ЛитМир - Электронная Библиотека

— А ты, оказывается, кое-что умеешь, Джуэлл. Правда, я бы таким ударом перерубил тебе лопатку и позвоночник. Ну ладно. Ты порезал меня до крови, доктор Лир свободна. Держись, теперь моя очередь.

Двигаясь с невероятной скоростью, Корбин приблизился к Каю. Подражая его предыдущим действиям, элементал перекинул нож в левую руку и выбросил ее вперед. Кай успел отпрыгнуть, но зацепился ногой за корягу и упал. Корбин нанес второй удар, по правому бедру Кая. Он почувствовал, как ногу его обдало теплом, и понял, что Корбин поранил его. Кай вскочил на ноги и отпрыгнул. Последующие действия элементала не напугали, а шокировали его.

Кай ожидал, что Нефритовый Сокол отойдет, чтобы насладиться результатом своего нападения, но тот продолжал приближаться. Двигаться с пораненной ногой Каю было нелегко, но он все-таки увернулся от очередного броска элементала и нанес боковой удар ножом в висок Корбина. Тот успел нагнуться, нож просвистел над самой его головой. Элементал подпрыгнул, перевернулся в воздухе и встал лицом к Каю.

Воины недолго стояли друг против друга. Коротким ударом Корбин выкинул руку с кинжалом вперед, целясь Каю под ребра. Кай так и не понял, каким чудом он успел опередить элементала, выставить блок и отбить удар. Кай ответил боковым в корпус элементала, но тот увернулся и нанес крюк правой под ребра Каю.

Громадный, словно молот, кулак элементала вошел в тело Кая и задел нижние ребра, еще не зажившие после схватки в представительстве Ком-Стара. Кай застонал и, защищая ребра, отбил руку элементала.

Сильнейший удар ребром ладони по виску настиг его, сбил с ног и заставил пролететь несколько метров. Приземлился Кай прямо на шалаш. Он попытался подняться, но запутался в куске брезента, накрывавшем его. Выбравшись, Кай обнаружил, что потерял нож. Увидел это и Корбин. Он подошел и ударом громадного ботинка в живот подбросил Кая, словно мяч. Описав в воздухе большую дугу, Кай ударился спиной о дерево и со стоном сполз на землю.

От удара дыхание у него перехватило, в груди все горело, корни дерева давили незажившие ребра. Кай попытался подняться. Он оперся о землю, но руки не держали его. Кай беспомощно рухнул лицом в пожухлую траву. «Вот теперь тебе конец», — подумал он. В том, что элементал сейчас убьет его, Кай не сомневался.

Тень элементала упала на его лицо.

— Я ошибался, — услышал Кай. — Ты не воин, воин бы тут не лежал. — В голосе Корбина звучало презрение. — Я убью тебя и похороню в безымянной могиле, чтобы никто из твоих родственников не стыдился твоей трусости.

Горьким эхом отозвались в душе Кая слова Корбина. Они вызвали новые, еще более неприятные мысли. «Он прав. Ты трус и неудачник и всегда был им, Кай Аллард-Ляо. Тебя вычеркнут из рядов Ляо, и никто не посмеет произнести вслух твое опозоренное имя».

Кай закашлялся и почувствовал, как затрещали ребра.

— Это не важно. Я все равно побил тебя.

— Побил? Когда же?

Кай на секунду задохнулся, потом толчком поднялся на локти.

— На твоем теле появилась кровь, и ты должен позволить доктору Лир уйти. Я победил. Корбин злорадно захохотал.

— Ах, ты об этом. Ну что ты, я согласился на твое условие только для того, чтобы тебя подзадорить. Неужели ты думаешь, что я буду относиться серьезно к твоим заявлениям? Нет, я буду соблюдать условия, которые мне предлагает настоящий воин. — Корбин присел и положил руки на колени. — А вольнорожденный не имеет права диктовать мне, как я должен поступать, — произнес элементал и начал медленно подниматься.

В этот момент Кай вскочил и, бросившись вперед, ударил Корбина ладонью в горло. Воин клана захрипел и отшатнулся. Он попытался устоять, но удар был слишком силен даже для него. Хватаясь за кадык, элементал упал навзничь. Кай поднялся. Ноги едва держали его. Невероятными усилиями Кай заставил себя двигаться вперед. Он подошел к лежащему воину клана и нанес ему сильнейший удар в пах. Корбин скрючился и дико завыл. Кай решил воспользоваться паузой и, тяжело ступая, направился к развалинам шалаша, чтобы отыскать свой нож.

Резкий крик Дейры заставил его остановиться.

— Кай! Берегись!

