ЛитМир - Электронная Библиотека

— С Расалхага прибудет Двести семьдесят восьмой дивизион. Командует им регент Бирон Коселка. — Как только открылось окно с картиной Расалхага, военный регент снял с него значок соединения Ком-Гвардии и метнул его в сторону Токкайдо.

Словно комета значок промчался по искусственной вселенной и замер, приземлившись на планете. За ним последовал другой значок, затем еще один. Снимая с других планет все новые и новые соединения, Фохт бросал их на Токкайдо. Сначала он прошелся по звездному небу по часовой стрелке, затем, немного подумав, пошел за полками в обратном порядке.

Закончив, он посмотрел на дело рук своих и удовлетворенно кивнул. На Токкайдо находилось семьдесят два полка войск Ком-Гвардии.

— Теперь вы вполне можете представить, какое количество войск будет защищать планету, — сказал военный регент, поворачиваясь к ильХану. — Даже более того, вы можете узнать, в каких битвах соединения участвовали и даже имена всех офицеров.

— Почти всех, — поправил Фохта Ульрик. — Нет вашего послужного списка.

Фохт поднял голову и внимательно посмотрел на ильХана.

— Я охотно даю вам список офицеров по одной причине: ни один из них ни разу не участвовал в настоящих сражениях. Однако не стоит считать их неопытными новичками. Что же касается меня, то я пришлю вам все данные о себе, начиная с того времени, как я стал военным регентом. До того в моей военной биографии не было ничего интересного, — улыбнулся Фохт.

— Это ваше личное мнение? — Ульрик отвернулся и, обойдя окно, посмотрел на военного регента с другой стороны Токкайдо. — Тогда скажите мне, способен ли старый вояка быстро овладеть новой тактикой и стратегией?

— Ну что вы, — отмахнулся Фохт. — Гусенице очень далеко до бабочки. Я понимаю, на что вы намекаете. Не буду лгать вам, мое настоящее имя не Анастасиус Фохт. Я выбрал его по многим причинам. Во-первых, несмотря на отсутствие глаза, я стал видеть много лучше и дальше, чем много лет назад. — Заложив руки за спину, Фохт начал прохаживаться у окна с изображением Токкайдо. — Защищать планету мы будем пятьюдесятью полками роботов. Разумеется, у них есть и артиллерия, и мотопехота. С воздуха их поддержат несколько эскадрилий аэрокосмических истребителей. Надводный и подводный флот мы решили не использовать, потому что моря там слишком мелкие и наши корабли могут повредить подводный город, находящийся на дне моря Горнило.

Ульрика поразила открытость Фохта.

— Пятьдесят полков, говорите? — переспросил он.

— Да, — утвердительно кивнул военный регент. — Это все войска Ком-Стара. Исключая, конечно, два дивизиона, которые стоят на Терре. Примас отказалась послать на битву свою охрану.

— Следовательно, — протянул Ульрик, — мы будем биться не столько за Токкайдо, сколько за Терру.

«А ты ожидал, что вначале, перед битвой за Терру, будет проба сил?» — подумал Фохт.

— Да, ильХан, — ответил он. — Даже больше. Считайте, что на Токкайдо мы будем сражаться за Терру. Ведь ни у вас, ни у нас нет желания разрушать ее ненужными битвами. Если вы победите, — продолжал военный регент, — то мы отдадим вам не только Токкайдо. Вы получите Терру. Кроме того, мы отдадим вам все наши здания и оборудование, находящиеся в зоне вашей оккупации. Мы продолжим управлять мирами, занятыми кланами, но вся прибыль пойдет вам. Мы перестанем также выполнять просьбы Наследных Государств, если вы того захотите. Все наши воины вольются в состав вашей армии. Иными словами, мы становимся частью кланов. Разумеется, если вы проявите к этому желание, — прибавил Фохт.

Теперь зашагал Ульрик. Фохт внимательно разглядывал лицо ильХана, но оно было абсолютно непроницаемым. Стояла такая тишина, что Фохту казалось, будто он слышит биение пульса в висках Керенского. Однако у него не было иллюзий, он знал, что ильХан никогда не поставит на карту Терру.

Фохт не сомневался, что Ульрик отвергнет его условия. Строго говоря, его расчет строился на неожиданности. Он хотел захватить ильХана врасплох, и это ему удалось. Фохт с интересом наблюдал, как ильХан, озираясь, ходит вдоль окна с Токкайдо. «Правда, если ему удалось раскусить меня, — думал военный регент, — то он мог ожидать все что угодно. В этом случае его задумчивость и нерешительность не более чем игра».

