ЛитМир - Электронная Библиотека

— Меньше всего мне хотелось бы устраивать дешевую мелодраму, дорогой Фелан Вульф, но, боюсь, без этого мне сейчас не обойтись. Надеюсь, ты смотришь эту запись, следовательно, Наташа тебе уже сообщила о моей смерти. Прошу тебя, не впадай в панику и не слишком горюй обо мне. Я ушла из жизни тихо и спокойно, без лишних страданий. Только одно заботит меня сейчас — это твоя дальнейшая судьба.

Лицо Сириллы стало серьезным, такой Фелан видел старую наставницу в те моменты, когда она начинала ему говорить о ритуалах, традициях и нормах поведения в клане.

— Ты, разумеется, знаешь, — продолжила она, — что линия Уордов имеет долгую историю. Это родовое имя, поскольку Джайл Уорд бился рядом с Николаем Керенским в войне за воссоединение. Уорды заслужили себе добрую славу, наше имя всегда ассоциировалось со словами «честь» и «долг». Тебе, конечно же, известно и то, что из всех потомков и ответвлений линии Уордов только двадцать пять человек вправе назвать себя настоящими Уордами. Но это имя получит только один из них, тот, кто в битве победит всех остальных претендентов. Таков закон клана, и ты знаешь его. Но это еще не все. Воин, заслуживший родовое имя, получает место в Совете Клана, а вместе с ним и право быть когда-нибудь избранным Ханом. Я очень надеялась увидеть, как ты будешь защищать свое родовое имя, дорогой Фелан. Твои заслуги перед ильХаном, бескровное взятие Ганцбурга, захват наследника трона Расалхага — все эти дела доказывают, что ты настоящий воин, достойный не только родового имени, но и много большего. Эти подвиги гарантируют тебе место среди тех, кого род Уордов выбрал для битвы за родовое имя. Как я уже говорила, всего будет двадцать пять законных претендентов. Еще семь участников битвы выберет специальный комитет, председателем которого является Хранитель знаний Конал Уорд. Ни для кого не секрет, что дружеских чувств к тебе он не испытывает, но все равно тебе не придется проходить через предварительные испытания. Следовательно, твои шансы на победу в битве за родовое имя достаточно высоки. — Сирилла замолчала. Лицо ее нахмурилось, выдавая внутреннюю тревогу. — Все то, о чем я только что говорила, не так уж и опасно. Я верю в тебя и не боюсь, что ты проиграешь. Однако в последнее время до меня дошли слухи, что кое-кто из партии Крестоносцев спит и видит, что ты проиграешь битву. И даже более того: они хотели бы, чтобы у тебя никогда не было родового имени, и ради этого готовы пойти на любые действия. Влад, ты его хорошо помнишь, уже пытался убить тебя в состязаниях, которые проходили в Стране Мечты. Он проговорился, что и Конал Уорд, и некоторые другие воины хотят твоей смерти. Поскольку умышленное убийство в битве запрещено, они намереваются спланировать все таким образом, чтобы твоя гибель выглядела либо как нелепая случайность, либо, что еще лучше, как результат твоей собственной беспечности. Вот что меня так сильно беспокоит, Фелан. — Сирилла снова замолчала. — У меня нет сомнений в твоем умении правильно оценивать условия поединков, ты многого достиг с тех пор, как стал воином, и впереди у тебя большое будущее. Правда, до сих пор ты был всего лишь умным и умелым исполнителем. Я очень надеюсь, что твои качества помогут тебе войти в Совет Клана, где ты сможешь заставить многих прислушаться к себе. Иными словами, я хочу сказать тебе, что ты обязан выиграть битву за родовое имя, а, насколько я могу судить, состоится она довольно скоро. — Сирилла вздохнула и мягко улыбнулась. — К счастью, пока наше вторжение проходит удачно. Никто из Уордов не убит, и это придает нам силы. — Сирилла посмотрела в глаза Фелану. — Я скоро умру, но, уходя, я не буду чувствовать страха, поскольку уверена, что ты будешь носить мое имя.

Фелан почувствовал, как к горлу стал подходить комок. Внутри у него все похолодело. Фелан сжался и внезапно выкрикнул:

— Нет, Сирилла, не делай этого! Хотя бы ради меня! Задумчивое лицо Сириллы стало еще печальней.

