ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как сделать, чтобы ребенок учился с удовольствием? Японские ответы на неразрешимые вопросы
Милые обманщицы. Соучастницы
Левиафан
Дитя
Империя должна умереть
В магическом мире: наследие магов
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Бессмертники
Так говорила Шанель. 100 афоризмов великой женщины

Ульрик вытянулся во весь свой великолепный рост и громко произнес:

— Вы согласны, чтобы я представлял здесь Дом Уордов и принял ваши клятвы? — спросил он.

— Сейла, — торжественно произнес Фелан.

— Сейла, — прогремел голос элементала.

— Тогда объявляю: все, что происходит здесь, связывает нас на веки веков, и мы будем едины, пока смерть не разлучит нас, — гордо подняв голову, сказал ильХан. Затем он слегка поклонился, обращаясь к противникам: — Вы, воины Клана Волка, представляете лучших из лучших Дома Уордов. Но биться вам предстоит не за клан, а за право носить имя «Уорд». Это имя возвысит вас, как возвысило оно всех тех, кто оставался верен Александру Керенскому и его мечте. Знаете ли вы об этом?

— Сейла.

— Сознаете ли вы, что, принимая участие в будущей битве, вы своей кровью подтверждаете справедливость намерения Николая Керенского сделать кланы оплотом и центром развития человечества?

— Сейла.

— Одним своим участием в будущей битве вы уже становитесь в ряд с нашими величайшими воинами, победа же сделает вас частью тех немногих, которыми клан будет гордиться во все времена.

— Сейла, — прошелестело по залу. Ульрик посмотрел на элементала.

— Тебя называют Дин, и ты видел двадцать семь весен. Скажи, каковы твои заслуги?

Элементал замер и зычно произнес:

— Старейшие не сочли меня достойным родового имени за смелость, проявленную при покорении Расалхага и в битве за Саталис. В своей сиб-группе я всегда был первым и не проиграл ни одного единоборства.

Ульрик коротко кивнул, показывая, что он доволен послужным списком воина клана. При этом лицо его осталось таким же невозмутимым, ильХан не хотел давать кому-нибудь повод обвинить его в предвзятости.

— Тебе, Фелан Вульф, двадцать лет. Говори, что ты сделал, чтобы заслужить право биться за родовое имя?

Фелан слово в слово повторил то, что ему не раз говорила Наташа.

— Сирилла Уорд избрала меня быть наследником имени Уордов. Меня взяли в плен, я был рабом. После того как я доказал свое умение, меня приняли в касту воинов. В одиночку я покорил Ганцбург, а в битве на Саталисе я взял в плен расалхагского принца Рагнара. За эти подвиги меня сочли достойным родового имени.

Ульрик снова кивнул.

— Героизм и смелость обоих воинов известна и подтверждается свидетелями. Ваше желание участвовать в битве обоснованно. Вне зависимости от ее исхода свет вашей храбрости не угаснет. — ИльХан сделал шаг вперед и подозвал к себе воинов. — Покажите знаки, дающие вам право участия в битве за имя крови.

Оба противника, вытянув вперед ладони с лежащими на них медальонами, подошли к Ульрику. Внезапно в полу отошла одна из плит, и появилась довольно странная конструкция, представляющая собой перевернутый полупрозрачный конус на тонкой подставке. Там, где конус соединялся с подставкой, виднелась пластиковая трубка, закрытая колпачком.

В верхней части конуса, как раз напротив друг друга, располагались две щели размером с монету. Недалеко от правой руки ильХана Фелан заметил маленькую кнопку, о назначении которой он не знал и не догадывался. Вид возникшего прибора напомнил Фелану установку Найджелринга для демонстрации действия гравитационных колодцев.

Ульрик взял у воинов медальоны и вставил их в щели.

— Мы пытаемся учесть миллионы факторов, влияющих на исход битв, но до конца сделать это практически невозможно. Воин, участвующий в схватке за родовое имя, должен быть готов проявить свое мужество в любой ситуации. Он обязан уметь драться с более сильным противником в самой невыгодной для себя обстановке. В битвах за родовое имя отражается весь ужас войны, — сказал ильХан и, немного помолчав, продолжил: — Сейчас я пущу медальоны, они покатятся вниз и столкнутся. Победителем считается тот, чей медальон придет вторым. Этот воин назовет оружие битвы. Проигравшему предоставляется право выбора места. Таким образом у каждого из участников будет некоторое преимущество, следовательно, и равные шансы. Вы согласны?

— Сейла, — прозвучал ответ.

