ЛитМир - Электронная Библиотека

Экран монитора зажегся.

— Кункай, я на связи, — произнес Гален.

— «Предвидение», — послышался голос оператора, — говорит Кункай. Сегодня ночью Ком-Стар приступил к выполнению операции «Скорпион». В связи с этим, как сообщает деми-регент, вы обязаны действовать так, как предписано ситуацией Альфа. В сообщении сказано, что на вашем борту есть войска. Направьте их в следующую точку: сорок пять и тридцать три сотых градуса северной широты, два градуса одна минута западной долготы. Там срочно нужна ваша помощь. Вы садитесь через сорок восемь часов, правильно?

Виктор нахмурился. Ему показалось, что в динамике слышатся странные шумы, похожие на взрывы. Он посмотрел на Галена и недоуменно пожал плечами.

— Что там у вас происходит? — спросил Гален, наклоняясь к динамику. — На вас что, куританцы напали?

— Хорошо еще, если б это были они, — вздохнул оператор. — Какой-то чокнутый командир роты войск клана решил в начале недели совершить марш-бросок по горам. — Раздался еще один взрыв, еще слышнее. — Мы попытались окружить его, но он ушел. Вот теперь и ловим его. Проклятье, — проговорил оператор. Новый взрыв был такой силы, что вызвал помехи.

— Ну хорошо, Кункай, мы летим к вам. «Ясное предвидение» заканчивает связь, и да пребудет с вами мир Блейка.

Виктор слушал оператора, но ничего не понимал. В его мозгу все перевернулось. «Как? Ком-Стар бьется с кланами? Выходит, я был прав, когда просил нанести на наши корабли опознавательные знаки Ком-Стара».

Гален снял плащ и бросил его на панель управления.

— Виктор! Я ничего не понимаю, — сказал он. — Что тут делается? И что нам делать? Если мы сядем в той точке, которую нам указали, операторы на станции слежения нас немедленно раскусят.

— А если мы сядем в другом месте, нас встретит тот самый командир роты, — хладнокровно прибавил Шин.

— Прежде всего, — с ледяным спокойствием сказал Виктор, — давайте признаем, что кланы обладают аппаратурой, которая мгновенно засекает все переговоры. Следовательно, после этого сеанса связи для них мы уже стали мишенью. — Виктор задумчиво пожевал губу. — Поэтому не важно, куда мы сядем, кланы нас обязательно атакуют.

— Значит, наша миссия отменяется, — мрачно заметил Шин и вопросительно посмотрел на Виктора.

— Ни в коем случае, — ответил принц. — Улетать с пустыми руками? Никогда! Просто меняем план. Если вначале мы намеревались сесть и спокойно выяснить местонахождение Хосиро Куриты, то теперь нам придется действовать оперативно. Неизвестно, может ли в создавшейся ситуации принц Хосиро долго держаться.

— Слушаюсь, — ответил Шин.

— Значит, будем помогать Ком-Стару, — улыбнулся Гален. Глаза Виктора блеснули дьявольским огнем.

— Как ты думаешь, что будет, если комстаровцы вдруг обнаружат, что мы не те, за кого себя выдаем?

— Да они сделают все что угодно, чтобы не дать нам сесть, — ответил Гален.

— Правильно. Поэтому при случае сообщи на станцию, что мы садимся прямо им на голову. Пусть поволнуются, — усмехнулся Виктор. — И передай это сообщение широкополосной связью, чтобы и кланы его услышали. Вот тогда-то между ними и начнется настоящая война. Гален выпрямился.

— Слушаюсь, — отчеканил он. — Ну а мы что будем делать, когда Ком-Стар сцепится с кланами?

— То, что и задумали, — сядем и спасем принца Хосиро. Драки мы не ищем, но если кому-нибудь вздумается помешать нам, то он очень об этом пожалеет.

XXXIII

Голубчик Костосо, Элайна

зона оккупации Клана Нефритовых Соколов

5 мая 3052 г. (пятый день операции "Скорпион)

Камера, куда бросили Дейру, была сырой и узкой. Обхватив руками колени, она прижалась спиной к стене и закрыла глаза. Воспоминания нахлынули на нее, Дейра опустила голову и зарыдала. Щеки и подбородок горели от слез, они пропитывали ткань защитного костюма. Дейра сжала зубы, чтобы не закричать от горя.

