал плечо жены. – Но Кай – солдат, а сейчас война, и он находится в зоне боевых действий. Значит, надо держать себя в руках, не подавать вида... Ну, что еще... – Он развел руками.

Кандэйс посмотрела на отражение мужа в зеркале ее трюмо, вздохнула:

– Мы слишком хорошо знаем друг друга, чтобы я не могла уловить дрожь в твоем голосе. Зачем скрывать тревогу, если сын на фронте? В руках держать себя надо, но и делать вид, что все в порядке, я не желаю.

Джастин улыбнулся и поклонился жене:

– Ох, умеешь ты уговаривать... Кандэйс удивленно глянула на него:

– Неужели ты не беспокоишься, как там наш Кай? Что с ним?

– Конечно, беспокоюсь, но...

– Что «но»?

– Дорогая, он служит в лучшей части, какая имеется в Федеративном Содружестве. У него такой робот, которому нет равных. Кай, возможно, лучший водитель, который когда-либо садился в кабину боевой машины. – Джастин принялся расхаживать по комнате. – Если быть откровенным, я куда больше беспокоюсь о Викторе Дэвионе. Особенно меня тревожит его наплевательское отношение к собственной безопасности. Да, мы все приветствовали нашего «сражающегося» принца, поощряли его желание быть в числе тех, кто первым попал на фронт, – помнишь, как было перед Туаткроссом? Но я-то знаю, что все это время сердце у Хэнса Дэвиона было не на месте. Я так думаю, что, наблюдая, как Виктор рвется в бой, он каждый раз вспоминает своего брата Яна. И его можно понять. В такое смутное время лишиться наследника престола, который, по общему мнению, доказал, что способен удержать в руках Федеративное Содружество... Младший брат Виктора слишком горяч, еще не нюхал пороха. А этот – в самый раз!.. Разумно ли, с государственной точки зрения, держать его в боевых частях?

Кандэйс, сидевшая на вращающемся кресле, развернулась к нему и ткнула косметическим карандашом в его отражение.

– Я согласна. Все-таки Виктор слишком импульсивен, однако Гален Кокс и Кай вполне способны утихомирить его. Но кто защитит тех, кто защищает принца?

Джастин выдвинул верхний ящик трюмо, достал запонки, потом обратился с просьбой к жене:

– Помоги застегнуть.

– Ты что, моя любовь, совсем постарел? Или батарейки, – она указала на протез, – сели?

Аллард, заметив хитроватые искорки в ее глазах, засмеялся:

– Для меня, герцогиня, запонки всегда оставались неразрешимой проблемой. Даже когда обе мои руки были при мне. Но я все еще мужик что надо, и батарейки менять рано.

Когда Кандэйс надела и застегнула запонки, он добавил:

– Если моя уважаемая супруга желает убедиться в этом, я бы мог придумать способ, чтобы мы пораньше ушли с этого официального приема.

96
{"b":"26233","o":1}