— Я бы предпочла умереть в битве против Дымчатых Ягуаров, ведь много лет назад мы с Наташей поклялись так и сделать, но, к сожалению, все воины Клана Волка участвуют в этом вторжении, и никто не уступит своего боевого робота такой древней, никчемной старухе, как я. Ты не переживай за меня, Фелан. Я не первая и не последняя. Многие до меня делали то же самое. Я видела, как все происходит, и постараюсь, чтобы мучений не было. Все произойдет быстро и безболезненно. — Сирилла улыбнулась, но Фелан видел, с каким трудом дается ей эта улыбка. — В своем завещании я указала, что назначаю тебя наследником своего имени. Такая запись в клане имеет силу закона, и даже Конал Уорд при всей своей ненависти не сможет лишить тебя права участвовать в битве за родовое имя. Еще я написала, что если Влад тоже будет участвовать в ней, то биться с тобой он должен только в финале. От себя хочу прибавить, что если во Вселенной существует справедливость, то Влад не должен дожить до финала. Фелан, — глухой голос Сириллы стал еле слышен, — все те, кто появился из моих генов, давно умерли, и я уже начала думать, что линия Уордов заканчивается на мне, но тут появился ты... Теперь я уверена, что вместе с Ульриком и Наташей тебе предстоит вести клан к новому будущему. Вы поможете нашему народу открыть в себе дополнительные возможности и вырастите новое поколение воинов, у которых стремление к битвам будет сочетаться с человечностью. — Лицо Сириллы просветлело, оно уже не казалось таким удрученным и печальным. — Не горюй обо мне, Фелан Вульф, иначе я не смогу уйти спокойно. И еще мне хочется сказать, что я горжусь тобой.

Изображение Сириллы начало тускнеть, затем постепенно распалось на серые и белые квадратики и вскоре совсем исчезло. Фелан продолжал неподвижно сидеть, тщетно ожидая, что лицо Сириллы появится вновь, но перед его глазами было только темное пятно потухшего экрана. Фелан обхватил голову руками. Странное чувство овладело им. Даже сейчас, когда он лично убедился в том, что Сириллы нет, ему все равно продолжало казаться, что все увиденное и услышанное или галлюцинация, или искусно состряпанная фальшивка.

Фелан хорошо знал, что в касте воинов стариком считался всякий, перешагнувший рубеж в тридцать пять лет. Начиная с этого возраста, воин уже не участвовал в сражениях, а занимался воспитанием и подготовкой молодежи нового поколения, идущего на смену старикам. Это был критический момент для многих ветеранов. Некоторые из них, наиболее слабые духом, начинали видеть в себе лишь ненужный для клана груз и сводили счеты с жизнью.

Но не такой была Сирилла. В свои более чем преклонные годы она была женщиной очень деятельной и не торопилась списывать себя со счетов. Сирилла считалась главой рода Уордов и участвовала в политической деятельности Совета Клана, где в решении некоторых вопросов ее голос зачастую оказывался решающим. Она неоднократно участвовала в переговорах с другими кланами об обмене образцами ДНК с целью улучшения линии Уордов. Ее жизнь не была бесцельной. Скорее, наоборот, работоспособности Сириллы мог бы позавидовать любой молодой воин. Мысль о том, что такая полная сил и энергии женщина решила расстаться с жизнью, казалась Фелану чудовищной.

«Это идиотизм. Я просто сошел с ума», — шептал он. Да и, по его мнению, было от чего. Наташа, Джеймс Вульф, да и сам отец Фелана, Морган Келл, своей активностью давно доказали, что воин, которому перевалило за тридцать, еще может принести достаточно много пользы. «Во Внутренней Сфере, правда, — вспомнил Фелан, — на возраст смотрели иначе. Там воин, не просидевший десятка лет в кабине боевого робота, вообще не считался ветераном. В кланах же воин с подобным стажем считался глубоким старцем». Возрастные стандарты, принятые в кланах, всегда возмущали Фелана.

Подобный подход он считал безумием. Да и всю систему ценностей кланов Фелан рассматривал не иначе как набор дикостей, место которым на свалке истории. И вместе с тем невозможно было не признать, что воины кланов — самые лучшие. Свидетельством тому являлись их ошеломляющие победы в агрессии против Внутренней Сферы. Конечно, в этом немалая заслуга ученых, создавших первоклассные технологии, но сбрасывать со счетов воинскую выучку было бы нечестно. Фелан прекрасно знал, как проходит подготовка водителей боевых роботов, и охотно признавал, что подобной системы обучения, рассчитанной на воспитание сильного, выносливого и умелого воина, нет нигде во всей Внутренней Сфере. Однако то, что Фелану удалось добиться в Клане Волка таких успехов, доказывало, что избранный путь подготовки воинов в клане не единственно верный. Достичь аналогичного результата, по мнению Фелана, можно было не только жесточайшими, изнуряющими тренировками.

5
{"b":"26234","o":1}