Не меняя выражения лица, ильХан вдруг остановился и снова внимательно оглядел Фохта сквозь яркую завесу Токкайдо.

— А что в случае вашей победы потребуете вы? — спросил он.

Фохт наклонил голову.

— По поручению примаса Ком-Стара я объявляю вам наши условия. Если мы победим, кланы уходят из Внутренней Сферы.

Это был второй сюрприз. Фохт ожидал услышать в ответ презрительный смех, но Ульрик только пожал плечами.

— Боюсь, это невозможно, — спокойно ответил ильХан. — Вы же знаете, Анастасиус, что подобные вещи решаются не мной. Даже если я соглашусь, Большой Совет аннулирует мое решение и снимет с меня титул ильХана. Нет, из Внутренней Сферы мы не уйдем.

Фохт выслушал ответ.

— Именно этого я и ожидал. Тогда обещайте мне, — Фохт провел красную пульсирующую линию параллельно полу, отсекая Терру, — что вы никогда не переступите эту черту. Пусть Токкайдо останется последней планетой на пути кланов. Я прошу вас гарантировать мне, что вы даже не попытаетесь приблизиться к Терре.

Ульрик сложил ладони и поднес их к подбородку.

— Вы говорите «никогда»? Это очень долгий срок, Анастасиус. Не только мне, но и другим ильХанам едва ли удастся заставить наших потомков уважать подобные договоренности. Как вы думаете, Анастасиус? Я могу лишь гарантировать временное перемирие, и линия его пройдет по Токкайдо. Что еще? Ну, гарантирую мир в течение года после выборов нового ильХана. Военный регент покачал головой.

— Поразительная щедрость, — не смог сдержать он саркастического замечания. — Подумать только, целый год.

— Этого времени вам хватило, чтобы вооружить и обучить целую армию, — невозмутимо ответил Ульрик. — Представляю, какие сюрпризы вы преподнесли бы нам, будь у вас в запасе еще год.

— А представьте, каких высот мы достигнем за сто лет, — парировал Фохт.

— Что? Сто лет? — переспросил Ульрик и усмехнулся. — Большой Совет никогда не пойдет на это. Максимум пять лет.

— Ульрик, они пролетят как одно мгновение. Что такое пять лет? Ровным счетом ничего. Вы опасаетесь, что мы воспитаем новых военачальников? Ерунда, предел активной жизни — шестьдесят лет. Ни один военачальник не держится дольше. Дай нам шестьдесят лет, Ульрик.

ИльХан не смог сдержать язвительную улыбку.

— Шестьдесят лет, говоришь? Да как тебе не стыдно. По сравнению с вами, долгожителями, мы просто мошки-однодневки. Шестьдесят лет — это двенадцать поколений наших воинов. К тому времени, когда начнется новая война, меня успеют забыть. Нет, на такой срок я не могу согласиться. Десять лет максимум.

— Что для нас, черепах, десять лет? Разве этого срока хватит, чтобы вырастить новое поколение воинов? Что вы! Нам для этого требуется лет тридцать. Ну хорошо, если вас не устраивает цифра шестьдесят, согласен, пусть будет тридцать. Этого времени ветеранам хватит, чтобы в будущей битве выставить новое поколение хорошо обученных воинов.

Ульрик помолчал, давая понять, что торг начинает надоедать ему.

— Боюсь, мой друг, что и этот срок несуразный. Пятнадцать лет — это самое большее, на что я могу согласиться. Все, другого вы от меня не услышите. Пятнадцать лет. Да и посудите сами, сколько лет я еще буду ильХаном? Если вы не убьете меня на Токкайдо, именно лет пятнадцать, не больше. А кто знает, что решит следующий ильХан? Вы уверены, что он станет выполнять условия перемирия? Лично я — нет.

Фохт поправил черную повязку на глазу. «Ну что, припер я тебя к стенке, да?» — самодовольно подумал он.

— Хорошо, — ответил он. — Я согласен, пусть будет пятнадцать лет. В конце концов, просто невежливо напирать на вас после того, как вы уступили мне право выбора места битвы.

— Вот именно, — согласно кивнул Ульрик. Вождь Клана Волка повернулся к окну и снова принялся рассматривать данные о войсках Ком-Стара. — И когда бы вы хотели сразиться? — спросил он, не отрываясь от карты Токкайдо.

51
{"b":"26234","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ключ от Шестимирья
Переговоры с монстрами. Как договориться с сильными мира сего
Адольфус Типс и её невероятная история
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Затмение
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Немой
Ненависть. Хроники русофобии