Когда Кай говорил ей, что значит для него схватка с Мальтусом, она заставила себя не делать поспешных выводов. В глубине души она понимала, что Кай совершает глупость, вызывая на битву гиганта. Победить его Кай не мог прежде всего потому, что был явно слабее своего противника, к тому же и долгая дорога измотала его. Да и раны Кая еще не зажили по-настоящему. Дейра предполагала, что битва будет жестокой, и не ошиблась. Странно, но в продолжение всего боя ей казалось, что она видит своего отца.

Когда схватка началась, Дейра очень удивилась. Несмотря на усталость и раны, Кай выглядел прекрасно. Временами она даже ловила себя на мысли, что ей нравятся его движения, его атаки и умелая защита. Дейра, конечно, понимала, что бой дается Каю нелегко и что он действует на пределе своих возможностей, но ей не хотелось думать об этом. Она восхищалась Каем и его желанием защитить ее.

Считая удары, Дейра внимательно наблюдала за поединком. Как ни странно, это занятие захватило ее, но не как болельщика, а как стороннего наблюдателя, которому интересно само действие и почти безразличен его исход. Подобное состояние Дейра испытывала в клинике, когда кто-нибудь из ее коллег делал операцию. Когда Кай нанес элементалу удар ногой в бедро, она хладнокровно отметила последствия удара: «Разорвана ткань и повреждены кровеносные сосуды. У Мальтуса как минимум гематома. Если бы размах был чуть побольше, Кай раздробил бы ему кость».

Однако потом, когда Кай начал заметно уставать, Дейра все чаще отворачивалась. Увидев, как элементал сбил Кая с ног, она едва не потеряла сознание. Сердце у нее замерло, Дейра поняла, что наступает конец единоборства. Ее первым желанием было закричать, заплакать, умолять Кая, чтобы он сдался, но Дейра остановила себя. Затем она увидела, как Мальтус ударил Кая под ребра, и мучительно застонала. Что-то подсказывало ей, что ее страдания помогают Каю облегчить боль.

Когда Кай нанес элементалу удар в голову, Дейра обрадовалась. Она хотела кричать от счастья, но потом Кай упал. Она сразу поняла, что Кай не встанет, и облегченно вздохнула. «Бой окончился, элементал победил, и теперь Кай останется жить», — подумала она.

И в эту секунду над площадкой появился вертолет Ком-Стара. Загрохотал пулемет, и одного из элементалов разорвало на куски. Дейра в ужасе смотрела на окровавленные останки, а когда повернула голову к Каю, того уже не было. Дейра не видела, как он падал.

Сжав кулаки, она впилась ногтями в ладони, но даже пронизывающая боль не оторвала ее от горестных воспоминаний. В последнее мгновение Кай что-то крикнул ей, но слова его заглушил рев вертолета и свист пуль.

«Кай! Кай! Кай!» — кричало сознание Дейры. В ту ужасную секунду, когда пальцы Кая исчезли в темноте, Дейра застыла. Страх сковал ее движения. От ужаса она даже не могла кричать.

Дейра вскинула голову и посмотрела на элементалов, сидящих в камере напротив. Ей захотелось вскочить, заорать на них, но она, стиснув зубы, сдержала себя. Кай учил Дейру никогда не показывать свою слабость. Она метнула в сторону гигантов полный ненависти взгляд. «Никому, ни кланам, ни Ком-Стару, меня не сломать. Они могут делать со мной что угодно, но я не сдамся».

Она услышала тонкий писк, кто-то набирал код. Со скрипом открылась дверь, и Дейра почувствовала запах пищи. В желудке сразу же заурчало, но от боли и переживаний есть ей не очень хотелось. Она даже не посмотрела в сторону вошедшего в камеру надзирателя. Тот молча поставил поднос и ушел. Дейра услышала скрип закрываемой двери, лязг ключа и вздохнула.

Шаги надзирателя стихли, и она подняла голову. В камере напротив она увидела трех элементалов. Они стояли у толстой решетки и с ненавистью смотрели на проходящего по коридору охранника. В глазах их было желание, но не еды, а крови.

Одним из элементалов был Таман Мальтус. Его лицо еще носило следы недавнего единоборства с Каем, на левой щеке виднелись пятна запекшейся крови, под глазом красовался большой лиловый синяк. Несмотря на тяжелые воспоминания, Дейра злорадно улыбнулась.

66
{"b":"26234","o":1}