Когда стихло эхо и в зале наступила полная тишина, ильХан нажал на кнопку и маленькие катапульты втолкнули медальоны внутрь конуса. Набирая скорость, каждый по своей дорожке, они уходили вниз все глубже и глубже, неуклонно сближаясь.

«Точно как на демонстрации прибора в Найджелринге, — снова подумал Фелан. — Если бы попридержать один из медальонов или подбросить его повыше... Хотя нет, гравитацию обмануть трудно». Пока Фелан размышлял, можно ли заранее «сделать» кого-нибудь победителем, медальоны с тихим звоном столкнулись и полетели дальше вниз, но теперь они уже были не видны.

Снова раздался звон, и медальоны показались в конце пластиковой трубки. Глядя на лежащие друг на друге медальоны, Фелан мучительно гадал, чей же находится вверху, кто победитель. ИльХан осторожно, так чтобы все видели, открыл колпачок, вытащил из трубки медальоны и, прочитав надпись на верхнем, объявил:

— Дин, ты — охотник.

Элементал самодовольно улыбнулся и с хрустом сжал кулаки.

— Не вижу причин, чтобы делать битву излишне сложной. Этот мальчонка как-то хвастал, что может победить элементала голыми руками. Посмотрим, как он будет это делать, если против него выступит Уорд. Ульрик повернулся к Фелану.

— Стиль битвы определен. Где она состоится?

Фелан почувствовал, как у него пересохло горло. Гравитационный колодец отнял у него все шансы на победу. Он открыл рот и снова закрыл его. Внезапно он смерил Дина презрительным взглядом и улыбнулся.

— Фелан, — снова прозвучал голос Ульрика, — где ты желаешь биться?

Не отрывая глаз от элементала, Фелан вытянул руку вверх и отчетливо произнес: — Там.

Ничто в грузовом отсеке корабля не мешало битве. Все было убрано, стены и пол вычищены и вымыты до зеркального блеска, о чем свидетельствовали еще не высохшие пятна. Фелан внимательно оглядел все пространство от пола до слегка изогнутой балки. За ней находилась перегородка, отделяющая внутреннюю часть корабля от верхних палуб. Стены там слегка сходились, в остальной части они были совершенно прямыми.

«Никогда не видел, как выглядит пустой грузовой отсек корабля, — подумал Фелан. — Обычно он всегда заставлен боевыми роботами». Стоя посреди огромного отсека в одних шортах, Фелан никогда не чувствовал себя таким беззащитным, как сейчас. Идея битвы в невесомости пришла к нему внезапно. Действительно, в таких условиях физическая сила элементала не имела большого значения, но Фелан знал, что ему необходимо учитывать и другие факторы.

Как бы ни были уравновешены шансы обоих, он сожалел о том, что ему не позволили взять с собой пистолет, который всегда был при нем в кабине робота.

Прежде всего следует запомнить главное — мгновенная ответная реакция. Еще мальчиком, совершая длительные перелеты с наемными военными частями, Фелан приобрел опыт передвижения в невесомости. Однако он не мог вспомнить ни одного случая битвы в невесомости, за исключением, быть может, пары свирепых схваток, во время которых воины очень напоминали ему резвящихся в воде выдр. «Но это совсем другой случай», — подумал он.

Фелан почувствовал, как вздрогнул корабль — это командир включил тормозные двигатели. Ухватившись за ближайший поручень, Фелан сделал попытку подняться вверх. После второго рывка корабль завис в пространстве.

Капельки пота, выступившие на кончике носа Фелана, подпрыгнули словно мячики и полетели к верхней палубе.

Фелан все еще недоумевал, на какие невероятные, хотя и необходимые, расходы пошли кланы, чтобы организовать для него с Дином поле битвы. Здесь, в зоне военных действий, где внезапного нападения можно было ожидать каждую секунду, они подготовили шаттл, вывели его с «Разъяренного Волка» и сжигали теперь тонны горючего исключительно для того, чтобы единоборство за право обладать родовым именем между двумя претендентами происходило по всем правилам.

«Да нет, удивляться тут нечему», — подумал Фелан, внезапно вспомнив, какую огромную власть давало воину клана обладание родовым именем. Во-первых, у него брались образцы ДНК для селекционной программы клана, а во-вторых, и это тоже немаловажно, он получал место в Совете Клана и мог быть избранным одним из двух ханов Клана Волка. Кроме этого, как и в случае с Сириллой, обладатель родового имени мог остаться на службе даже после того, как его военная карьера была давно закончена.

23
{"b":"26234","o":1}