Кай бросился на землю и, перекатившись на спину, увидел Корбина. Элементал хотел ударить Кая ногой в позвоночник. Он прыгнул, но, пролетев мимо Кая, врезался в толстую жердь, служившую опорой шалашу. Удар был так силен, что элементал переломил ее пополам и, отлетев к рядом стоящему дереву, рухнул на колени. Он оперся о него руками и замотал головой, приходя в себя.

Кай схватил половину сломанной жерди и двинулся к элементалу. Как только тот выпрямился, чтобы набрать воздуха, Кай с силой ударил элементала по голове. Кусок жерди в руках Кая разлетелся в щепки. Корбин дернулся, ударился лицом о ствол дерева и рухнул навзничь. Кай подпрыгнул и опустился на живот элементала. Корбин захрипел, попытался сбросить Кая с себя, но руки его были уже не так сильны. В ярости Кай наносил удар за ударом по голове и лицу элементала. Кулаки Кая покрылись кровью, лицо элементала превратилось в месиво, голова безжизненно болталась из стороны в сторону, но Нефритовый Сокол не сдавался.

— Проси пощады, проси, или я убью тебя! — ревел Кай. Окровавленное лицо воина клана исказила гримаса.

— И это все, что ты можешь сделать? — прошептал он. — Тогда получай.

Железный кулак элементала снова вдавил ребра Кая, заставив его заорать от боли. Сжав зубы, Кай вскочил и отпрыгнул от Корбина. Элементал поднялся, собираясь наброситься на Кая, но немедленно получил удар ногой в лицо. Кровь фонтаном брызнула из его губ. Утирая лицо и выплевывая зубы, Корбин сделал несколько шагов назад, но, споткнувшись, снова упал. Уперевшись о землю правой рукой, он согнул левую ногу в колене и рванулся вперед. Кай ожидал атаки. Вытянув руки, он схватил надвигающегося Корбина и упал на спину. Держа корпус элементала над собой, Кай нанес ему в живот удар двумя ногами, одновременно подбросил его и перекатился на бок. Всем своим весом элементал ударился о камни потухшего костра. Пепел и пыль поднялись кверху. Кай поднялся и, сжав кулаки, двинулся к Корбину. Злоба ослепила его, он даже не видел, что голова элементала повернута под каким-то странным углом по отношению к телу, а глаза его неестественно широко открыты. Кай замахнулся, но от усталости не удержался и упал на колени. Он пополз к Корбину, собираясь впиться тому в глотку и разорвать ее. Внезапно он увидел сбоку от себя большой камень, схватил его и приподнял над головой.

— Значит, собираешься швырнуть меня в безымянную могилу? — прохрипел он. — Нет уж. Только не в этой жизни.

— Кай! — раздался крик Дейры. — Остановись.

Он обернулся и увидел ее глаза, охваченные ужасом.

— Не делай этого, — умоляюще проговорила она.

— Он должен умереть, — твердо произнес в ответ Кай.

— Он уже мертв, — прошептала Дейра. — Посмотри, он не дышит. Не нужно. — Она сложила руки на груди. — Ради Бога, не поступай, как твой отец.

Еще не придя в себя от накатившей на него ярости, спасшей его жизнь, Кай перевел взгляд на согнутую фигуру элементала, затем снова посмотрел на Дейру.

— Ты говорила о моем отце? Скажи, что ты о нем знаешь?

— Твой отец убийца, — выдохнула Дейра и обхватила лицо руками. Однако, почувствовав, что начинает сползать в яму, она снова оперлась о землю. — Он убил моего отца в одной из битв на Солярисе.

Кай покачал головой.

— Этого не может быть, он никогда не дрался с воином по фамилии Лир.

— Да, это так, — подтвердила Дейра, — но это мой отчим. Моего настоящего отца звали Питер Армстронг. Твой отец подстроил ему ловушку и убил его. — Дейра повалилась на землю. — У моего отца даже не было возможности защитить себя. — Ее голос перешел на шепот: — Год или два, когда я была еще маленькой девочкой, мой отец считался мучеником, так как все полагали, что, в сущности, его убил подонок Джастин Аллард за верность Дому Дэвионов. Вольфсон и Капет также были героями. После того как моя мать второй раз вышла замуж, я долго не хотела менять свою фамилию на Лир, хотя мой отчим был очень хорошим человеком. В школе меня все любили. — Рассказывая свою историю, Дейра в изнеможении опустилась на землю. — Но потом мы вдруг узнали, что твой отец был тем самым человеком, который помог нам выиграть войну. С тех пор моего отца начали звать предателем. Мои друзья, те самые, кто еще недавно просил меня рассказать о подвигах моего отца, начали ненавидеть меня. Мне было очень тяжело слышать, что моего отца сравнивали с узурпатором Стефаном Амарисом. Но еще тяжелей мне приходилось, когда мои друзья в глаза говорили мне, что Джастин Аллард правильно сделал, что убил моего отца.

45
{"b":"26234","o":1}